В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Конышев: где в России найдёшь подходящие дороги?

12 марта 2012 года в 15:30

Об обязанностях спортивного директора, проблеме российских дорог, приглашении Меньшова, профессиональном росте команды и обновлении авто и велопарков – в первой части интервью Дмитрия Конышева.

Должность спортивного директора существует во многих видах спорта и командах, однако суть обязанностей этого человека для многих болельщиков остаётся загадкой. Всем хорошо известно, что требуется от директора, а что – от спортсмена, но вот работа таинственного спортивного директора, как поётся в известной песне, «на первый взгляд как будто не видна». Дмитрий Конышев, в прошлом титулованный

Французы проявляют невероятный интерес к велосипеду. Они всё организовывают, перекрывают дороги. А где в России найдёшь такие дороги? Где найти дорогу, чтобы машин вообще не было? Дороги остались такие же, какими были 30 лет назад, а машин, которые по ним ездят, стало в 10 раз больше.

велогонщик, побеждавший на этапах всех трёх самых престижных веломногодневок планеты, ныне занимает должность спортивного директора российской «Катюши». Корреспонденту «Чемпионат.com» Дмитрий запомнился как человек, одновременно разговаривающий по мобильному телефону и по рации, постоянно разглядывающий карту и при этом умудряющийся вести машину сопровождения со скоростью 100 км/ч. Все те несколько часов, в течение которых Конышев контролировал ситуацию на четвёртом этапе многодневки «Париж-Ницца», я бесконечно мешала ему свои расспросами, однако Дмитрий великодушно терпел назойливого корреспондента. Первая часть нашего длинного разговора коснулась в основном трудовых будней спортивного директора.

— Дмитрий, в прошлом вы успешный спортсмен, а ныне – спортивный директор профессиональной велокоманды. Скажите, кем нравится быть больше: гонщиком или директором?
— Гонщиком проще – сел, поехал, приехал, думать не надо ни о чём. Тем более сейчас, когда у всех команд есть радио. Скажут тебе — налево, направо, вверх, вниз, ты и выполняешь указания. Раньше головой надо было думать, сейчас вообще можно не думать.

— То есть теперь вы гонщиков контролируете?
— Да, контролирую. Полностью, на протяжении всей гонки.

— Какие ещё обязанности у спортивного директора?
— Присмотреть трассу, объяснить гонщикам её особенности, тактику определить, провести обязательное собрание перед каждой гонкой, сделать план для всех машин: кто едет, куда, с кем, во сколько. В общем, немало обязанностей. Гонщиком хорошо быть: приехал после гонки, сел в автобус, тебя привезли в гостиницу, помассировали, накормили, сказали, во сколько у тебя подъём, завтрак, выезд из гостиницы, старт, сколько километров гонка, куда едем, как едем, зачем едем. Остаётся только сесть на велосипед и крутить педали. Проще некуда (улыбается).

— Спортивные директора — всегда бывшие велогонщики?
— Не всегда, но в большинстве случаев — да. Потому что человеку, который ни разу не ездил в гонках, очень тяжело понять все нюансы.

— Во Франции интерес к велоспорту огромен. Почему не так популярен этот вид спорта в России?
— Французы проявляют невероятный интерес к велосипеду. Они всё организовывают, перекрывают дороги. А где в России найдёшь подходящие дороги? Где найти дорогу, чтобы машин вообще не было? Дороги остались такие же, какими были 30 лет назад, а машин, которые по ним ездят, стало в 10 раз больше.

— Как вы считает, с появлением «Катюши» интерес к велоспорту в России растёт?
— Я думаю, да. Нас, например, стали в отечественных аэропортах узнавать.

— Когда я слышу название команды «Катюша», на ум приходит сразу же одноимённая песня. Вы знаете, откуда взялось название команды?
— Не знаю. Как-то надо было назвать команду, вот кто-то и придумал (смеётся). Вот вам на ум приходит песня, а наш генеральный менеджер

Меньшов и Родригес — совершенно разные гонщики. Родригес абсолютно не едет раздельный старт, зато крутые горки преодолевает очень хорошо. А Денис — наоборот. И к тому же Денис нам нужен на «Тур де Франс» как русский лидер, который будет ближе держать наших гонщиков, подсказывать. Разговаривая на одном языке, спортсменам будет понятно, что Меньшов хочет в каждый конкретный момент.

Ханс-Михаэль Хольцер рассказывал, что к нему подходили немцы и говорили: «О, ты в русской команде. Она „Катюша“ называется»? И пытались изобразить стрельбу из ракетной установки. У них, конечно, свои ассоциации (улыбается).

— Вы с Хансом всегда находите взаимопонимание?
— О, да. У меня проблем с этим нет. Главное — всегда находить лучшее решение, лучший вариант работы с людьми. Потому что в любом случае мы работаем вместе, в одной команде и стараемся решать общие задачи.

— Хольцеру в России нравится?
— Ну, в Россию приезжает не настолько часто, хотя, конечно, особого удовольствия ему эти поездки не доставляют. Он не отдыхать ездит, всегда какие-то проблемы, сложности, одним словом — работа. Он всегда, когда ездит на гонки, берёт с собой чемодан с костюмом, паспорт. Ханс говорит, что 24 часа в сутки готов к чему угодно.

— С этого сезона за «Катюшу» выступает самый титулованный российский гонщик Денис Меньшов. Что команде даст его приглашение?
— Прежде всего уверенность, что мы покажем результат на «Тур де Франс». Это самая важная гонка, и теперь у нас есть серьёзная уверенность, что удастся показать очень хороший результат, тем более с русским гонщиком. Это было бы здорово, ведь «Катюша» всё-таки русская команда. Что касается спортивных качеств, то Денис однозначно великолепный профессионал.

— Как Родригес и Меньшов чувствуют себя в одной команде?
— Они совершенно разные гонщики. Родригес абсолютно не едет раздельный старт, зато крутые горки преодолевает очень хорошо. А Денис — наоборот. И к тому же Денис нам нужен на «Тур де Франс» как русский лидер, который будет ближе держать наших гонщиков, подсказывать. Разговаривая на одном языке, спортсменам будет понятно, что Меньшов хочет в каждый конкретный момент. Родной язык в гонке воспринимается гораздо лучше, нежели иностранный.

— За три года своего существования «Катюше» удалось вырасти в профессиональном плане?
— Конечно. Уже четвёртый год пошёл, и гонщики, которые с нами работают, созрели для высоких результатов. Конечно, тяжело ждать от спортсмена успешных выступлений в первый или во второй год, тем более если он непрофессионал. Сначала нужно освоиться, понять, что хорошо, что плохо, что нужно, а без чего можно и обойтись.

— Как быстро спортсмен может восстановиться после длинного этапа?
— Это от человека зависит. Чемпионы восстанавливаются быстро, на то они и чемпионы. Все остальные — день ото дня всё хуже и хуже. Я, например, быстро восстанавливаюсь, поэтому после 10 дней гонки, когда все начинают уставать, я на общем фоне начинаю показывать результат.

— А как восстанавливается спортивный директор?
— У нас после гонок ещё работа идёт: обсуждаем гонку, как она прошла, делаем выводы, утверждаем программу на завтрашний день для спортсменов, для персонала, для всех. А ещё нужно отослать информацию о том, как прошёл этап. Потом ужин и сон, вот это и есть расслабление (улыбается).

— Чем отличаются современные гонки от тех, в которых участвовали вы?
— Организация стала лучше, появилось радио. Современные велосипеды стали значительно легче, хотя меньше лимита в 6,8 кг всё равно нельзя. И 20, и даже 10 лет назад с поваром никто не ездил, а во Франции, например, без повара очень тяжело.

— Велосипедисты на пункте питания обязательно должны есть?
— Нет, но лучше, конечно, покушать. Если это однодневная гонка, то ещё можно не взять питание. Но в многодневках нарушать установленный режим питания нельзя, а то приедешь заголодавший, на следующий день будешь себя чувствовать не очень хорошо.

За машиной ехать намного легче. Едешь за машиной, сопротивления воздуха нет, тебя туда просто засасывает. Чем больше скорость автомобиля, тем легче ехать гонщику. В гору, конечно, забираться не так просто, а на равнине за машиной можно без особенных усилий развивать скорость свыше 100 км/ч. Первое, чему учат гонщика, – это «сидеть на колесе».

Так что хочешь, не хочешь – кушать надо, тем более если этапы длинные, а погода прохладная. Ну а на «Джиро» или «Тур де Франс» обязательно нужно кушать по ходу гонки.

— Как спортсмены нагоняют время, которое потратили, например, на смену колёс?
— Едут за машиной. За машиной же ехать намного легче. Едешь за машиной, сопротивления воздуха нет, тебя туда просто засасывает. Чем больше скорость автомобиля, тем легче ехать гонщику. В гору, конечно, забираться не так просто, а на равнине за машиной можно без особенных усилий развивать скорость свыше 100 км/ч. Первое, чему учат гонщика, – это «сидеть на колесе». Когда ты едешь первым – разрезаешь воздух, едешь вторым – затрачиваешь процентов 30 сил от того количества, что тратит лидер. И если человек не осознал эту простую истину в первые дни, велосипедистом ему не стать.

— В этом сезоне гонщики пересели на новые велосипеды фирмы «Каррера», а парк машин сопровождения теперь состоит из «Шкод». Вы довольны выбором?
— Нельзя сказать, что не доволен. Мы только начинаем работу с этими велосипедами, и пока проблем нет. Впрочем, так часто бывает, посмотрим, что будет дальше. Что касается нас, то да, мы пересели на «Шкоды». Из всех машин у нас остался только один «Мерседес». Лично я своей «Шкодой» вполне доволен.

— А в обычной жизни на чём ездите?
— У меня «Ауди». Машина мне очень нравится. Не понимаю, как на «Мерседесах» ездят, мне кажется, что это машины для пенсионеров. Они очень тяжёлые, на таком автомобиле нужно ехать медленно и по прямой. «Ауди» куда легче в управлении и значительно манёвренней.

Окончание следует.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу