В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

"У наших игроков понтов больше, чем у Айверсона"

3 августа 2011 года в 23:40

Редкая для спортсмена вежливость, старый друг Майри Четмэн, часы от Аллена Айверсона, а также турецкое миролюбие – в первой части эксклюзивного интервью Фёдора Лихолитова "Чемпионат.com".
Встречались мы с Фёдором Лихолитовым, недавно подписавшим контракт с самарскими "Красными Крыльями", в московском ресторане "Бочка", что на улице 1905 года. Заведение центровой выбрал сам – соскучился, говорит, по русской кухне. На встречу игрок слегка опоздал, но мы на него ничуть не обиделись: ещё по пути он дважды позвонил, чтобы извиниться за задержку, а по приезде принёс извинения ещё раза два или три. Даже наш фотограф Александр Сафонов, многое повидавший на своём веку, искренне поразился: "Вот бы и футболисты с хоккеистами были такими же вежливыми!"

В итоге наша беседа продлилась два с половиной часа, обсудить мы успели гораздо больше тем и вопросов, чем можно втиснуть в обычное интервью со спортсменом. Даже памяти на диктофоне не хватило, чтобы записать всё. А Фёдор даже не попросил прислать ему текст на согласование, избрав в качестве руководства наилучший принцип: не говори того, что не хочешь увидеть напечатанным. Правильный подход – будь ты футболист, хоккеист или солист Большого театра.

Мне кажется, совсем без трений в течение целого сезона не обходится ни одна команда. Все люди разные, и иногда вполне естественно возникают конфликты. Я не говорю, что у нас такое было, просто так случается довольно часто. А у нас команда была довольно дружная. Может быть, Айверсон меньше общался с турками или даже со мной, но этого и не нужно. Достаточно того, что мы хорошо ладили на тренировках и играх. А кто чем занимается за пределами зала – это его дело. Каких-то ссор у нас не было. На самом деле, турки – мирные люди.– Давайте начнём с самого начала: как случилось, что вы два года отыграли в Турции – при том, что наши клубы отчаянно сражаются за любого квалифицированного баскетболиста с российским паспортом?
– Ну, я думаю, этот вопрос логичнее было бы задать менеджерам наших клубов.

– Что, неужели не было никаких предложений из России?
– Почему не было, были. Но большинство из них были, скажем так, недостаточно серьёзными. И когда мне позвонил агент и сказал, что мной интересуется "Бешикташ", я практически сразу принял решение ехать. Я знал, что это серьёзный, сильный клуб с богатой историей, большим количеством болельщиков. К тому же "Бешикташ" играл незадолго до этого с УНИКСом, за который я тогда выступал, и я видел, что там играет мой старый друг Майри Четмэн. Мы с ним уже где только не поиграли вместе – и в "Динамо", и в "Триумфе", и теперь вот в "Бешикташе". Просто преследует меня этот человек. Или я его, не знаю (улыбается). В общем, решился на переезд я очень быстро.

– Несложившиеся отношения с УНИКСом не повлияли…
– На что, на мою психику?

– На принятие решения уехать.
– Нет, конечно.

– Не хотите, кстати, рассказать о том, что у вас всё-таки приключилось с казанским клубом?
– Там приключилась история, которую мне сейчас, по прошествии времени, не хотелось бы обсуждать. Из уважения к клубу, к самому себе, к баскетболу.

– Вы забыли сказать – из уважения к тренеру (Лихолитов покинул УНИКС из-за конфликта с тогдашним наставником казанцев Вальдемарасом Хомичюсом – прим. "Чемпионат.com").
– Ну я же сказал про уважение к клубу, верно? Так что не надо меня провоцировать (смеётся). Просто было недопонимание, скажем так.

– Пустяки, дело житейское?
– Такое случается. Это жизненный урок. Урок непростой, поскольку в тот момент, когда я ушёл из УНИКСа, у меня как раз родилась дочь, и нам с супругой пришлось понервничать. Оказаться в подобной ситуации без работы, да ещё и в середине сезона – такого никому не пожелаешь. Повторюсь, это был тяжёлый урок для меня, но я его принял и учёл на будущее. Считаю, что в какой-то мере даже хорошо, что так всё сложилось. Иначе у меня не было бы шанса поиграть два года в хорошем клубе, в сильном чемпионате. Как там говорится? Что ни делается, всё к лучшему.

– Что ж, давайте потихоньку перейдём к "Бешикташу". Первое, что приходит на ум, когда вспоминаешь этот клуб…
– (перебивает) Это то, что там Айверсон играл.

– Нет, не это. До Айверсона ещё доберёмся. Прежде хотелось бы узнать о якобы сложившейся там традиции не всегда регулярно выплачивать зарплату. Правда это или нет?
– А вы скажите мне, много ли в принципе сейчас в Европе клубов, в которых не бывает проблем с финансированием и задержек по зарплатам?

– Наверное, не слишком.
– То-то и оно. В России это ЦСКА, "Химки" и УНИКС. В Испании – "Реал", "Барселона" и "Валенсия". В Греции – "Панатинаикос" и "Олимпиакос" — да и то сейчас и у них проблемы. В Италии… даже не знаю, не в курсе. Вот и всё. Я вам так объясню: если у меня будет выбор между командой, в которой зарплату платят чётко день в день, как это прописано в контракте, но при этом там я буду сидеть на лавке, и командой, где есть сложности, но я смогу играть, я всегда выберу второе. Понимаете, это спорт, и ты не должен ставить перед собой только одну задачу – зарабатывать деньги. В таком случае тебе лучше заняться чем-то другим. Бизнес какой-нибудь открыть, что ли. А в баскетбол играть раз в неделю бесплатно – вот с вами, например. Вы же играете дружеской компанией по выходным?
Фёдор Лихолитов

Фёдор Лихолитов

– Есть грешок.
– Ну, вот и я к вам попрошусь. Нет, серьёзно, нельзя забывать, что это не только работа, но и спорт, и в нём ты должен ставить перед собой не только финансовые, но и чисто спортивные задачи. А то видите, что сейчас творится в НБА? Я хоть и сам профессиональный баскетболист, но считаю, что главная причина локаута – слишком большие контракты игроков.

– Ну что ж, давайте теперь про Айверсона. Что подумали, когда впервые услышали и его приезде? Что это шутка?
– Ну, не то чтобы шутка, но не верил в это до того момента, когда воочию увидел его в Стамбуле. Думал, что это такой рекламный ход с целью привлечь внимание к клубу. Такое бывает. Но оказалось, что внимание было привлечено на очень серьёзном уровне. Айверсон действительно приехал, и это было приятным сюрпризом. Не каждому ведь в карьере выпадает шанс поиграть в одной команде со звездой такой величины. Это, кстати, к вопросу о том, что всё происходит к лучшему. У меня ведь была возможность вернуться в Россию в прошлое межсезонье, но я предпочёл остаться в "Бешикташе". И в итоге приобрёл такой вот интересный опыт.

Я вам так объясню: если у меня будет выбор между командой, в которой зарплату платят чётко день в день, как это прописано в контракте, но при этом там я буду сидеть на лавке, и командой, где есть сложности, но я смогу играть, я всегда выберу второе. Понимаете, это спорт, и ты не должен ставить перед собой только одну задачу – зарабатывать деньги. В таком случае тебе лучше заняться чем-то другим. Бизнес какой-нибудь открыть, что ли. А в баскетбол играть раз в неделю бесплатно – вот с вами, например. Вы же играете дружеской компанией по выходным?– Ну и как вам Айверсон?
– В каком смысле?

– Как человек.
– Как человек – супер. Никакого звёздного налёта, никакой заносчивости. У большинства наших игроков больше… можно сказать – понтов? Нормальное слово?

– Сколько угодно.
– Ну вот – у многих российских баскетболистов понтов намного больше, чем у Айверсона. Это 100 процентов.

– Что, не было ни платины с бриллиантами, ни оравы телохранителей? Верится с трудом.
– Ладно, бриллианты были, без этого никак (смеётся). А телохранителей не было. Были четыре приятеля, которые с ним приехали, но это не телохранители. Просто мода такая у американских звёзд баскетбола, бейсбола или футбола – повсюду таскать с собой своих друзей. Я слышал, что когда Кевин Гарнетт, когда он стал суперзвездой НБА, с ним в доме жили то ли 10, то ли 12 его друганов. Это нормальная ситуация. Нет, я не считаю её нормальной для себя, но для американцев это обычное дело.

– А в игровом смысле Айверсон хоть что-то команде дал? Он ведь провёл в "Бешикташе" всего два месяца.
– Кстати, очень жаль, что он пробыл с нами так недолго. Он только начал разыгрываться, только начал вспоминать кто он такой, как его подстерегла травма. Хотя, на самом деле вряд ли он забывал кто он, конечно… Но факт есть факт – он уже начал понимать команду, вести её за собой. Я видел его фирменные кроссоверы и броски с резким отклонением. Это уже было заметно, поскольку в первые две недели всего этого не было. Но, с другой стороны, Айверсон есть Айверсон, и кредит доверия у него был безграничный. Он бы играл в любой форме.

– В чём всё-таки секрет "Бешикташа"? За счёт чего они всё время приглашают суперзвёзд? В прошлом году это был Айверсон, теперь вот Дерон Уильямс. Сейчас разговоры чуть ли не о Коби Брайанте идут…
– В чём прелесть для игроков? Даже не знаю, честно говоря. Может, то, что Стамбул прекрасный город, очень интересный. И то, что у "Бешикташа" большое количество фанатов.

– Бросьте, какой может быть интерес к турецкой торсиде у Дерона Уильямса?
– Да, пожалуй, ему действительно всё равно. Хороший вопрос… Наверное, им действительно хочется попробовать пожить в Европе, поиграть в здешний баскетбол. А топ-клубы Евролиги не хотят рисковать, приглашая звёзд НБА с действующими контрактами. Они понимают, что локаут не продлится вечно и подписывать игрока высочайшего уровня на несколько месяцев просто нецелесообразно. А командам, которые не ставят перед собой задачи победить в Евролиге, интересно привлечь к себе внимание. Тот же "Бешикташ" вообще в Евролиге не играет. Но в прошлом году он сотворили настоящий взрыв с Айверсоном. Теперь они хотят его повторить.

– Неужели турецкий баскетбольный рынок настолько серьёзен, что в нём имеют смысл такие дорогостоящие рекламные акции?
– Знаете, я как-то не знаком с турецкими телемагнатами, но знаю, что основной доход клубы получают именно от телевидения. Телекомпании диктуют командам, во сколько играть, например. Мы играли как в 9 вечера, так и в 12 утра. Время начала матчей сдвигалось по настоянию телевизионщиков, например. Так что, наверное, это делается прежде всего с целью побольше светиться на экране.
Фёдор Лихолитов

Фёдор Лихолитов

– А с посещаемостью как дело обстоит? С приездом Айверсона людей на трибунах стало больше?
– Да, посещаемость стала лучше, но турецкие болельщики тоже не дураки, не думайте. Поначалу, когда он только приехал, мы проиграли пару матчей подряд – и посещаемость как раз снизилась.

– Обструкции турецкие фанаты его подвергать не стали? У них с этим всё серьёзно, говорят.
– Нет-нет, что вы. Все его поддерживали – и болельщики, и мы, и клуб. Все понимали, что на нём особая ответственность и давление на него оказывается очень большое. Хотя он с этим справлялся и сам, если честно. Я не видел, чтобы он дрожал или волновался.

Я не верил, что Айверсон приедет до того момента, когда воочию не увидел его в Стамбуле. Думал, что это такой рекламный ход с целью привлечь внимание к клубу. Такое бывает. Но оказалось, что внимание было привлечено на очень серьёзном уровне. Айверсон действительно приехал, и это было приятным сюрпризом. Не каждому ведь в карьере выпадает шанс поиграть в одной команде со звездой такой величины. Это, кстати, к вопросу о том, что всё происходит к лучшему. У меня ведь была возможность вернуться в Россию в прошлое межсезонье, но я предпочёл остаться в "Бешикташе". И в итоге приобрёл такой вот интересный опыт.– Как-то объединить команду на правах ветерана и главной звезды Айверсон не пытался? Ужины для всей команды не организовывал?
– Нет, он хоть и общался со всеми абсолютно нормально, но вне площадки держался несколько отстранённо. Разве что с тем же Четмэном общался больше других – как с соотечественником.

– Они ведь похожи с ним и характером. Четмэн тот ещё бузотёр…
– Ну вот видите, рыбак рыбака видит издалека (смеётся).

– Где хранятся часы, которые вам подарил Айверсон за то, что вы ему уступили свой номер?
– Дома. Не скажу, что они в сейфе или в каком-нибудь пыленепроницаемом футляре. Просто лежат дома.

– Дарственной надписи на них нет?
– Нет, увы. Хотел попросить его нацарапать что-нибудь по-быстрому гвоздём, но вот гвоздя под рукой не оказалось (смеётся).

– Остаться в "Бешикташе" не предлагали?
– Кому, Айверсону?

– Вам.
– Там сложилась такая ситуация. Во второй половине сезона я получил травму, а пока восстанавливался, в команду пришёл новый тренер и привёл с собой троих новых игроков. Получилось, что когда я вернулся в строй, рисунок игры уже довольно сильно поменялся. И не то чтобы я так уж в него не вписывался, но с ходу это было сделать непросто. А самое обидное, что я действительно был в худших кондициях по сравнению с остальными игроками. Очень тяжело включаться в работу, когда все уже ушли вперёд, а ты вынужден их догонять.

– У вас в "Бешикташе", выходит, была довольно разношёрстная компания. Трения в коллективе были?
– Мне кажется, совсем без трений в течение целого сезона не обходится ни одна команда. Все люди разные, и иногда вполне естественно возникают конфликты. Я не говорю, что у нас такое было, просто так случается довольно часто. А у нас команда была довольно дружная. Может быть, Айверсон меньше общался с турками или даже со мной, но этого и не нужно. Достаточно того, что мы хорошо ладили на тренировках и играх. А кто чем занимается за пределами зала – это его дело. Каких-то ссор у нас не было. На самом деле, турки – мирные люди.
– Многие удивятся этой фразе…
– Почему? Ну хорошо, попробую объяснить. Да, они могут что-то тебе высказать, когда чувствуют, что они, скажем так, на коне. Но когда ты просто разговариваешь с человеком один на один, то любой, даже спорный вопрос будет обсуждаться совершенно по-другому.

– То есть в случае чего нужно сразу говорить: "пойдём выйдем" — и разговаривать тет-а-тет?
– А так и надо решать все вопросы. Если речь идёт о вопросе между двумя людьми. Не обязательно же сразу лезть в драку. Достаточно побеседовать с глазу на глаз.

Продолжение следует…

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу