В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

"Однажды "отгрузил" 30 очков "Партизану""

8 ноября 2011 года в 21:00

Кори «Убийца» Уильямс – легенда Ракер-парка, «самый опасный стритболист» в истории. Многие сходятся во мнении, что он лучший из своего поколения. В августе ему исполнилось 34, но он всё ещё полон сил и готов покорять новые вершины. Такие звёзды, как Рафер Элстон и Джамал Тинсли, также вышедшие с улиц Нью-Йорка, заработали в НБА миллионы. Уильямс, напротив, в последний момент остался за бортом сильнейшей лиги мира – приютивший разыгрывающего летом 2005-го «Торонто» отказался подписывать с ним контракт. Кори так и не довелось провести ни единого матча в НБА.

Уильямс расцвёл уже в довольно зрелом возрасте для профессионального спортсмена. По сравнению с теми же Элстоном и Тинсли – первый ушёл учиться в Фресно, второй – в Айову. Кори же окончил высшую школу в Нью-Йорке, но предложений от университетских команд уровня NCAA так и не дождался. Пару лет он всё же отыграл в канзасском колледже «Пенн Уолли», после чего перебрался в заштатную Алабаму, но и там его никто не приметил. После колледжа защитник попробовал засветиться перед агентами на Юге, рассчитывая вызвать у них интерес, но всё тщетно. Посему Уильямс решил вернуться в Нью-Йорк и честно заработать себе имя на улицах родного города. В чём и преуспел.

Дело в том, что в Нью-Йорке огромное количество людей играет в баскетбол на очень приличном уровне, и поэтому никто не будет раскручивать малоизвестного новичка только потому, что он «крут». Всегда найдётся тот, кто сделает «круче».

– Имя Кори Уильямса широко известно среди российских любителей стритбола. И естественно, что молодые ребята, которые только начинают играть, да и те, которые уже чего-нибудь добились, очень заинтересованы узнать, как обстоят дела с уличным баскетболом в США.
– Он жив. И это прекрасно (смеётся).

– Вы один из главных представителей школы восточного побережья. С вашим именем ассоциируется нью-йоркская школа баскетбола, которая принесла Кори Уильямсу не только приличный заработок, но и заслуженную славу.
– Всё верно.

– Итак, прежде всего кто такой Кори Уильямс? Человек, который ежедневно учится чему-то новому, опытный уличный игрок, оставивший след в истории и ставший примером для будущих поколений, или же просто отец, который старается брать от жизни всё?
– Знаете, можно сказать, что я являюсь всем понемногу из того, что вы перечислили. Я не позиционирую себя как баскетболиста, но это моя работа, и я привык делать её качественно. Лучше, чем многие. Баскетбол невероятно развит в Нью-Йорке, равно как и стритбол, и поэтому, возможно, я и достиг определённых высот по окончании университета. Да, я любящий отец. Дочь живёт в Денвере, я сейчас обитаю в Нью-Йорке. Когда она рядом, мы делаем практически всё вместе начиная с прогулок в парке и заканчивая походами в театр и кино. Мы обожаем фотографироваться и играть.

– Вы хотите сказать, что можно стать звездой с нуля?
– Именно. Поначалу меня никто вообще не знал. Да о чём можно говорить, если у меня даже агента своего не было, а уж о славе и говорить не приходится. Дело в том, что в Нью-Йорке огромное количество людей играет в баскетбол на очень приличном уровне, и поэтому никто не будет раскручивать малоизвестного новичка только потому, что он крут. Всегда найдётся тот, кто сделает круче. Но самое главное – правильно относиться к тому, чем ты занимаешься. Баскетбол в Нью-Йорке чем-то похож на Голливуд – каждый мнит себя «тем самым». Я принял вызов со всей серьёзностью, тренер занимался со мной ровно столько же, сколько с ребятами, которые в колледже были лучше меня. Так что в плане продвижения колледж мне мало чем помог…

– Получается, вы сделали себя сами…
– Можно и так сказать. Я много думал об этом и пришёл к выводу, что не было в моей жизни каких-то знаковых людей, которые помогали бы мне добиться успеха. Поэтому я считаю, что всеми достижениями обязан только себе самому. Конечно, я не говорю о семье, о матери – это не обсуждается. Пожалуй, единственный человек, который мне оказал неоценимую помощь, – это Энн. Если бы было больше таких людей, сложно представить, где бы я мог оказаться в данный момент. Возможно, мы бы не сидели здесь с вами и не беседовали. Нет, не подумайте, что я жалуюсь, всё в порядке. Просто я бывал в Китае…

– Этим летом?
– Нет-нет, лет шесть назад, по-моему… играл за одну из сильнейших китайских команд. Вообще, я много где играл за океаном. Но я сидел на, мягко говоря, очень дешёвых договорах. Приходилось из года в год выбивать себе более приемлемые соглашения. Я выступал в Швеции, Доминиканской Республике, Бразилии… Знаете, очень тяжело выбраться из этого замкнутого круга на новый уровень. Например: мы с вами идём искать работу. Я мог бы быть лучше, но вы попали, допустим, в «Виртус», а я – в какую-нибудь шведскую команду. Но я всё ещё лучше вас. А летом мы встречаемся здесь, обсуждаем всё, и оказывается, что ваша задница ничем не лучше моей, а совсем даже наоборот! Но вы играете за тот же «Виртус», я кричу: «Эй, я здееесь!», но всё зря: меня туда не берут на следующий сезон. Всё дело в том, что какой-нибудь ЦСКА даже не будет рассматривать меня как вариант только потому, что я лучше вас: у меня может и не быть шанса проявить себя на высшем уровне, улавливаете? А у вас тем временем будет всё: Евролига, чемпионат Италии и так далее.

В конце концов, есть люди с абонементами, очень многие ходят на матчи целыми семьями. А миллиардеры думают о том, как бы увеличить свой банковский счёт. Тем временем люди, которые любят эту игру, ежедневно страдают. Всё, что они хотят, – наслаждаться игрой. Это действительно плохая ситуация.

– А если бы получили возможность?
– Ну, попал бы в какую-нибудь слабую команду из второй лиги, занял бы клуб последнее место, и сгинул бы я вместе с ним в третьем дивизионе.

– Но, насколько я знаю, вы поиграли в Хорватии.
– Это так. Я выступал за «Цибону».

– Не знаю, как сейчас, но тогда хорватский клуб был очень неплох по европейским меркам.
– Да-да, это что-то невероятное: они постоянно становились чемпионами национального первенства. Но отношение тогда тоже не нравилось: выигрываем – молодцы, проигрываем –… Персонал вместе с тренером был отправлен подальше, именно в этот период я появился в команде – бардак был полный. Помню, у всех были большие ожидания от смены главного тренера, я мог бы играть на ещё более высоком уровне, если бы играл вообще. Ну то есть он меня почти не выпускал на паркет. Да, я отыграл пару раз: однажды 30 очков отгрузил «Партизану». Повторяю: 30 очков! «Партизану»!

– Но «Партизан» ведь лучшая…
– (Перебивая.) Да и чёрт бы с ним. Подумаешь, участник «Финала четырёх», подумаешь, большой клуб. Им было начхать на всё. В следующем матче я даже не попал в старт. Я спросил: «Что за ерунда происходит?» Мне ответили: «Ты ничего не можешь изменить». Я и в самом деле не мог. Потом мне выдали зарплату, и я плюнул на всё и отправился в Австралию…

– Я просматривал статистику ваших выступлений, и, если не ошибаюсь, вы играли в четырёх Матчах звёзд NBL.
– Всё верно, так оно и было. Я там отыграл четыре сезона. Мой первый клуб – Townsville Crocodiles. В дебютном сезоне команда добралась до плей-офф, но проиграла в первом же раунде. Затем мы дважды выходили в финал, но, увы, оба раза упустили титул. На третий год меня признали MVP лиги, и я покинул клуб – очень уж хотелось в Грецию, и подписал контракт с афинским «Марусси». Но они не платили мне, и я смылся оттуда.

– Да, там вроде были какие-то проблемы с финансированием…
– Проблемы? Полный отстой, я вам скажу. Они утверждали, что я начну получать проценты со своей зарплаты в ближайшее время. Я ждал, мол, нет проблем, ребята, не потому что я такой хороший, а потому что я и в самом деле хотел там играть. Я терпел, долго делал вид, что всё нормально, просил лишь платить мне за то, что я у них работаю. В конце концов, заплатите то, что должны, если я не нужен – нет проблем, отвалю. Я не нищий, но мне нужна зарплата. Не платите – до свидания.

– Ну, мы оба знаем, что происходит сейчас в Греции…
– О-ооо, да (кивает).

– И, наверное, на спорт это всё тоже влияет.
– Наверное.

– Думаю, это коснулось даже таких грандов, как «Олимпиакос» и «Панатинаикос». Для них тоже настали не лучшие времена… Например, Теодосич…
– Знаю такого.

– Так вот, Теодосич перешёл в ЦСКА.
– Не шутите?! Ничего себе…

– Да, это так. Ненад Крстич из «Бостона», кстати, тоже.
– Замечательно.

Срабатывает то, что люди начинают вкладывать в не очень развитые баскетбольные лиги, каждый хочет быть в доле, и чем она больше – тем лучше. И это срабатывает. Баскетбол приобретает мировое значение. Теперь это не только американская игра, теперь она принадлежит всему миру, честное слово. Сейчас все остальные тоже «подтянулись».

– Вернёмся к Кори Уильямсу. Куда дальше лежит его путь?
– Знаете, я пока жду. Я потерял парочку нормальных вариантов продолжения карьеры, так же как и игроки НБА. Да, всё из-за локаута. Люди, поверьте: ситуация более чем серьёзная, все мы попали в огромную задницу. Может и не быть никакого НБА до следующего года! Может, до января, а то и до февраля…

– Насколько я понимаю, отмена сезона – вполне реальная перспектива?
– Более чем. Ситуация кажется безвыходной, по крайней мере пока.

– Создаётся впечатление, что о болельщиках вообще никто не думает…
– Согласен с вами – всё это очень бесчестно с их стороны. Но, думаю, по большому счёту им всё равно. Дело в деньгах – вот и всё. Каждый стремится ухватить кусок побольше…

– Мне кажется, они выбрали не вполне подходящее время для этой кутерьмы: экономисты всего мира трубят о рецессии, а этим хоть бы что – спокойно продолжают торговаться…
– Конечно, сейчас этого не должно быть. В конце концов, есть люди с абонементами, очень многие ходят на матчи целыми семьями. А миллиардеры думают о том, как бы увеличить свой банковский счёт. Тем временем люди, которые любят эту игру, ежедневно страдают. Всё, что они хотят, – наслаждаться игрой. Это действительно плохая ситуация. Но знаете, у нас говорят Power the Dollar, так что всё дело в «капусте», парень…

– Да, но не только в США, наверное…
– Именно, во всем чёртовом мире это так.

– И всё-таки существует ли вероятность вашего выхода на паркет в этом году?
– Наверное, да, я как раз думаю, куда мне податься.

– В Европу?
– Если честно, хотелось бы. Возможно, в бельгийскую или немецкую команду, если верить моему агенту.

– К слову, баскетбол и стритбол переживают новый бум популярности в Германии, интерес населения неуклонно растёт.
– Интересно, в чём подвох? (улыбается)

– Не знаю, возможно, люди нуждаются в дополнительном источнике впечатлений, и баскетбол может им это дать. Они пробуют создавать новые команды, строить залы, активно инвестируют в команды, так что подумайте над этим. Дирк Новицки, конечно, повлиял…
– Вы про того парня ростом в 210 сантиметров?!

– Ага.
– Который выступает за техасскую команду?

– Да.
– А, ну да, он совсем не плох (смеётся). Вы правы, все немцы любят его: чёртов Дирк – чёртов MVP! А если серьёзно, вот смотрите: срабатывает то, что люди начинают вкладывать в не очень развитые баскетбольные лиги, каждый хочет быть в доле, и чем она больше – тем лучше. И это срабатывает. Баскетбол приобретает мировое значение. Теперь это не только американская игра, теперь она принадлежит всему миру, честное слово. Сейчас все остальные тоже «подтянулись». Раньше как было: «Что? Вы едете играть за границу? Ха, конечно, вы выиграете, мы даже смотреть такое не будем». Сейчас так уже не скажут. Хочешь играть – иди, играй, сильные команды-то есть, ты только соответствуй, парнишка.

– Конечно, в плане «физики» и индивидуального мастерства американцам нет равных. Ну а что с точки зрения стратегии и командной игры?
– Хороший вопрос. Действительно, мы больше надеемся на талант, умение и свои индивидуальные природные данные. Но когда речь заходит о структуре, то, думаю, европейцы понимают в этом гораздо больше. Вы всегда всё очень дотошно анализируете, а наши говорят «Чёрт с ним, давайте просто играть». Типа: «Дайте мне мяч, а там уж я разберусь». А вы возитесь там со своей дисциплиной и прочим…

Продолжение следует…

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу