В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Автогоночный санитар

30 сентября 2011 года в 12:21

Кто они – маршалы Формулы-1? Как попадают на свои места, с чем сталкиваются и что получают взамен за свою работу? Обо всём этом "Чемпионат.com" поведал маршал Корантэ Григолато.
Год назад мы познакомились с бельгийцем Корантэ Григолато в одной из социальных сетей. Он рассказывал о своём увлечении Формулой-1, радовался, что теперь в пелотоне опять будет выступать его соотечественник Жером Д’Амброзио, который поедет в российской команде, сообщал о своей мечте когда-нибудь приехать в Россию, ведь ещё одно его увлечение – это история Второй Мировой войны…

Когда я собиралась на бельгийский этап, мы даже не успели договориться, когда и где встретимся. Всё произошло совершенно случайно, но мы сразу узнали друг друга. Не успели обрадоваться нашей встрече, как её прервал… Кто бы вы думали? Естественно, Михаэль Шумахер, который уезжал с трассы! Корантэ подошёл к нему и попросил автограф на своём маршальском комбинезоне и красной шумахеровской кепке. К моему удивлению, Михаэль остановился и стал раздавать маршалам автографы – и как мне показалось, делал это с большим вдохновением, чем когда раздаёт автографы болельщиком. Может быть, потому, что это не просто обычные фанаты королевских гонок, а самые преданные и настоящие?

Мне вспомнилось, что когда первый раз, больше 10 лет назад, я услышала, что в Москве в В случае с Формулой-1 маршал ничего не получает, кроме бесплатного "бронзового" билета на уик-энд. Это немного, но зато у нас лучшие места для наблюдения за болидами Ф-1. На других гонках мы получаем 10 евро в день.Нагатинской пойме будет строиться автодром Формулы-1, я подумала, что постараюсь не просто прийти на первый Гран-при России, а буду работать волонтёром, причём всё равно кем именно – маршалом, официантом, проверяющим билеты, лишь бы быть поближе к моей любимой Формуле-1.

Мне всегда было интересно, кто они – маршалы Формулы-1? Как попадают на свои места, с чем сталкиваются и что получают взамен за свою работу? Я пригласила Корантэ в гости к российским болельщикам в Франкошам, он рассказывал нам вечерами о своей работе на трассе, а один раз сводил в кемпинг и показал, как живут во время гоночного уик-энда маршалы. Мне ещё подарил "кусочек Петрова" — достаточно большой карбоновый элемент с болида Виталия, который он потерял в повороте, где работал Григолато. Этот молодой, весёлый, жизнерадостный человек стал большим другом всей нашей группы, и мне очень захотелось рассказать о нём и о его такой интересной, сложной и в то же время опасной работе.

– Коранте, расскажи немного о себе. Ведь ты работаешь маршалом на трассе, а в обычной жизни у тебя совсем другая работа.
– Да, я работаю агентом по безопасности на бельгийских железных дорогах. Отвечаю за станцию Намур, где обеспечиваю безопасность и на поездах, и на станции. А вот когда у меня выдается свободный уик-энд, еду в Спа, чтобы поработать маршалом на различных гонках, которые там проводятся – с конца марта по ноябрь.

– А как давно ты увлекаешься Формулой-1?
– Мне кажется, я интересовался Формулой всегда. Я помню аварии Роланда Ратценбергера и Айртона Сенны, мне тогда было 13 лет. Я был настоящим фанатом Тьерри Бутсена, который выступал в Ф-1 в 80-е годы и начале 90-х. Это последний пилот-бельгиец, побеждавший в Гран-при. Когда он выигрывал, мне было 8-9 лет. Я помню, когда я был маленьким, мы с отцом и братом усаживались перед телевизором и смотрели Гран-при. Было очень весело.

— Кто твои любимые гонщики в Формуле-1?
– Я всегда был большим поклонником "Феррари". Я болею за всех пилотов "Феррари", но самым лучшим для меня был Михаэль Шумахер. Если честно, мне не очень нравится Алонсо, но он в "Феррари", а значит, я болею за него. Ну а лучший пилот в истории Ф-1 для меня, конечно, Айртон Сенна.

— Мне всегда казалось, что стать маршалом достаточно сложно, надо пройти какую-то специальную подготовку, ведь не каждый желающий может работать на трассе. С чего надо начать, чтобы стать маршалом?
– Нужно просто обратиться в вашу автомобильную федерацию. Они объяснят, что надо сделать. В Бельгии сначала вы получите статус новичка. В первый год вы должны работать на максимальном количестве гонок. По ходу уик-эндов вы изучаете работу маршала. Затем вы входите в команду маршалов и начинаете изучать значение флагов. Потом вас допускают к выходу на трассу, ну и так далее. После первого года вам надо пройти экзамен, ответив на вопросы про флаги, регламент и так далее. Я подошёл к Кими и объяснил, что он должен установить руль в кокпит, а он оттолкнул меня. Мне пришлось повторить ему, что он обязан это сделать, и Райкконену пришлось выполнить указание установить руль на место.После этого вы получите лицензию, с которой можно работать маршалом по всему миру.

– Каковы обязанности маршала по ходу уик-энда? Чем вы занимаетесь на своём рабочем месте?
– Прежде всего маршал должен знать значение множества разных флагов. Флаги — это язык общения между маршалом и пилотом. Когда на трассе есть проблемы, то мы общаемся с гонщиками посредством флагов. Жёлтый сообщает об опасности, зелёный, напротив, сигнализирует, что всё в порядке, ну и так далее, вы знаете.

Помимо этого маршал должен знать, при каких обстоятельствах он должен выходить на трассу. Маршал делает это, когда происходит какая-то авария, либо же на трассе есть какие-то осколки. В первую очередь мы проверяем, всё ли в порядке с пилотом, надо ли вызывать медиков. Если машина горит, то мы используем огнетушители. Наконец, нужно восстановить трассу, если она пострадала из-за аварии.

— Как долго длится ваш рабочий день на трассе?
– В Ф-1 день длится очень долго. Чтобы оказаться в своём повороте, вам нужно в 6:30 сесть на автобус, который отвезёт вас к нужному месту. Сначала идёт инспекция трассы, во время которой все маршалы должны быть уже на своих местах, а вы знаете нашу бельгийскую погоду – стоять с утра два часа, когда на трассе ничего не происходит, не особенно весело. Тренировки начинаются примерно в 8.45-9.00, а завершаются заезды в 18.00. В воскресенье всё зависит от финиша гонки, после него мы свободны.
Корантэ Григолато и болид GP2 Джолиона Палмера

Корантэ Григолато и болид GP2 Джолиона Палмера

— Какие льготы вы получаете как маршал?
– В случае с Формулой-1 маршал ничего не получает, кроме бесплатного "бронзового" билета на уик-энд, который я могу подарить кому-нибудь из своих знакомых. Это немного, но зато у нас лучшие места для наблюдения за болидами Ф-1. На других гонках мы получаем 10 евро в день. Конечно, с моей основной работой не сравнить, но попробуйте угадать, какую работу я люблю больше?

– На скольких Гран-при вы уже отработали?
– За всю свою жизнь я ни разу не был на Гран-при на трибуне! За 12 лет работы маршалом я был на восьми Гран-при. Я дважды ездил на Гран-при Канады, у меня много друзей в Канаде и Франции. Вообще я вижу на этапах одних и тех же маршалов из разных стран. Думаю, есть 25 человек, которые работают на многих Гран-при каждый год. Я знаю французского маршала, который каждый год ездит как минимум на восемь этапов. Мне бы хотелось делать так же, но у меня нет таких возможностей, у меня есть основная работа!

– Корантэ, большое спасибо тебе за подарок, теперь у меня есть часть болида, причём это осколок от "Лотуса-Рено" Виталия Петрова. Расскажи, что случилось с нашим российским гонщиком? И разве можно забирать себе части болида?
– Если происходит гоночный инцидент, мы обязаны собрать всё и сдать в дирекцию гонки, но если происходит ошибка пилота, то мы убираем с трассы осколки и выбрасываем их в мусорку, а можем при желании забрать их себе. У меня скопилась небольшая коллекция за эти годы.

Я увидел, как в субботу Петрова развернуло в моём повороте. Я был на посту № 28 ("Бланшимон"), и от болида Виталия что-то отлетело. Он ничего не задел, и ему очень повезло, ведь в этом месте скорость достигала 300 км/ч. Для меня это был непростой момент, так как его болид летел в нашу сторону. Мы все пригнулись к земле в своём укрытии, так как не знали, врежется ли машина в ограждение. Но, к счастью, Виталий сумел вернуться на трассу, ну а мне только оставалось выбежать и подобрать осколки от его машины.

В воскресенье во время Гран-при около моего поворота одна из машин потеряла кусок переднего антикрыла – мой напарник выбегал на трассу, чтобы подобрать его. А в субботней гонке GP2 в нашем повороте из-за проблем с электроникой остановился болид Палмера. Мы убрали машину с трассы, а затем эвакуатор переместил её.

– А были в твоей практике за эти годы какие-то особенно запоминающиеся моменты во время гонок?
– Ну, больше всего мне запомнился Кими Райкконен! Он сошёл в моём повороте, когда на его "Макларене" загорелся мотор. Нам пришлось использовать огнетушитель. Кими был очень зол, он вылез из болида и швырнул руль на землю. Я подошёл к нему и объяснил, что он должен установить руль в кокпит, а он оттолкнул меня. Мне пришлось повторить ему, что он обязан это сделать, и ему пришлось выполнить указание и установить руль на место. Это был 2002 год, я хорошо помню, что это был поворот Les Combes. Если честно, было немного даже обидно: я понимаю, что у него в этот момент были эмоции… Он остался сидеть один и ждать, когда его заберут.

А обычно, если с гонщиками что-то случается, мы им предлагаем свою воду (кстати, маршалам на трассе не дают не воду, ни еду, они приносят все с собой. – Прим. "Чемпионат.com"), как-то поддерживаем их. В том году рядом с нами во время гонки сошли ещё две машины – Оливье Панис на "Тойоте" и Педро де ла Роса на "Ягуаре". Они подписали много автографов маршалам – в отличие от Кими…

В 2004 году (если я правильно помню), я был в конце Raidillon. Мне бы хотелось побывать на первом российском этапе. Думаю, было бы весело открыть для себя новый Гран-при и новую страну. Это была бы хорошая возможность поделиться своим опытом с российскими маршалами. На первом круге гонки в моём повороте сошли сразу четыре машины. Была большая авария, две машины задели отбойник на моём посту, пришлось отпрыгнуть назад. Когда я подошёл, то увидел две машины, "Джордан" и "Минарди", которые горели. Но пилоты были в порядке, а мы быстро выполнили свою работу по эвакуации болидов.

– Ты показывал на своём фотоаппарате кадр с Себастьяном Феттелем и другими пилотами...
– Что касается Феттеля, то с ним я сфотографировался в четверг днём. Многие пилоты накануне уик-энда идут по трассе пешком, медленно изучая все повороты. Я просто спросил Себастьяна, можно ли с ним сфотографироваться. С Шумахером и Росбергом ситуация была другая. Вечером в пятницу я пришёл в паддок и услышал, что Михаэль и Нико в моторхоуме "Мерседеса". Я просто дождался подходящего момента, и когда они выходили, попросил дать автографы и сфотографироваться. У меня есть фотографии с некоторыми другими гонщиками – Оливье Панисом, Хайнцем-Харальдом Френтценом, Фелипе Массой. На моей маршальской жилетке есть автографы Жерома д'Амброзио, Френтцена, Росберга, Бьянки и Тома Уокиншоу.

– В 2014 году в Сочи должен пройти первый российский этап. Тебе бы хотелось поработать на этом Гран-при? И что вы можете сказать нашим российским болельщикам, которые хотели бы поработать маршалами?
– Мне бы очень хотелось побывать на первом российском этапе, тем более у меня теперь столько русских друзей! Думаю, было бы весело открыть для себя новый Гран-при и новую страну. Это была бы хорошая возможность поделиться своим опытом с российскими маршалами.

Для россиян, желающих стать маршалами, лучший вариант – обратиться в Российскую автомобильную федерацию и узнать у них всё более подробно. Уверен, на первой гонке будет много зарубежных маршалов – возможно, среди них будут мои друзья и я. Мы бы потренировали российских коллег. Так что надеюсь увидеться в следующем году на Гран-при Бельгии, а может быть, ещё на каком-то Гран-при, а в 2014-м я постараюсь приехать в Сочи!
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу