В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Маррей: ещё не играл так хорошо в финале "Шлема"

9 июля 2012 года в 16:10

Не будет преувеличением сказать, что вся теннисная Великобритания замерев ждала этого финала. Никто из британцев не играл в финале Уимблдона в мужском одиночном разряде с 1938 года, а не побеждал с 1936-го – и вот Энди Маррей, уже трижды выступавших в финальных матчах на других турнирах «Большого шлема», вышел на решающий поединок с Роджером Федерером. Энди сумел взять первый сет, но затем Роджер переломил ход борьбы, оставив и соперника, и всех болельщиков в очередной раз ждать следующей попытки. Давая интервью на корте, Маррей был очень эмоционален и практически плакал, но к пресс-конференции уже справился со своими эмоциями и рассказал о ходе матча, вынесенном из него опыте, игре Федерера и его достижениях, влиянии закрытия крыши на финал и о многом другом.

— Чувствуете ли вы, что этот финал как-то отличается от предыдущих сыгранных вами? Разнятся ли ваши внутренние ощущения?
— Да, это был тяжёлый финал. Каждый крупный финал проходит по-особенному. Сегодня мне было достаточно непросто, потому что я играл на глазах такого большого числа зрителей, на глазах семьи.

Если бы я не был эмоционален, то это, скорее всего, означало бы, что я выбрал не тот вид спорта. Я думаю, что провёл достаточно хороший матч. Было много ударов, ложившихся рядом с линиями, много упорных геймов, много брейк-пойнтов у нас обоих. Но он сыграл очень, очень хорошо, особенно в последних двух сетах. После того как закрыли крышу, он начал показывать просто невероятный теннис.

— Безусловно, это очень эмоциональный момент. Вы можете найти какое-то утешение в том, как вы играли?
— Если бы я не был эмоционален, то это, скорее всего, означало бы, что я выбрал не тот вид спорта. Я думаю, что провёл достаточно хороший матч. Было много ударов, ложившихся рядом с линиями, много упорных геймов, много брейк-пойнтов у нас обоих. Но он сыграл очень, очень хорошо, особенно в последних двух сетах. После того как закрыли крышу, он начал показывать просто невероятный теннис.

— Как вам рёв трибун, сопровождавший ваш первый выход на корт?
— Это было великолепно. Я не мог поверить в то, что на трибунах действительно царит такая атмосфера – одна из лучших, в каких я когда-либо играл. Я даже не знаю, что ещё сказать по этому поводу. Атмосфера на самом деле была замечательной, как и поддержка болельщиков. Надеюсь, мне удалось провести хороший матч, хотя я, конечно, и проиграл. Надеюсь, все получили от этого поединка удовольствие.

— После всего случившегося этой ночью вы чувствуете, что стали ближе к достижению своей цели?
— Не знаю. Тяжело оценивать подобные вещи, едва покинув корт. Я могу сказать, что прежде никогда так хорошо не играл в финале турнира «Большого шлема». Я искал шансы, создавал их; сумел взять первый сет. Это был длинный матч. Даже в третьей и четвёртой партиях у меня были шансы – например, в том гейме, в котором я проиграл подачу в третьем сете. Он получился очень, очень затяжным, и у меня было много геймболов. Так что нельзя сказать, что я сам отдавал какие-то геймы, глупо проигрывал их на собственных ошибках и всё такое. Я провёл хороший матч, я принимал хорошие в тактическом плане решения, и я доволен этим. И с утра, и перед матчем я был в более комфортном состоянии, чем в преддверии предыдущих финалов «Шлемов».

— Как повлияли на матч перерыв на дождь и закрытие крыши? Насколько это изменило динамику игры?
— Конечно, в результате этого всё немного изменилось. Чуть-чуть поменялся отскок от корта. Думаю, он начал очень хорошо подавать, когда крышу закрыли. Кажется, он не проигрывал матчей в закрытом помещении с 2010 года, так что, определённо, он очень хорош на закрытых кортах.

— Можете немного больше рассказать о том гейме в третьем сете, который продлился 19 минут? Насколько тяжело вам далась борьба за него и как быстро вы справились с расстройством от того, что проиграли его?
— Да, это был тяжёлый гейм. У нас обоих были шансы взять его – у меня геймболы, у него брейк-пойнты. Думаю, это самый затяжной гейм, который мы провели в нынешнем матче. Конечно, проиграть его было неприятно и тяжело. Но я не могу сказать, что разочарован тем, как отыграл его. И после того гейма, несмотря на его обидный проигрыш в столь упорной борьбе, у меня ещё были шансы на приёме.

— У вас было ощущение, что падение на корт повлияло на то, как вы играли в дальнейшем?
— Нет, нет. Я так не думаю.

— Понятно, что сейчас вам тяжело обсуждать достижения соперников, но всё же – Роджер вернулся на первую строчку рейтинг-листа; он продолжает улучшать рекорд по количеству выигранных турниров «Большого шлема» тогда, когда его величайшие соперники находятся на пике своей карьеры. Как вы считаете, Роджер уже добился достаточно, чтобы претендовать на звание величайшего атлета в истории спорта наряду с такими легендами, как Пеле или Мухаммед Али, либо ему нужно сделать что-то ещё?
— Определённо, он уже находится на самом верху.

Был ли это мой лучший шанс? Я не знаю. Я впервые был здесь в финале, и это здорово. Я проиграл парню, который стал семикратным чемпионом Уимблдона и первой ракеткой мира. Так что если это был мой лучший шанс, тогда… Как мы уже говорили, речь об одном из лучших спортсменов всех времён. Нужно в некоторой степени учитывать это, знаете ли.

На мой взгляд, Рафа тоже там – они оба являются невероятными спортсменами. И, конечно, Роджер всё ещё показывает невероятный теннис. Многие спрашивают меня: «Но ведь он уже начинает падать вниз»? «Он уже не играет так хорошо, как раньше»? Но посмотрите на многие матчи на турнирах «Большого шлема», которые он проиграл в последние годы – это были очень, очень упорные матчи, и он определённо мог победить в каждом из них. Тогда в его активе могло бы быть уже не 17, а 20 турниров «Большого шлема». Так что, безусловно, он всё ещё великолепен. И не думаю, что можно стать первой ракеткой мира, не заслужив этого своей игрой.

— Конечно, вас спрашивали об этом уже много раз, но всё же – в последние дни вся Великобритания восхищалась тем, как вы покоряете новую высоту, выйдя в финал. Что вы можете сказать об этом достижении; что было основной силой, двигавшей вас к нему? И не хотелось ли вас когда-нибудь, чтобы вы были не единственным британцем, а, скажем, одним из многих испанцев?
— Не буду говорить конкретно за собравшихся в этом зале людей, но я слышал, что многие журналисты в эти писали такие большие статьи, какие раньше им никогда писать не доводилось. Они получали целые полосы в газетах – а теннису далеко не всегда удаётся добиться такого в этой стране. Думаю, это были отличные две недели. Все здорово справились со своей задачей. Мне говорили, что реакция всей прессы и всех людей, которые следили за турниром, была исключительно положительной. Так что для тенниса это был отличный турнир, и я рад, что стал его частью.

— Каков главный опыт, который вы вынесете из этого финала, пережив разочарование?
— В этот раз я сыграл в финале лучше, чем в предыдущих случаях, и это главное. Есть множество причин, из-за которых этот турнир не является лёгким для британских игроков, но, думаю, я достаточно хорошо справлялся с воздействием различных внешних факторов, не относившихся непосредственно к турниру – точно лучше, чем в прошлом. Да, сейчас я впервые вышел в финал Уимблдона, притом, что раньше трижды проигрывал в полуфинале. Так что я постепенно совершенствуюсь, улучшаю свой теннис. Думаю, это всё, что я могу сделать.

— Что Роджер сказал вам на корте после вашей речи? Кажется, вы засмеялись после этого.
— Нет, я просто извинился перед ним и сказал, что не хотел, чтобы такое произошло. Можно было подумать, что я хочу привлечь к себе внимание (очевидно, эмоциональной речью. – Прим. «Чемпионат.com») или что-нибудь вроде этого. Но всё было не так. Я знал, что мне будет тяжело говорить, и сказал об этом, когда меня спрашивали о возможности интервью. Я так и не смог решить до конца, хочу ли я этого или нет, пока не взял в руки микрофон – но я попытался. Я несколько раз видел, как Роджер раньше делал то же самое, так что он знает, каково это. Он просто одобрительно рассмеялся и сказал, что речь после матча должна быть наиболее простой частью работы. Но иногда кажется, что это на порядок тяжелее, чем проводить теннисный поединок.

— Многие комментаторы говорили, что это, возможно, ваш лучший шанс на победу. Вы тоже чувствовали это? И что вы можете сказать тем, кто считает, что теперь ваш шанс упущен?
— Да, этот шанс упущен. Я не смог реализовать его в сегодняшнем матче, это очевидно. Но был ли это мой лучший шанс? Я не знаю. Я впервые был здесь в финале, и это здорово. Я проиграл парню, который стал семикратным чемпионом Уимблдона и первой ракеткой мира. Так что если это был мой лучший шанс, тогда… Как мы уже говорили, речь об одном из лучших спортсменов всех времён. Нужно в некоторой степени учитывать это, знаете ли.

— Ваши эмоции после матча показали, как отчаянно вы хотели перевернуть его ход и добиться победы...
— Ну, отчаяние, наверное, неподходящее слово. Но, конечно, я очень упорно трудился ради этого успеха. Как я уже говорил, я всегда стараюсь улучшать что-то в своей игре, и постоянно работаю над этим. Думаю, вокруг меня правильные люди, которые делают всё, чтобы у меня были наилучшие возможности для прогресса. Они достаточно многим жертвуют в течение года – и это многое значит для меня.

— Роджер проиграл первый сет, мучился во втором, но затем сумел перевернуть ход матча. Должно быть, свою роль сыграла и крыша. Вы заметили какие-то изменения в его подходе к мячу, в его тактике? Расскажите немного о Роджере как о сопернике, о том, какие проблемы приходится решать в матче против него.
— Когда мы вернулись на корт после дождя, он заиграл агрессивнее, в том числе на приёме. Может быть, вдобавок под крышей я начал подавать хуже, чем до того. Что касается второго сета, то, действительно, там у меня были кое-какие шансы, но я не смог ими воспользоваться. Как то нередко случается в матчах, несколько розыгрышей определяют исход поединка. Может быть, всё сложилось бы иначе, если бы я сумел сделать брейк во втором сете или не проиграть свою подачу с 30:0 при 5:6. Но, повторюсь, после перерыва он начал действовать несколько более агрессивно. Кроме того, думаю, ему очень комфортно играть, когда нет ветра, потому что у него великолепно рассчитанный по времени подход к мячу, и при таких идеальных условиях он подходит к нему ещё лучше. Ему удалось начать чуть лучше вкладываться в свои удары, и, возможно, он почувствовал себя увереннее.

— Насколько длинный перерыв вы теперь планируете взять и когда хотите вернуться к тренировкам?
— Не знаю. Пока мне не удастся правильно настроиться. Нет никакого смысла выходить на корт, пока я не буду готов находиться там, учиться и упорно работать, а также заниматься в тренажёрном зале. Так что пока что я подожду несколько дней и посмотрю, как будет восстанавливаться мой организм. Я много раз падал на корт на этом турнире и получил немало синяков. Словом, мне действительно нужно выдержать паузу, позволить всему зажить, восстановиться. Но я точно могу сказать, что на ближайшей неделе на корте меня не будет.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу

Узнавайте о новых прогнозах первым

Мы будем присылать только важные уведомления в браузере

Новые прогнозы!

Уведомления о публикации новых спортивных прогнозов на самые интересные матчи!

Не сейчас