В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Сироткин: есть много предложений, но пока приоритет – «Рено»

15.09.2016 15:30

Сергей Сироткин в обширном интервью рассказал о непростом сезоне GP2, работе с «Рено», своих шансах попасть в Формулу-1 и новых правилах.
Чуть ли не каждый новый этап GP2 серьёзно отражаются на положении Сергея Сироткина в чемпионате. Непростой старт сезона с двумя авариями, прогресс, резкий прорыв в Германии и Венгрии с выходом в лидеры, а затем внезапный спад команды в Бельгии и Италии. В итоге сейчас Сироткин занимает в общем зачёте четвёртое место, притом что до финиша сезона остаётся два этапа. Шансы на титул сохраняются скорее математические, но Сироткин не унывает: проявить себя всё ещё можно, тем более что параллельно активизируется работа Сергея в качестве тест-пилота «Рено». Мы встретились с гонщиком программы SMP Racing в Москве и подробно обо всём расспросили.

«Было нелегко понять, что происходит»


— Сергей, ваш сезон напоминает американские горки. Согласны?
— Да. Американские горки, вот только не всегда весёлые! Большую часть сезона, за исключением двух последних этапов, мы всегда были одной из быстрейших машин, а по гоночному темпу являлись самыми быстрыми. Да, на первых этапах, откровенно говоря, я где-то «накосячил», по другим причинам тоже иногда уступали позиции и не набирали то количество очков, которые должны были взять. Казалось, что просто не может так долго не везти, и в какой-то момент действительно случился прорыв. Думали: всё, наконец-то! А потом новая волна неудач.

Слава богу, затем последовали два очень полезных и приятных этапа в Будапеште и Хоккенхайме, которые показали, как мы должны были ехать весь чемпионат, показали наш потенциал. Мы думали, что наконец-то всё начало идти так, как хотелось бы, но радовались в итоге недолго.
Было нелегко понять, что происходит. Возможно, всё это связано с тем, что в нынешнем году все составы покрышек стали мягче.
В Спа опять не всё складывалось, пусть даже мы неплохо выглядели на практике. Предположу, что первое место на тренировке могло быть связано с тем, что во время месячного отдыха все с разной интенсивностью готовились к этапу. Я много работал – возможно, именно это и сыграло роль. Мы лидировали на тренировке, но дальше у нас не было темпа, плюс я немного ошибся в квалификации. К тому же в самый неподходящий момент отклеилась подошва на ботинке, что испортило попытку.

В общем, мы были очень далеко. Да, это была не совсем объективная позиция, но в любом случае выше третьего-четвёртого места мы бы не смогли подняться. Мы до сих пор не поняли, почему у нас не было темпа в гонке. Странный момент. Например, в Хоккенхайме тоже возникали сложности, но по чистой скорости мы были на голову выше «Према» и на три – всех остальных. В Бельгии такого не было.

Похожая ситуация со скоростью была в Монце, хотя сам уик-энд складывался спокойно. Поначалу единственной проблемой было то, что на машине стоял двигатель, находившийся в конце своего жизненного цикла. По регламенту поменять его досрочно ты не можешь, и на этом я терял где-то 3-4 десятые. К слову, как раз перед Монцей моторы поменяли на семи или девяти автомобилях, и в итоге сильно поехали гонщики, которые ранее не слишком блистали.

Но даже с учётом всего этого обычного темпа в пятницу не было. А в субботу начали барахлить датчики оборотов, из-за чего коробке передач требовалось намного больше времени, чтобы «подумать» и «разрешить» повышение или понижение. На этом мы теряли очень много, плюс иногда коробка просто блокировалась на одной передаче. Я даже специально уходил на прямых в сторону, чтобы никто в меня не врезался. Ничего катастрофического, но эта проблема помешала показать хоть какой-то нормальный результат.

— То есть по чистой скорости Монца была примерно такой же, как Бельгия?
— Ещё хуже. Между этапами прошла всего неделя, трассы разные, так что было нелегко понять, что происходит. Возможно, всё это связано с тем, что в нынешнем году все составы покрышек стали мягче — в итоге у нас бывает повышенный износ резины. Не получается извлечь из неё максимум.

— Год назад «АРТ» блистала почти на всех трассах. Выходит, изменение состава шин лишило команду прежних наработок по настройкам?
— Не хочется вдаваться в детали. Одни причины понятны, другие – нет. Очень много разных вещей. В любом случае, мы не используем прошлогодние настройки: на гонках другие температуры, другие шины.

— Проблемы возникли на двух самых скоростных трассах. Придаёт оптимизма, что сейчас пойдут немного другие автодромы? Ну и вам наконец-то сменят мотор?
— Да, двигатель уже заменили. Что касается трасс, то я бы не сказал, что именно на скоростных трассах мы едем хуже: такой статистики нет. Просто так получилось. Тот же Хоккенхайм чем-то похож на Монцу, там тоже длинные прямые и неполная «загрузка» по аэродинамике. Поэтому не знаю, почему мы так резко упали по темпу.

«Психология – моя сильная сторона»


— Некоторые ваши критики считают, что вы допускаете ошибки под давлением. Что скажете?
— Наоборот. Считаю, если вы поставите меня в одинаковую позицию со многими другими гонщиками серии, то я справлюсь лучше. Я много работал над собой по ходу прошлого сезона, и сейчас психологическая устойчивость – одна из моих сильных сторон. Всё и прежде было неплохо, на среднем уровне, но сейчас я научился менять отношение к происходящему и получать наслаждение от работы. От переживаний лучше не станет.

Важно достичь гармонии, это видно и на примере Формулы-1. Тот же Хэмилтон сейчас в гармонии с самим собой, и это более чем позитивно отражается на его результатах.

— Психологически он сильнее Росберга?
— Да. На мой взгляд, Льюис быстрее, так что Росберг изначально в менее благоприятной ситуации: он понимает, что если у обоих всё будет хорошо складываться, то он останется позади.
Значит, надо прыгать выше головы, а в такой ситуации шанс на ошибку намного выше. А вот Льюис знает, что ему просто нужно выполнить свою работу, меньше рискуя.

— Если вернуться к вашему сезону, то насколько важно взять хотя бы бронзу? Или важнее выступить ярко?
— Важнее ярко себя проявить. Хотя и взять две бронзы было бы неплохим достижением — не думаю, что оно бывало у многих пилотов GP2. Я был претендентом на титул, ещё буквально две-три недели назад лидировал. Теперь я хочу до последней гонки, до последнего круга выступать так, чтобы в глазах наблюдателей являться Number One. Это главная цель.

Я не хотел бы строить какие-то ожидания. Почти всегда по темпу мы были хороши, но регулярно что-то происходило, и мы думали: ну, вот в следующей гонке… После всего, что происходило, глупо что-то предсказывать. Думаю, я сейчас в такой комфортной позиции. Теоретические шансы на титул сохраняются, но не более. Давления никакого нет, я могу ехать в своё удовольствие. Это не значит, что я буду как-то расслабляться, нет: я буду делать свою работу. Терять мне нечего, можно только отыграть.


— Не ждёте столкновений Гасли и Джовинацци в борьбе за титул?
— Не знаю. Может, Гасли выглядит немного сильнее, но в моральном плане ему сложнее. Всё-таки для него это уже второй с половиной год, а Джовинацци новичок, и если выиграет Антонио, то это будет нереальный успех для него и серьезная неприятность для Пьера. Разница между ними не такая большая, как мог бы ожидать Гасли. Для Джовинацци хорошо, что у него сильный напарник. Он же не с самого старта сезона так ехал. Но есть возможность учиться.

— Вам нравится, когда в напарниках сильный гонщик?
— Все ситуации разные. В прошлом году я мог ориентироваться только сам на себя, но ни капли об этом не жалел.

— Вы ещё зимой говорили, что «Према» станет одним из претендентов на титул…
— Да, я знал прекрасно. Знал, какие люди туда переходят – механики, инженеры. Было ясно, что наряду с «АРТ» это будет топ-команда.

— Учитывая развитие сезона, не жалеете, что не перешли туда?
— Я бы никогда в этом не признался даже просто из уважения к «АРТ». При всех тяжёлых ситуациях команда оказывала мне большую поддержку, мы вместе работали, прогрессировали. Мне очень приятно работать с этими ребятами и узнавать что-то новое. Считаю, они лучшие.

«На симуляторе «Макларена» Мацусита быстрее всех»


— Мы говорили немного насчёт напарников. И я вспоминаю Баку и то, как по сумасшедшему там себя вёл на рестартах Нобухару Мацусита, помешавший вам выиграть гонку. Вы с ним обсуждали случившееся?
— Нет. Но, поверьте, как бы плохо это ни выглядело со стороны, всё не так ужасно. Человек не так часто оказывался в лидерах гонки GP2, и тут проиграл первый рестарт, потом опять оказался в лидерах и прекрасно понимал, что нужно что-то изменить. Наверное, он просто немножко перенервничал. Если какие-то люди считают его сумасшедшим, то это совершенно не так. Всё было от излишних нервов, растерянности – вот и всё.

Он, как и все японцы, очень трудолюбивый. Мы хорошо сработались. Он очень быстрый пилот, пусть не всегда получается быстро раскатиться и найти темп. В целом, он довольно близко ко мне, просто в GP2 большая плотность результатов.
В дуэте молодых пилотов нет ничего страшного. Пока мы видим, что все молодые пилоты быстро адаптируются и ничем не уступают старшему поколению, особенно если приходят из GP2.
Но на симуляторах он едет очень быстро: по-моему, в «Макларене» он быстрее всех на симуляторе! Думаю, у него есть шансы попасть в Формулу-1. Когда он находит язык с машиной и трассой, то едет очень быстро – мы это видели на зимних тестах. Осталось научиться показывать темп сходу. С каждым годом ему будет легче. Так что всё возможно.

— Продолжим тему азиатских пилотов. Многие были удивлены тем, как достойно Харианто сражался в квалификациях с Верляйном. Для вас это было сюрпризом?
— Если честно, я не смотрел до конца ни одной квалификации Ф-1, ведь сразу после неё идёт наша первая гонка. Говорите, там счёт 5:7? Странно. Но вообще никто никогда не знает, что происходит внутри. Рио в 2015-м выступал за «Кампос», который в этом году без него едет хуже — это показывает, что Харианто достойно выполнял свою работу. За счёт своего опыта он был хорош в гонках, работал с резиной, прорывался. Я бы вот как раз ожидал, что в квалификациях он уступал Верляйну, зато отыгрывался в гонке.

— Какие слухи ходят в паддоке GP2 насчёт прихода в Формулу-1 Пьера Гасли?
— Знаете, столько всяких слухов ходит, что я на них просто не обращаю внимания. Кто-то пытается «разнюхать» ситуацию, а я просто сижу в комнате и работаю с инженерами. Моя задача – выигрывать гонки и чемпионат, а не узнавать, кто и куда планирует двигаться.

— Вам жалко, что уходят Баттон и Масса? Или обновление чемпионата – это хорошо?
— Они внесли свою лепту, остались в истории, но, думаю, пора давать дорогу молодым. Обновление – это хорошо для развития автоспорта. Если в Формуле-1 будут ездить только те, кто там уже 20 лет, то какой смысл выступать в младших сериях? Обновление, отбор лучших, позволяет поднять уровень чемпионата.

>>> Гонщик-джентльмен. За что все любят Дженсона Баттона

«В дуэте молодых пилотов для «Рено» не будет ничего страшного»


— Как сейчас развивается ваше сотрудничество с «Рено»?
—Я с самого начала говорил, что дело не будет ограничиваться практикой в Сочи, ставшей возможной благодаря Борису Романовичу Ротенбергу (основателю и руководителю программы SMP RACING. – Прим. «Чемпионата»). Сейчас как раз всё и начинает развиваться. Буквально в понедельник я улетаю на тесты, буду работать за рулём старой машины в Валенсии. Запланировано много других активностей, включая участие в практиках. Да, жаль, что сейчас это пойдёт на фоне не самого позитивного момента в GP2, но, с другой стороны, я могу показать, что ситуация меня не сломила, что я силён психологически и могу качественно выполнять свою работу. Можно переживать и загонять себя в угол, а можно воспринимать всё как новый вызов. Я хочу использовать каждый шанс, чтобы показать себя и обратить внимание людей в «Рено» и не только.

— Какие детали программы с «Рено» до конца года вы можете раскрыть?
— Дальше тоже будут частные тесты. По тренировкам мне уже известны планы команды, но я не могу об этом говорить, пока не будет официального объявления. Это будет как можно ближе к концу сезона, но не в Абу-Даби.

— С другой стороны, в «Рено» вроде собирались пораньше объявить состав пилотов…
— Да, есть такое, но так было правильнее для выступлений в GP2. Возможно, было бы лучше, если бы я уже отработал большую часть программы с «Рено», чтобы люди, принимающие решения, знали, что мне можно доверить и на что я способен. Но я надеюсь, они и так это знают.


— Все пишут, что очень большие шансы на место у Эстебана Окона. Может ли команда пойти на выбор сразу двух молодых и неопытных по меркам Ф-1 гонщиков?
— Конечно, я читаю много информации, но очень часто написанное в СМИ – я не про Окона, а в целом — сильно отличается от того, что мне говорят люди, чьи цитаты приводят в интервью. Может, будет два молодых, может — два опытных. Пока мы видим, что все молодые пилоты быстро адаптируются и ничем не уступают старшему поколению, особенно если приходят из GP2. Тот же Вандорн в Бахрейне сразу обошёл Баттона в квалификации и принёс команде очки.

На мой взгляд, в дуэте молодых пилотов нет ничего страшного. Я не то что бы пытаюсь как-то себя прорекламировать, но это реальный факт. Не думаю, что такой выбор хоть как-то навредит команде.

— То есть контракт «Рено» с Оконом не закроет вам путь?
— Не думаю, что контракт с любым гонщиком как-то ухудшит мои шансы. Сейчас для меня очень важно хорошо закончить сезон GP2, я стараюсь как можно меньше думать об остальном. Я просто делаю свою работу и надеюсь, что нужные люди её оценят. Борис Романович напрямую участвует в переговорах, поддерживает, звонит мне. Шансы есть, они неплохие, но я очень спокойно к этому отношусь и на сто процентов посвящён GP2.

— С другими командами Ф-1, вероятно, тоже контактируете?
— Да, есть много предложений от разных команд, но пока приоритет – «Рено».

— Фредерик Вассёр или кто-то ещё из «Рено» что-то вам говорят?
— Нет, я ни с кем не общаюсь. Как я сказал, пока концентрируюсь на другом. Переговоры ведут другие люди.

>>> Сын миллиардера и ещё 4 главных кандидата на места в Формуле-1

«Формула-Е как альтернативный вариант— вполне неплохо»


— Можно ли с уверенностью сказать, что это ваш последний сезон в GP2, или не факт?
— Пока никто не знает, где я окажусь в 2017-м! Есть множество предложений из разных серий, в том числе из GP2. Где угодно могу оказаться. Понятное дело, что приоритет – Формула-1, но никто не знает, как жизнь сложится.

— У многих гонщиков спрашивают – какая серия им нравится, если с Ф-1 не выгорит?
— Вообще об этом не думаю. У людей, работающих над моей карьерой, есть предложения, я далеко не всегда в курсе. Никак не помогают размышления: «Если тут не получится, то что я буду делать, а-я-яй». Пытаюсь к этому по-другому относиться. Просто делаю свою работу на максимуме.

— Конкретно хотелось бы по Формуле-Е спросить. Многие гонщики категорически заявляют, что туда не пойдут. А вы?
— Конечно, по сравнению с GP2 или Формулой-1 это не быстрая машина. Я на ней ездил в начале года, выполняя некоторую работу для Spark, так что я знаю автомобиль. Наверное, на маленьких трассах с учётом низкого сцепления он весёлый и, кстати, непростой в управлении. Уровень пилотов там достаточно высокий.
Автомобили Ф- 1 станут быстрее и круче, но вот обгонов станет ещё меньше. Чем-то будет напоминать Мировую серию, где слишком много «держака» относительно мощности мотора.
Но я всё-таки больше люблю традиционный вид гонок. Как альтернативный вариант – вполне неплохо.

— Как относитесь к планам внедрить в Формуле-1 «гало», пусть и не с 2017 года?
— Меня волнует лишь то, чтобы у пилотов были как можно более равные шансы. Пока выступают лучшие пилоты и привлечены лучшие технологии, то не суть важно, будет ли «гало» или нет. Главное, что если мне его поставят, чтобы система была и на всех других машинах.

— А что скажете о более широких шинах с 2017 года?
— Палка о двух концах. Да, автомобили станут быстрее и круче, но вот обгонов станет ещё меньше. Чем-то будет напоминать Мировую серию, где слишком много «держака» относительно мощности мотора. Лучше бы наоборот, как в GP2, где даже за счёт скольжения иногда можно выиграть время. И я бы не сказал, что сейчас скорости низкие: мне кажется, сейчас «Мерседес» и «Ред Булл» в поворотах уже не медленнее, чем были в 2013 году. Не сказал бы, что сейчас машины аэродинамически недозагружены. Впрочем, я готов показать себя при любом регламенте.
Источник: «Чемпионат» CHAMP({ name: 'complaintAdmin', params: { pub_id: "256550", pub_type: "article", sport: "auto" } });


гид по сайту Идеи оставить жалобу