В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

"Наша цель Олимпийские игры"

13 октября 2011 года в 15:15

О причинах участия в Nebelhorn Trophy, открытых прокатах, новых программах и планах на сезон — в эксклюзивном интервью Татьяны Волосожар и Максима Транькова.
— Скажите, почему вы решили начать сезон с двух маленьких турниров и выступить только на двух этапах серии Гран-при? Ведь некоторые ваши соперники участвуют в трёх этапах, как сейчас разрешено правилами.
Татьяна Волосожар: У нас на данный момент не хватает очков для мирового рейтинга, чтобы кататься в последней разминке. Поэтому мы должны «добрать норму».

Максим Траньков: Дело в том, что при участии в трёх этапах Гран-при один не даёт очки, только денежный приз. Загадывать, конечно, не хочется. Естественно, стараемся работать на результат, на то, чтобы выигрывать. Конечно, мы хотим завоевать золото. Я имел в виду, что выигрывать несколько чемпионатов мира подряд очень тяжело. В парах ведь этого вообще никто практически не делал.Нам же важнее подойти к концу сезона в хорошей форме и с хорошим рейтингом. Наша конечная цель — Олимпийские игры, и мы планируем все свои сезоны исходя из этого.

— После чемпионата мира в одном из интервью вы сказали, что в первый раз получить не золото, а серебро даже неплохо — будет куда расти. Есть какой-то определённый «план по медалям»? Например, серебро, золото, золото, золото?
М.Т.: Загадывать, конечно, не хочется. Естественно, стараемся работать на результат, на то, чтобы выигрывать. Конечно, мы хотим завоевать золото. Я имел в виду, что выигрывать несколько чемпионатов мира подряд очень тяжело. В парах ведь этого вообще никто практически не делал. Например, те же Алёна [Савченко] и Робин [Шолковы] трижды выигрывали чемпионат мира, но в течение пяти лет.

— До соревнований в Оберсдорфе вы принимали участие в открытых прокатах сборной. Как оцените саму идею таких ранних прокатов на публике?
М.Т.: Невысоко. Потому что, во-первых, спортсмены ещё не готовы, а зрителям, естественно, не может понравиться «полуфабрикатная» программа, без хореографии, без костюмов. Во-вторых, прокаты проходили на разных катках, и, например, из Новогорска в Балашиху пришлось добираться три с половиной часа. Когда ты ещё и функционально не очень готов в начале сезона показывать новую программу, да к тому же выходишь на лёд после трёх с половиной часов в автобусе… Хорошего в этом мало.

— Кроме того, обычно в начале сезона спортсмены не хотят раскрывать все карты перед соперниками...
М.Т.: Да, в этом году мы один прокат пропустили, а на другом катали показательный номер. Но не потому что темнили или не были готовы. Просто у нас с Ниной Михайловной план подготовки к соревнованиям был составлен по-другому. Нам было удобнее показать соревновательные программы на двух последних прокатах.

— В короткую программу вы включили тройной флип, который начали разучивать не очень давно. Обычно делают наоборот: новые элементы пробуют исполнять в произвольной программе, где есть возможность компенсировать ошибки.
Т.В.
: У нас сейчас два старта, на которых мы как раз всё и проверяем.

М.Т.: Поменять можем в любой момент. Но пока мы единственная пара, которая делает три разных выброса в двух программах, и мы хотим показать судьям, что можем делать разные элементы, не повторяться. Таня сейчас — единственная партнёрша, которая делает три разных выброса. Даже если мы впоследствии откажемся от этого элемента, всё равно стоит попробовать.

— Какие выводы сделали после проката в Германии? Довольны? В принципе, выброс получился.
М.Т.
: Не очень получился. Но мы его учим. Наша основная задача — выучить его так, чтобы в произвольной программе он заменил сальхов, потому что он дороже и мало кто делает и ритбергер, и флип. Например, наши основные конкуренты этого не делают.

— В прошлом году вам нужно было переучивать технику выброса. Раз в этом году вы уже делаете три разных выброса, то, значит, проблему с техникой решили?
М.Т.
: Ещё не до конца, мы ещё над этим работаем. Таня всё же много лет исполняла выбросы по-другому.

Пока мы — единственная пара, которая делает три разных выброса в двух программах, и мы хотим показать судьям, что можем делать разные элементы, не повторяться. Таня сейчас — единственная партнёрша, которая делает три разных выброса. Даже если мы впоследствии откажемся от этого элемента, всё равно стоит попробовать.Т.В.: Но уже делаем более уверенно.

— Максим, вы говорили, что фильм «Чёрный лебедь» напомнил вам историю Тани. Но ведь фильм для главной героини закончился очень плохо…
М.Т.
: Почему?

— Для балерины. Вы помните, чем закончился фильм?
М.Т.
: Она сошла с ума и погибла. Но ведь это была её мечта. Она мечтала выступить в этой роли, и она выступила! Для меня это, наоборот, хеппи-энд. Если мы выиграем Олимпийские игры, мы можем упасть с пьедестала и умереть. Поэтому когда героиня дошла до своей цели, её жизнь кончилась. Аронофски хотел сказать не то, что не надо настолько болеть своей мечтой, а что когда ты добился того, чего всю жизнь хотел, то твоя жизнь закончилась.

Т.В.: И потом, мы же не пытаемся дословно передать сюжет фильма.

М.Т.: Программа ближе к сценическому варианту балета, в котором мы пытаемся сделать и некую перекличку с фильмом. Но концовки ещё нет, мы ещё думаем, как её сделать, может быть, будет что-то интересное. Может быть, она умрёт, может быть, нет. Вторая часть программы, скорее всего, сильно изменится. У нас уже есть другой вариант, просто мы его ещё не вкатали, поэтому пока здесь и в Братиславе показываем старый. На Гран-при произвольная уже будет выглядеть по-другому. Что же касается Тани, то я в героине увидел похожие черты характера: Таня тоже очень мягкая, но такая же целеустремлённая. Поэтому и сказал, что этот фильм — про неё. Но это не означает, что она должна повторять историю Натали Портман в «Чёрном лебеде».

— Ну если вы считаете, что это хеппи-энд, то желаем вам такого же хеппи-энда, только не умирайте потом!
Т.В.
: Разве только от счастья.

— Максим, вы говорили, что показательный «Марио» был вашей идеей. Есть ещё какие-нибудь такие же нестандартные задумки, которые хочется воплотить?
М.Т.
: У нас очень много идей, но в этом году очень много сил ушло на соревновательные программы. Мы поставили себе такую высокую планку, с которой пока тяжело справиться, а на показательные номера нужно время. Скорее всего, наше следующее показательное выступление будет для шоу «Art on Ice» — на ту музыку, которую нам дадут.

— Вы оба преодолели немало трудностей, в том числе и чисто бытовых, чтобы достичь того, что у вас есть сейчас. Существует мнение, что современной молодёжи не удаётся пробиться в спорте, поскольку они выросли в тепличных условиях.
Т.В.
: Существуют разные системы: бывшего СССР и канадско-американская.

М.Т.: Нужно адаптировать систему подготовки. Очень многие тренеры в России продолжают работать по «советской системе», с тем же убеждением, что охотничья собака должна быть голодной, и надо по провинциям искать каких-то голодных детей. Очень многие тренеры в России продолжают работать по «советской системе», с тем же убеждением, что охотничья собака должна быть голодной, и надо по провинциям искать каких-то голодных детей. А если взять североамериканцев, то они, например, могут заниматься фигурным катанием, только если родители очень состоятельны.А если взять североамериканцев, то они, например, могут заниматься фигурным катанием, только если родители очень состоятельны.

Т.В.: Для многих из них это хобби, а для нас — работа.

М.Т.: Большинство ребят моего поколения родители заставляли заниматься, потому что это было единственное будущее, возможность выбиться, заработать. Сейчас совсем другое время, и если популяризация фигурного катания или других видов спорта будет на высоком уровне, то дети захотят заниматься, и будет неважно, из богатой ты семьи или нет. Это плюс, что сейчас в России всё доступно. Вот в Америке или Канаде дети из небогатых семей в принципе не могут заниматься у хорошего тренера, платить за уроки.

— Вопрос был больше не о деньгах, а о преодолении трудностей, которые якобы закаляют характер. Вот сейчас условия в России лучше, легче…
М.Т.
: Я думаю, что для большого спорта это неважно, самое главное — желание. Наоборот, это может помешать. Из-за всех тех трудностей, через которые я или Саня Смирнов проходили, мы только теряли здоровье. А ведь здоровье в большом спорте очень важно.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу