В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Сигачёв: хотел бы стать первым русским в DTM

11 декабря 2010 года в 20:20

Про русского гонщика Давида Сигачёва у нас знают немногие. Между тем, он уже не первый год достойно выступает в Европе. А поэтому мы решили ближе познакомить читателей с этим пилотом.

Давиду Сигачёву 21 год. Он родился 6 января 1989 года в Москве, но ещё в младшем школьном возрасте переехал с родителями в Германию и сейчас постоянно проживает в Берлине. Поэтому гоночная карьера Давида полностью проходила в Европе.

Вот уже два года Сигачёв является единственным русским гонщиком, выступающим в гоночных уик-эндах DTM – он

Своё будущее Сигачёв связывает с «кузовными» гонкам, хотя начинал он с картинга и «Формул».

гоняется в немецком Кубке «Порше Каррера», гонки которого проходят на «разогреве» у этапов серии DTM. Сезон-2009 он закончил на 13-м месте, а гоночное отделение компании «Порше» отметило его как самого яркого дебютанта… В этом году Давид выступил чуть скромнее, став 14-м (заработав, правда, на несколько очков больше): сказались уход из команды «Зайффарт», за которую выступает россиянин, титульного спонсора и, как следствие, сокращение тестовой программы.

Впрочем, учитывая высокую конкуренцию в немецком Кубке «Порше» и большое число участников (на старт гонок выходит более 20 пилотов), это можно признать весьма неплохим достижением. Для сравнения за два первых года Сигачёв положил в свою копилку 80 баллов, тогда как другой россиянин, выступавший несколько лет назад в этом чемпионате, Олег Кесельман, за пять сезонов заработал всего 18 очков.

Своё будущее Сигачёв связывает с «кузовными» гонками, хотя начинал он с картинга и «Формул». О том, почему не сложилась его формульная карьера и о планах Давида на будущее, мы поговорили с ним по окончании нынешнего сезона.

— Давид, расскажите о том, как начиналась ваша карьера в автоспорте?
— Всё началось с картинга, в который я пришёл в 12 лет. Начал выступать на картах с четырёхтактными моторами и в первый же год выступлений выиграл чемпионат. Затем пересел на двухтактные карты, в ICA, проехал чемпионат Германии, а уже через год я стал выступать в «коробочном» классе. Это было моё лучшее время в картинге. Мы выступали сразу в нескольких чемпионатах: Италии, Европы, Германии. В немецком первенстве я часто становился первым, а в итальянском чемпионате регулярно входил в двадцатку, что является хорошим показателем, поскольку конкуренция там очень высокая из-за многочисленных пилотов, выступающих с заводской поддержкой. Я всегда был в одном темпе с ними, а порой даже обгонял. А вот в чемпионате Европы не повезло – в одной из отборочных гонок я попал в аварию и не смог пройти в основные заезды.

— У вас был тренер в картинге?
— Да, когда в 2004-м я пересел на карт с коробкой передач, меня начал тренировать Штефан Хаак.

«В этом году в гонках я показывал очень хорошие времена, но в квалификации мне скорости не хватало, из-за чего я вынужден был стартовать из второго десятка».

И наша совместная работа продолжалась три года.

— Были какие-то трудности с ним?
— Нет! С ним очень легко общаться. Штефан – очень хороший человек, ко всему подходит серьёзно, но работа с ним доставляет настоящее удовольствие. Он сам выступал в профессиональном картинге, становился чемпионом Европы, поэтому знает все тонкости и очень хорошо объясняет нюансы. Например, его советы по тому, как работать с настройками, как выставлять углы колёс по осям, были незаменимы. Мы очень много тренировались в Германии и Италии, провели даже пару гонок в России, где, кстати, уверенно выиграли. Работа была очень напряжённой, но всегда доставляла удовольствие.

— После картинга вы попали в двухлитровую Формулу-Рено, но дела там не заладились…
— Да, мы пришли в Формулу-Рено в 2007 году. Перед сезоном у меня было всего четыре тестовых дня, хотя большинство соперников откатали более десятка тестов. Плюс проблема в том, что у меня слишком высокий рост для «Формулы» (сейчас рост Давида 194 см. – Прим. автора). Из-за этого были большие проблемы с настройкой машины, у меня шлем закрывал верхний воздухозаборник. Мотор получал меньше воздуха, в кокпите было очень неудобно, я постоянно ходил в синяках… Словом, «Формула» — не для меня. Североевропейский чемпионат я закончил на 21-м месте – это было сложно с психологической точки зрения, поскольку в картинге я привык быть среди лидеров.

— А вы тяжело переживали, когда стало понятно, что формульную карьеру сделать не получится?
— Особенно нет. После этого целый год мы вообще нигде не выступали, но я весь год ходил в тренажёрный зал, чтобы быть в форме. А затем у нас появилась возможность заключить контракт с командой «Зайффарт» на выступления в гонках Кубка «Порше».

— Тяжело ли было перестраиваться под «кузовную» машину? Какими были ваши первые ощущения?
— «Формула» и «кузовная» машина – это две большие разницы. Во-первых, «кузовной» автомобиль тяжелее, он не такой «острый» и отзывчивый, гораздо тяжелее проходит повороты, у него больше мощности. Но, хотя такая машина и тяжела в управлении, она едет так, как машина и должна ехать. Конечно, сначала я пребывал в небольшой растерянности, плохо понимал, как ехать на этой машине. Но кругов через десять понял, как здесь делать перегазовки, как работать педалями – и дальше особых проблем уже не было.

— В 2009-м вы провёли первый сезон в немецком Кубке «Порше Каррера», выступая в одной команде с опытными Яном Зайффартом и Никласом Кентенихом. И довольно быстро вы начали объезжать Никласа, а после травмы Яна в конце сезона и вовсе, по сути, стали лидером «конюшни». Как вам это удалось?
— В начале года, конечно, я уступал им обоим. Перед сезоном у нас было не три или четыре тестовые сессии, на которых я регулярно был чуть медленнее остальных. Такая же картина наблюдалась и на первых двух этапах. Но начиная с Зандфорта дела пошли в гору – думаю, я просто привык к машине. Мы в течение всего сезона очень плотно работали с Яном: анализировали данные, он давал советы по работе с машиной, с резиной. И это сильно мне помогло. С Никласом мы особо информацией не обменивались, что вполне понятно, ведь мы были конкурентами. В Зандфорте я финишировал шестым и после этого был практически в каждой гонке быстрее Никласа.

— После многообещающего дебютного сезона чемпионат этого года сложился менее удачно. Были какие-то на то причины? Может, довлел прессинг оттого, что после ухода Яна Зайффарта в Суперкубок «Порше» вы стали первым номером команды?
— Давление, конечно, присутствовало, но не думаю, что оно влияет на результаты. Может, дело в том, что в этом году у нас гораздо меньше тестов, чем в прошлом. Моя цель перед сезоном была постоянно бороться за места в шестёрке сильнейших, но в итоге выше восьмого места мне ни разу подняться не удалось. Причём в самих гонках я показывал очень хорошие времена, но в квалификации мне скорости не хватало, из-за чего я вынужден был стартовать из второго десятка. Причём разобраться в этой проблеме так и не удалось. Может, дело в том, что на пятничной тренировке не всегда удавалось подобрать верные настройки…

— У вас есть любимая трасса?
— Мне больше всего нравится «Зандфорт». Именно на этой голландской трассе в 2009-м я показал свой лучший результат. Жаль, в этом году мне не повезло, хотя темп в гонке был неплохой… А вот самая нелюбимая трасса – это «Норисринг».

— Почему?
— Для меня это не трасса: прямая, тормоз, разворот, прямая, тормоз, разворот…

— Другими словами, вам на ней просто неинтересно?
— Да, можно и так сказать. Плюс это убойная трасса для машины – из-за неровного городского покрытия

«Я бы с радостью попробовал бы свои силы и в FIA GT1, но DTM – это, действительно, очень сильный и престижный чемпионат с серьёзной поддержкой автопроизводителей».

и постоянной тряски там постоянно отлетают шурупы, всё ломается… После этой гонки машину надо полностью перебирать. Можно сказать, что это самый затратный этап сезона!

— Какие цели вы ставите перед собой на ближайшее будущее? Где бы вы больше хотели выступать – в GT или, например, в DTM?
— Конечно, машины класса GT мне ближе, но мне больше по душе, когда не нужно делить машину по ходу гонки с напарником. Думаю, я бы без особого труда освоился за рулём и автомобиля DTM. Ян, который проводил тесты за рулём «Ауди», рассказывал, что машина DTM по поведению очень похожа на «Формулу». По стилю она очень близка к автомобилям «Формулы-3».

— То есть ваша цель – это DTM?
— Я бы с радостью попробовал свои силы и в FIA GT1, но DTM – это, действительно, очень сильный и престижный чемпионат с серьёзной поддержкой автопроизводителей. А с введением в 2012-м нового регламента и приходом новых марок серия должна стать ещё более популярной. Поэтому, конечно, я бы очень хотел там выступать – тем более русских гонщиков в DTM ещё не было. Будем к этому стремиться, хотя многое, конечно, зависит от финансовых возможностей.

— Но это пока цели на более отдалённое будущее. А какие планы на 2011 год?
— Буду продолжать выступать в немецком Кубке «Порше Каррера» и постараюсь побороться за место в пятёрке сильнейших по итогам сезона. Также есть планы выступить в немецкой серии ADAC GT Masters в паре с Яном Зайффартом, и там мы надеемся бороться за самые высокие места. И, конечно, хотелось бы выйти на старт российского этапа чемпионата Европы FIA GT3. Весь сезон этой серии у нас проехать не получается из-за пересечения календарей с немецким Кубком «Порше». Но гонка в Смоленске ни с чем не пересекается, и сейчас мы работаем над этим вопросом.

Автор выражает благодарность менеджеру Давида Сигачёва Дмитрию Кирееву за содействие в подготовке интервью.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу