В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Бауэр: в сабле недостаток в спортсменах и тренерах

21 октября 2012 года в 13:00

О выступлении команды в Лондоне, отсутствии конкуренции и резерва – в интервью с генеральным менеджером саблистов Кристианом Бауэром.

Генеральный менеджер российских саблистов Кристиан Бауэр подвёл итоги выступления своих подопечных на Олимпийских играх в Лондоне, рассказал о причинах неудач Алексея Якименко и мужской команды, потенциале сборной, необходимости перемен в существующей системе подготовки и о том, почему Софье Великой не удалось выиграть золото.

— Кристиан, вы работаете в России уже два года, и федерация продлила ваш контракт ещё на пять лет. Что удалось сделать за это время? И чего хотите добиться в новом олимпийском цикле?
— Прошедшие два года были целиком и полностью заняты подготовкой к Олимпийским играм. Ни на что другое у нас просто не было времени. Не было возможности как-то изменить систему организации и подготовки. Два года слишком короткий период, а поменять нужно было очень многое. Сейчас у меня больше времени, пять лет — это достаточный период. Сейчас мы начали вести подготовку вместе с юниорами, до этого мы были разделены, словно два разных мира. Российская сабля сейчас испытывает большой недостаток в спортсменах и тренерах. На всю Россию у нас только три человека. И не всех троих отличает высокий уровень, двоих — может быть, а вот насчёт

Это трое лучших саблистов, но даже им выиграть Олимпийские игры и чемпионат мира в личном первенстве пока не по силам. Ковалёв показал, что может, и Якименко может, но ему в первую очередь нужно поменять психологическую подготовку. Когда нет достаточной конкуренции и только три спортсмена на всю страну, они могут спокойно «спать», поскольку никто не может их заменить.

третьего не уверен.

— И кто есть кто из этих троих?
— Первые двое – это Якименко и Ковалёв, третий — Решетников. Это трое лучших саблистов, но даже им выиграть Олимпийские игры и чемпионат мира в личном первенстве пока не по силам. Ковалёв показал, что может, и Якименко может, но ему в первую очередь нужно поменять психологическую подготовку. Когда нет достаточной конкуренции и только три спортсмена на всю страну, они могут спокойно «спать», поскольку никто не может их заменить.

Как-то Павел Колобков меня спросил: «Как тебе удаётся выигрывать с ними чемпионат мира?» Это очень трудно, и Олимпиада показала, что команда не так сильна. Мы можем, но эти победы тяжело достаются. Для Олимпиады сил оказалось недостаточно. Мы должны принять это. У юниоров есть Ибрагимов, который может добиться успеха, но пока рано говорить. А после Ибрагимова тишина, никого нет. Сейчас я взял двух лучших из юниоров, но это совершенно другой мир. Им нужно минимум два года, чтобы понять, что нужно делать. Но опять остается два года до Олимпиады. Они этого не понимают, считают себя лучшими… Мы стараемся поменять это, но пока… Машина не работает (последние слова Бауэр произнес по-русски).

— В женской сабле дела обстоят так же?
— У женщин несколько иначе. Спортсменок больше, но составить конкуренцию Великой также никто не может. Другие саблистки неплохого уровня, но не такие, как Соня. Почему ей не удалось выиграть Олимпийские игры? Потому что на тренировках она не фехтует на должном уровне. Мы должны найти путь для развития российской сабли. Люди не хотят этого понимать, они живут в каком-то другом мире.

Сейчас мы пробуем приглашать разных тренеров. Каждую среду здесь, на базе «Озеро Круглое», проводится открытая тренировка, принять участие в которой может любой тренер со своим спортсменом. Они должны давать уроки, а затем обсуждать, искать пути развития. Но вместо этого тренеры приезжают даже без кроссовок, сидят и просто смотрят. Это российская система подготовки? Конечно, разговаривать легко, болтать все умеют. А кто будет работать? Кто-нибудь сказал: «Научите меня работать. Я хочу, чтобы меня чему-то научили?» В рапире и шпаге больше хороших тренеров, чем в сабле. В этом направлении должна быть проведена огромная работа. И Ильгар Мамедов мне в этом активно помогает.

— Давайте тогда поговорим о выступлении наших саблистов на Олимпиаде. Как Алексей Якименко пережил своё поражение?
— Проблема в том, что Якименко ехал выигрывать Олимпийские игры, то есть не фехтовать, не драться, а взять золото, которое, как он думал, его там ждало. Это его основная проблема. И там он начал дрожать, потому что нужно было защитить то, что ему не принадлежало. Из всех троих – он лучший. Он также лучший в мире. Но на тренировках он по-настоящему никогда не фехтует. Если бы он фехтовал по-настоящему, то выигрывал бы у всех 15:0. А поскольку нет конкуренции, он постепенно теряет свой уровень. Он знает, что здесь он номер один без вопросов. Так же и Ибрагимов. Проблема одна и та же.

Ещё до Олимпиады он мне говорил: «Смотрите, тренер, если я выиграю, то получу Audi». Он думал о том, что будет в случае победы, и совершенно забыл, для чего туда едет. Мне многое непонятно. Когда я работал в Китае, там была такая же проблема. В Европе по-другому – люди едут за результатом, а не думают, что получат, если выиграют. Якименко очень поздно понял это, ему просто не хватило времени. У Великой другая проблема.

Алексей прекрасно дрался с сильным саблистом из Венесуэлы, который уже много лет тренируется в Венгрии. В этом поединке он показал хорошее фехтование, выиграл с большим разрывом в счёте. А перед вторым матчем с американцем заявил, что он не знает этого парня и не знает, как с ним драться. Он потерял свой разум ещё до боя. Проигрывал 9:14, собрался, сравнял счёт. Затем у него дважды была возможность выиграть: ситуация была неоднозначная. Можно было дать две атаки ему, одну — американцу. Если бы он выиграл этот бой, уверен, он пробился бы в призы. Но один удар поменял всё. Если бы он сразу начал фехтовать, как при счете 14:9, то он выиграл бы. Но при равном счёте рефери не решился дать Якименко атаку. И все сразу стали говорить, какой плохой Якименко.

После того как он проиграл, я его не видел, поскольку следил за выступлением Софьи Великой. Думал, что Алексей ушёл, чтобы скрыть своё волнение, а он отправился комментировать матчи для телевидения. Он хотел через телевидение защитить свой имидж. Я могу понять его защитную реакцию. Кстати, не знал про его комментаторские способности. Но это, конечно, ненормально, он не должен был это делать, должен был готовиться к командным соревнованиям. Но тогда он находился в

У женщин несколько иначе. Спортсменок больше, но составить конкуренцию Великой также никто не может. Другие саблистки неплохого уровня, но не такие, как Соня. Почему ей не удалось выиграть Олимпийские игры? Потому что на тренировках она не фехтует на должном уровне. Мы должны найти путь для развития российской сабли.

совершенно другом измерении.

— Лучший результат на Играх в Лондоне показал Николай Ковалёв. Что скажете о его фехтовании?
— Ковалёв долгое время был очень близок к пьедесталу, очень хотел показать результат, но каждый раз вылетал. Я помню наш разговор в отеле на чемпионате Европы в Леньяно. Он говорил, что очень много работает, но никак не может пробиться в четвёрку лучших. Он постоянно говорил «я могу, я могу» и тем самым загонял себя в угол. На Олимпиаде Николай был более свободен, потому что в восьмерке встречался с первым номером мирового рейтинга Лимбахом, чей уровень гораздо выше. И никто бы не стал ругать Николая, если бы он ему проиграл. Но Лимбах в тот день фехтовал плохо, не на своем уровне, как и Якименко. И Ковалёв нашел способ пробиться наверх.

Что касается боя за выход в финал, то там были проблемы с судьей — он не засчитал укол при счёте 8:7. Должно было быть 8:8, а стало 9:7 в пользу соперника. И затем венгерский саблист выиграл в одну калитку 15:7. Николай просто не смог принять этот удар. Кроме того, он неправильно готовился в перерыве после четвертьфинала. Я отправился работать с женской командой. А Николай пошёл на улицу, поел пиццы – «полезная» пища перед полуфиналом Олимпиады — и ещё успел поспать в номере. Два года объясняю, что спать нельзя. Из-за этого он не смог настроиться. Правда, в поединке за третье место собрался. Ковалёва преследует «я должен, я должен». В прошлом году его жена впервые приехала на «Московскую саблю», и он постоянно твердил, что должен выступить хорошо, «ведь моя жена здесь, а я мушкетер». И до свиданья! Он очень чувствительный.

— Складывается ощущение, что на наших фехтовальщиков влияет абсолютно всё…
— В спорте действительно очень важны детали. Взять, например, ситуацию с Великой. Если бы она в финале фехтовала с Загунис, то одержала бы победу. А получилось, что она сражалась сама с собой, не с кореянкой.

— По словам Решетникова, у него проблема в чем-то схожая с Ковалёвым: он никак не может пробиться в восьмёрку сильнейших. Это общая тенденция у наших саблистов?
— Нет, у Решетникова другая проблема. Решетников сам не знает, кто он такой. Он думает, что более сильный спортсмен, чем на самом деле является. И это не только в фехтовании, но и в жизни. Он постоянно себя переоценивает. Прежде всего ему нужно понять, кто он есть и свой реальный уровень. Он не может плавать, но думает, что он Сальников. На праздновании Нового года он пел в караоке. Он не умеет петь, но при этом вёл себя так, будто он хороший исполнитель. Он думает, что он спортсмен высокого уровня, но на самом деле это не так. Началась Олимпиада, а это совершенно другое давление, и всё проявилось.

— Есть ли у Вениамина шансы изменить ситуацию?
— Только если он сможет разобраться в самом себе. Именно по этой причине его сейчас нет на базе. Я сказал ему: «Веня, пока ты не поймешь, кто ты на самом деле, на сборе национальной команды тебе делать нечего». Он не исключен из команды. Я дал ему два месяца на раздумье. Если он поймёт, вернётся, если нет – останется дома.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу

Узнавайте о новых прогнозах первым

Мы будем присылать только важные уведомления в браузере

Новые прогнозы!

Уведомления о публикации новых спортивных прогнозов на самые интересные матчи!

Не сейчас