В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Джон Иснер. Внутренний огонь

25 августа 2012 года в 15:06

В преддверии старта US Open "Чемпионат.com" предлагает ознакомиться со статьёй известного журнала DEUCE о пути нынешнего лидера сборной США, Джона Иснера, от студенческого тенниса до нынешних высот.

Первую ракетку США, теннисиста топ-10 – Джона Иснера – можно назвать не только отличным спортсменом, но и человеком, который полон сострадания к окружающим. «Джон – по-настоящему отличный парень, вдобавок сумевший стать хорошим теннисистом.

Когда ваш рост составляет 206 см, а весите вы 111 килограммов, то при выборе вида спорта теннис вряд ли придёт на ум первым. Его мама, Карен, шутит, что всё её друзья обвиняют её в том, что Джон не играет в НБА. Сам Джон вспоминает: „Моя мама всегда была великолепным родителем для ребёнка-теннисиста. Она никогда не принуждала меня к чему-либо, но всегда поддерживала. Она советовала мне заниматься и теннисом, и баскетболом и никогда не настаивала на немедленном выборе одного из этих видов спорта“.

Состояние и чувства других людей волнуют его сильнее, чем свои собственные. Если вам не нравится Джон как человек, значит, вам просто не нравятся люди. Все должны были быть рады, если бы Иснер стал их соседом», — говорит тренер американца, Крэйг Бойнтон.

Можно простить Бойнтона за такое восхищение своим 27-летним подопечным. Все, с кем ни заговори о Джоне – от его тренера в юниорском возрасте, Тома Херба, до болельщиков, которые приходят к американцу за автографами – все говорят, что Иснер очень вежливый и воспитанный молодой человек.

Пробежавшись по альбому с семейными фотографиями, легко найти маленького Джона широко улыбающимся и окружённым старшими братьями – Натаном и Джорданом. Где-то они играют в баскетбол, где-то – в бейсбол, а иногда – в теннис. «Поскольку я рос со старшими братьями, я был вынужден всё время соревноваться. Я хотел превзойти их во всём, и, думаю, именно это привило мне соревновательный дух», — считает Иснер.

Но, разумеется, братья занимались далеко не только тем, что соревновались с Джоном. Так, средний брат, Джордан, нередко защищал Джона от хулиганов в школе, а во время его теннисной карьеры в колледже просматривал матчи его соперников. «Знаете, между нами, братьями, никогда не было никакой зависти. Конечно, мы не хотели проигрывать Джону, но мы всегда желали ему успехов во всём. И лучше никому не связываться с ним, иначе ему придётся разбираться со мной и Натаном», — отмечает средний брат.

Когда ваш рост составляет 206 см, а весите вы 111 килограммов, то при выборе вида спорта теннис вряд ли придёт на ум первым. Его мама, Карен, шутит, что все её друзья обвиняют её в том, что Джон не играет в НБА. Сам Джон вспоминает: «Моя мама всегда была великолепным родителем для ребёнка-теннисиста. Она никогда не принуждала меня к чему-либо, но всегда поддерживала. Она советовала мне заниматься и теннисом, и баскетболом и никогда не настаивала на немедленном выборе одного из этих видов спорта».

«Некоторые думают, что его характер, то, что он является таким приятным парнем, мешает ему в важные моменты матча, — говорит Бойнтон. — Но это не так: у Джона очень сильно развито желание соревноваться и побеждать, причём всегда и везде. Мне вспоминается, как люди, не знавшие близко Пита Сампраса, считали его достаточно флегматичным человеком, не получавшим удовольствия от побед. Но на самом деле Пит обожал соревноваться и ненавидел поражения. То же самое и с Джоном – сложно разглядеть в нём жажду побед во время тренировки или раздачи автографов, но он всегда сосредоточен на своей цели».

На вопрос, есть ли что-нибудь ещё, что мало кто знает о Джоне Иснере, Бойнтон отвечает: «Он любит животных. Просто обожает. Он всегда стремится помочь и людям, и животным, которые не могут позаботиться о себе сами».

Большей части теннисного мира Джон Иснер стал по-настоящему известен после своего эпического матча на Уимблдоне с Николя Маю. Это был самый длинный теннисный поединок в истории, продолжавшийся 11 часов и 5 минут. Два года спустя, на «Ролан Гаррос»-2012, Иснер провёл ещё один пятисетовый триллер – и снова с французом, с Полем-Анри Матьё. Эта игра длилась 5 часов и 34 минуты и вошла в десятку самых продолжительных матчей в истории. Кроме того, решающий сет, завершившийся со счётом 18:16, стал самым длинным в истории турнира. Отличился Джон и в Кубке Дэвиса. Через два месяца после победы над Роджером Федерером в Швейцарии Иснер испортил прощальный аккорд капитана сборной Франции, Ги Форже, обыграв Жо-Вилфрида Цонгу и Жиля Симона в четвертьфинале.

«Создаётся ощущение, что Джон получает наслаждение, оказываясь под прессом важных матчей, ключевых розыгрышей, – и чаще всего преуспевает в такие моменты. Он переиграл трёх великолепных теннисистов в Кубке Дэвиса, каждый из которых великолепно двигается по корту. То, что он смог сделать это на грунте, показывает, насколько Джон силён, когда находится на пике своей формы» — отмечает капитан американской команды, Джим Курье.

Выигрывать важнейшие матчи, в которых решается судьба какого-либо соревнования – особенно командного, – Джон начал ещё в колледже.

Его колледж никогда не выигрывал чемпионат в закрытых помещениях, и Джон очень хотел завоевать этот титул – но в четвертьфинале травмировал пятку и на следующий день с трудом мог ходить. Тренер Иснера в колледже, Мэнни Диас, вспоминает: «Мы были жутко разочарованы и даже не могли представить себе, что сможем выиграть без Джона. Когда команда разогревалась перед матчами, он вошёл в комнату, хромая и с трудом наступая на ногу. Я уже собирался менять заявку, когда Джон сказал мне: „Не может быть и речи о том, чтобы я не играл. Я сумею провести свой матч“. Он выиграл, и в итоге мы завоевали титул».

О его теннисных подвигах во время учёбы в Джорджии ходят легенды. Правда, первая значимая история всё-таки связана с поражением: Иснер играл решающий матч четвертьфинала командного соревнования в рамках NCAA (National Collegiate Athletic Association – Национальная ассоциация студенческого спорта) и не смог одержать победу. «Я потерпел поражение и подвёл моих партнёров. Это было очень горько и обидно. Думаю, тот матч стал поворотной точкой в начале моей карьеры», — вспоминает Джон.

Будучи на втором курсе, Иснер выиграл парный турнир NCAA и, решив, что за это ему гарантированно предоставят wild card в парную сетку US Open, полетел в Нью-Йорк вместе со своей семьёй. Лишь после выхода сетки Джон осознал, что участия в этом турнире «Большого шлема» не примет. После этого он начал работать намного усерднее, как будто хотел доказать всем, что добьётся своего, несмотря на все препоны, – и вскоре стал первой ракеткой среди студентов колледжей.

А вот другая история. Его колледж никогда не выигрывал чемпионат в закрытых помещениях, и Джон очень хотел завоевать этот титул – но в четвертьфинале травмировал пятку и на следующий день с трудом мог ходить. Тренер Иснера в колледже, Мэнни Диас, вспоминает: «Мы были жутко разочарованы и даже не могли представить себе, что сможем выиграть без Джона. Когда команда разогревалась перед матчами, он вошёл в комнату, хромая и с трудом наступая на ногу. Я уже собирался менять заявку, когда Джон сказал мне: „Не может быть и речи о том, чтобы я не играл. Я сумею провести свой матч“. Он выиграл, и в итоге мы завоевали титул».

«Джон показывает свой лучший теннис, когда что-то зависит от него. Неважно, UGA (University of Georgia – университет Джорджии) это или Кубок Дэвиса, он никогда не мог позволить себе подвести партнёров. Джон – по-настоящему командный игрок, так что то, что он занимается индивидуальным видом спорта, весьма иронично», — говорит его мама.

Но, разумеется, ни один самый тяжёлый теннисный матч не мог приготовить его к жуткой новости – у его мамы обнаружили рак. «Это было ужасно. Мы с мамой общались каждый день, вне зависимости от того, где я находился. В какой-то из дней она не связалась со мной, не отвечала на мои звонки и СМС. Я подумал, что это очень странно – а на следующий день она позвонила мне и рассказала всё. Она уже знала об этом какое-то время, но не хотела отвлекать меня от учёбы и от тенниса. Все постоянно слышат о раке, но ты не понимаешь всей серьёзности этой болезни, пока она не коснётся кого-то близкого. Это было очень, очень тяжёлое время для меня. Я немедленно запрыгнул в свою машину и отправился домой, чтобы быть с ней. Мы провели четыре дня дома, а потом наступили Рождественские каникулы, и я ходил с ней на курсы химиотерапии. Она была на грани жизни и смерти, но врачи сумели обеспечить её всем необходимым и спасти её. К тому же моя мама всегда была сильной. Трое мальчишек, мы всегда бедокурили, но она справлялась с нами. Она просто замечательная».

Когда Иснер начал свою профессиональную карьеру, поначалу всё давалось ему очень легко (это произошло в 2007 году, и тем летом Джон, находясь в пятой сотне рейтинг-листа, стал финалистом Вашингтона, а затем дошёл до 3-го круга US Open. – Прим. «Чемпионат.com»). Он очень быстро пробился в топ-100. Сам Иснер вспоминает: «В последний год учёбы в колледже я уже знал, что смогу зарабатывать теннисом себе на жизнь, но и представить себе не мог, что окажусь в топ-10. Я думал, что буду очень горд собой, если войду в топ-100. Выполнив эту задачу, я захотел оказаться в топ-50, потом в топ-20… А в следующем, 2011 году, я застопорился и начал падать».

«КБ (Крэйг Бойнтон) и я прошли многое за те три года, что мы работаем вместе. Он видел каждый розыгрыш моего матча с Маю – как и матча с Матьё. Он был со мной, когда я показывал свой лучший теннис и когда я играл ужасно. Как-то раз в Пекине я подхватил кишечный вирус, и он отвёз меня в больницу. Если бы не КБ, я бы не был сейчас в топ-10. Я знаю, что раньше он тренировал Джима (Курье) и Мэрди (Фиша). Так что я изначально полностью доверял ему и уважал его. Он был идеальным тренером для меня три года назад и остаётся таковым сейчас.

Очень долго многие люди считали, что единственное, на чём держится Джон Иснер, – это его подача. Как будто бы этого достаточно, чтобы выиграть теннисный матч. Подачу нередко принимают, и что делать потом?

»Иснер умеет намного больше, нежели только подавать. Он очень много и усердно работал над всеми компонентами своей игры. Теперь его соперникам лучше как следует принимать его подачу – иначе следующим ударом Джон завершит розыгрыш в свою пользу", — говорит Бойнтон.

Джим Курье считает, что «его передвижение по корту серьёзно улучшилось, но ему ещё есть над чем работать в этой области.

Ему нужно какое-то время потренироваться вне соревновательной деятельности, чтобы стать более „взрывным“. Когда он станет лучше двигаться, мы увидим резкое улучшение его результатов. Джон может стать одним из сильнейших игроков мира, преуспевающим в важнейших матчах на самых крупных турнирах, если он продолжит прогрессировать в нужном направлении».

«Конечно, моя главная цель – стать первой ракеткой мира. Но я стараюсь устанавливать цели, которых действительно могу достичь. Моя первая задача на этот год заключалась в том, чтобы войти в топ-10, а вторая – закончить его, оставшись в десятке лучших. Кроме того, я хочу выиграть не меньше 40 матчей в нынешнем сезоне (этой цели Джон уже достиг, выйдя в финал Уинстон-Сейлема. – Прим. „Чемпионат.com“). И я верю, что когда-нибудь смогу выиграть „Мастерс“ и турнир „Большого шлема“, — признаётся Иснер.

Определённо, Джон Иснер знает, чего он хочет добиться. Но при этом он никогда не забывает, благодаря кому сумел подняться на нынешние высоты, – этой чертой сына его мама гордится больше всего.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу