В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Разборки по-африкански, или Тёмная сторона Мутомбо

17 января 2012 года в 15:30

Дикембе Мутомбо известен не только благодаря выступлениям в НБА. Помимо этого он всегда активно финансировал гуманитарные проекты в родной Африке. Поэтому его встреча с представителями МИД США в ноябре 2010 года не привлекла особого внимания общественности. Позже выяснится, что баскетболист предпринимал очередную попытку решения вопроса, который стал причиной кровопролитных междоусобиц на его родине, в Демократической Республике Конго.

Спустя две недели, согласно докладу ООН, Мутомбо появился в Нью-Йорке с более личными проблемами. Игрок пытался заинтересовать хьюстонского нефтяного магната в 10-миллионной сделке по покупке 474,3 кг золота из приисков Западного Конго. Именно злополучные минералы являлись корнем конфликта в родной стране Дикембе. Причём личную заинтересованность в сделке экс-участник Матча всех звёзд никак не проявлял. Он лишь с нетерпением пускался в объяснения, как он и его семья, ну и заодно все конголезцы мечтают о появлении нового владельца рудника.

На самом же деле, в стране был введён запрет на экспорт и разработку подобных месторождений. Такие меры были призваны устранить главный источник прибыли местных военных, больше похожих на мафиози, контролировавших прииски. Так что доставить золото на рынок обычным путём не представлялось возможным. Мутомбо нуждался в человеке с большими деньгами, связями и способностью договариваться в любой ситуации.

Весьма кстати «нашёлся» Кэйз Лоуэл: председатель КАМАК (автоматизированные средства измерения управления – прим. Чемпионат.com) и Хьюстонской энергетической компании. Он знал Мутомбо по выступлениям в «Хьюстон Рокетс» на закате карьеры спортсмена. Ну и опыт ведения дел у него, конечно же, имелся. Лоуэл переехал в Хьюстон из Нигерии ещё в молодости и основал компанию, которая теперь находится в самом расцвете во многом благодаря операциям на родине и соседних африканских странах. Стоит ли упоминать, что этот человек располагал миллионами долларов, необходимых размеров авиалайнером и отличным старинным другом семьи: Карлос Сент Мэри, по слухам, успел «собаку съесть» на торговле минералами из стран Третьего мира.

По информации Сент Мэри, в Кении возможную сделку признали абсолютно законной, поэтому решили действовать именно через эту страну. Работа началась незамедлительно, в надежде закончить всё ещё до Рождества. Золото было «грязным», в форме самородков с большим количеством пыли и отходов, но это было не особенно важно. Карлос работал в надежде получить наибольшую долю от прибыли, чем когда либо раньше.

Но, увы и ах, чаяниям специалиста по минералам не суждено было сбыться. Фактически, сделка оказалась искусно подстроенным жульничеством, кульминация которого пришлась на аэропорт Гома. Авиалайнер был арестован, точно как и сам Сент Мэри и несколько сотрудников КАМАК: всех немедленно обвинили в отмывании денег и попытке перевозки контрабандного товара. Таким образом, около полутонны золота сняли с рейса и увезли конголезские блюстители закона. Две сумки, в каждой из которых было по $ 6,6 млн наличными также безвозвратно исчезли: вероятно в карманах местного генерала, чьи подразделения контролируют функционирование близлежащих рудников. В общем, чем не сюжет очередной серии о похождениях Сильвестра Сталлоне в роли безжалостного спецназовца?!

Шутки в сторону. Мистер Лоуэл был вынужден заплатить за выкуп собственного самолёта и работников ещё несколько миллионов: позже Сент Мэри сообщил, что афера стоила ему около $30 миллионов.

Естественно, столь громкое дело не могло остаться без внимания общественности. Но упоминаний о роли Дикембе Мутомбо не было ни в прессе, ни в официальных документах по обвинениям, предъявленным американским коммерсантам: потеряли такого великана ростом за 210 см., чьи баскетбольные оборонительные навыки успели стать синонимом непреодолимой преграды на пути к кольцу.

По словам Сент Мэри, Мутомбо не только инициировал сделку, но он и его семья сыграли ключевую роль в афере. Но согласно докладам ООН, эти обвинения пока что абсолютно беспочвенны: информацию предоставляют внутренние органы Конго, занимающиеся расследованием инцидента. Сам Дикембе не захотел говорить на эту тему: «Мне нечего вам рассказать», утверждал он, когда всё-таки журналистам удалось дозвониться до него в Атланте. Однако расследование ООН, проведённое при помощи всех записей и копий документов, любезно предоставленных мистером Карлосом Сент Мэри, выяснило парочку весьма любопытных фактов. Несмотря на это, даже Кэйз Лоуэл отказался прокомментировать ситуацию.

Два больших сюрприза

Всё началось третьего декабря 2010 года, когда Сент Мэри мирно топал к нью-йоркскому отелю. Он думал, что его позвали ради нефтяной сделки, которую Лоуэл проворачивал в Либерии. К своему удивлению, он увидел своего старого знакомого. То был старина Дикембе, которого сопровождали трое племянников: Дэвид, Стивен Капуади и Рейган Мутомбо.

Ещё более странным выглядел план, составленный «послами» из Африки. Прибыль, полученную от приобретения конголезского золота на сумму в $ 10 миллионов, предлагалось поделить следующим образом: 40% Лоуэлу и по 30% мистеру Сент Мэри и семье Мутомбо. Причём прозвучали обещания о новых приисках, которыми африканцы обещали снабдить американских «партнёров».

Позже в докладе ООН фигурировали Рейган Мутомбо и Капуадис: на фото они были запечатлены с золотыми слитками, а ниже значилось подчёркнутое замечание о «приоритетности неразглашения информации». Но племянник Мутомбо, который Капуадис, сначала заявлял, что они будут действовать исключительно как законные покупатели, а действительная лицензия на импортирование золота или иных минералов была лишь необходимой формальностью. Причём, «конфликтные» месторождения даже не упоминались. А ведь подобные сделки часто напрямую провоцируют вооружённые конфликты (вплоть до гражданских войн), во имя финансовой выгоды третьих лиц…

Дикембе Мутомбо выступил с заявлением, что золото принадлежало ему и «его народу», как утверждает Карлос Сент Мэри, чьё посредничество в подобных сделках не раз приводило его в опасные места, полные неприятных (порой и криминальных) персонажей. На вопрос, почему транзакция должна была произойти через Кению, Мутомбо ответил, что «в Киншасе слишком велика „теневая“ составляющая». Ах да, ещё один аргумент великана – что Наироби даже ближе к его родной деревушке (опять же, если верить господину Сент Мэри). По исходным данным, Мутомбо должен был поставлять сырьё и оформлять документы, в то время как мистер Лоуэл был призван оплачивать расходы и выделять денежку на транспортировку драгметаллов. Чуть не забыл: скромный некто Карлос Сент Мэри был призван лишь оценивать «продукцию» и находить покупателей.

«У него были готовы ответы на любые вопросы», признавался спец по операциям в странах Третьего мира. Так чьим же было золото на самом деле? За два месяца ситуация перестала нравится Сент Мэри, и он заподозрил что-то неладное. Он тут же посоветовал старому другу Кэйзу дважды подумать, прежде чем ввязываться в подобные передряги. Но тот был непреклонен, во многом из-за постоянных заверений со стороны Мутомбо, что всё будет «о'кей».

Позже, несмотря на заявления Дикембе о том, что золото принадлежит его семье, господину Сент Мэри пришлось иметь дело с неким Эдди Мишелем Малонга, который также претендовал на звание владельца месторождения. Этот человек стал требовать 40% от прибыли, причём, по принципу «сначала деньги, потом стулья». В конце декабря, Лоуэл всё же позволил себе потратить $4 миллиона наличными, но лишь после получения сертификата на владение прииском, и имея золото, хранящееся в надёжных банковских сейфах Найроби, столицы Кении. Что ж, спустя неделю Малонга исчез вместе с «стульями» (читай, золотом): обман, крах, полнейший провал и потеря огромно суммы денег.

Сент Мэри утверждает, что немедленно сообщил о вопиющем случае надувательства кенийскому правительству, а Лоуэл тем временем отправил собственную группу, чтобы отслеживать все передвижения Малонги, поклявшись сделать всё, дабы «выкурить» его из укрытия. Беглец, конечно, чуял погоню. И он немедленно позвонил, объяснил что «золото должно было быть перевезено», и что оно находится в Конго. Казалось, всё обошлось и то была лишь ложная тревога. Сделка всё ещё могла быть совершена, но Карлос Сент Мэри лично должен был привести оставшиеся наличные в аэропорт Гома, чтобы получить «товар». Кенийский адвокат, которого нанял Карлос, и люди Лоуэла слетали в восточное Конго и убедились в том, что золото действительно находится там и в полной безопасности: на местной военной базе.

Но стоило ли рисковать? Кения гарантировала частичную безопасность: Гома являлась зоной влияния некоего генерала Боско Нтаганда, который находился в международном розыске. Мутомбо, тем временем, продолжал настаивать на совершении сделки 28 января, за пару дней до арестов в Гоме, когда они с Сент Мэри были приглашены на роскошную закрытую вечеринку в честь празднования 25-летней годовщины компании КАМАК. Пока мистер Лоуэл развлекал более пятисот местных знаменитостей, Дикембе усердно работал над устранением последних сомнений в голове Карлоса.

«Весь вечер он продолжал убеждать меня в безопасности и абсолютной гарантированности сделки, — говорил позже Сент Мэри, — мол, просто давай провернём это, и дело с концом. А дальше, мол, появится ещё больше подобной „халявы“. В итоге, Кэйз велел мне в 11 утра быть в его офисе. Ну, я и ответил, что мы можем крупно влипнуть. Но я понимаю, почему человек пытается спасти сделку, когда её всё ещё можно спасти».

Один человек избежал наказания

Лоуэл разрешил собственному брату Майки, исполнительному директору КАМАК в Нигерии, и мистеру Сент Мэри лететь в Гому. Но из-за неоправданно больших расходов и возникших проблем, он понизил долю Мутомбо до 10%. Когда Карлос сообщил это Дикембе, тот был весьма недоволен: «Нет, нет, нет! Он пытается провернуть такое со мной уже в третий раз!», кричал он.

Пару дней спустя, сделка сорвалась, а на шоссе близ аэропорта вооружённые солдаты оцепили небольшую территорию: офицеры спорили с представителями власти, очевидно о маршруте следования миллионов долларов США, находящихся в двух сумках. А Сент Мэри потерял всякую связь с Мутомбо и Малонгой. По невероятной «случайности», единственным человеком в том самолёте, которого не арестовали, был Рейган Мутомбо. Он уехал из аэропорта вместе с солдатами генерала Нтаганда… Представители военачальника заявили: «Он конголезец, и мы позаботимся о нём».

И вот уже более года прошло с тех пор, а Карлос Сент Мэри всё ещё пытается понять, почему же на самом деле сорвалась столь крупная и выгодная сделка. Он больше не общается с Дикембе, и тем более не в курсе, принесла ли эта афера прибыль экс-баскетболисту. Также и мистер Лоуэл держится в стороне, которому ещё предстоит официальное признание в участии в данной операции.

Мутомбо, «конголезский герой и меценат, известный своей благотворительной деятельностью на родине», встречался с президентом Джозефом Кабилой в Киншасе, якобы для обсуждения политических вопросов, на момент срыва сделки. Остаётся лишь догадываться, были ли проинформированы высшие политические чины о готовившейся «золотой» операции. Всё возможно. Даже то, что они знали обо всём с самого начала: и кенийцы, и конголезцы, и …

Единственное, что Сент Мэри знает точно – в последний раз он видел золото в Центральном Банке Конго. Нтаганде досталась значительная часть денег Кэйза Лоуэла. Предположительно, конголезское правительство получило остальную часть, причём не менее $ 3 миллионов. А Карлос Сент Мэри остался с носом. Недавно он признался: «Я не уверен точно, что именно произошло. Но это был чётко просчитанный и осуществлённый преступный план».

По материалам Майка Толсона и Тони Фримэйнтла.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу

Узнавайте о новых прогнозах первым

Мы будем присылать только важные уведомления в браузере

Новые прогнозы!

Уведомления о публикации новых спортивных прогнозов на самые интересные матчи!

Не сейчас