В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Базаревич: совет Шведу один – терпеть!

21 декабря 2012 года в 23:30

О жизни в Самаре, "Красных Крыльях", сборной России, "Динамо", Алексее Шведе и лимите на легионеров – в интервью Сергея Базаревича.
– Первый вопрос, разумеется, как вы себя ощущаете в Самаре?
– Привыкнуть было несложно, ведь я и ранее работал с местной командой, ЦСК ВВС. Так что всё в порядке, никаких трудностей не испытываю, кажется.

– Насколько легко было привыкнуть к городу в регионе после столицы?
– Ну, в любом случае я москвич и очень люблю родной город. Понятно, что Самара – это совсем другое. Но есть и свои плюсы. Меньше расстояния и пробки, а квартира – с видом на Волгу, что мне очень нравится.

– Что вас здесь больше всего радует, а что, напротив, расстраивает? Возможно, не хватает чего-то?
– Да, не хватает нормальных ресторанов, пожалуй. А главное – большой современной арены и хорошего, доступного в любое нужное нам время тренировочного зала.

– Согласны с тем, что за пределами Москвы жизнь гораздо спокойнее и размереннее?
– Пожалуй, да. Но, опять же, Самара по европейским меркам – огромный город. И каких-то кардинальных отличий я бы выделять не стал.

Это не сказки, здесь действительно непросто выступать. Наши расстояния просто убивают. Это ведь не Италия, или Бельгия: там доехать на гостевой матч, это как у нас съездить в другой конец города. Ребята устают, где-то не хватает времени на отдых, где-то страдает качество тренировок, а иной раз и восстанавливаться не успеваешь нормально. Как итог – твой класс нивелируется со страшной силой. – А если касаться непосредственно баскетбола?
– Работа тренера в любой лиге, а в России – особенно, требует большого количества нервной энергии. В этом плане мы, конечно, не Греция, но определённо где-то рядом… А вообще не стоит дифференцировать дружины по принципу «столичные – провинциальные».

– Вам, судя по всему, доверяют… раз не стали искать кого-то другого в межсезонье, хотя прошлый сезон вряд ли можно было занести команде в актив.
– А как вы определили, что сезон был не очень удачным? Ну, хорошо, заняли бы седьмое место, а не восьмое. И что? Мы выиграли Кубок России, а это было приоритетной задачей на сезон для клуба. Да, конечно, мы могли финишировать повыше в ПБЛ, но с таким количеством травм – одних только переломов было пять (!) – это оказалось сделать достаточно тяжело.

– То есть вы считаете, что клуб выступил вполне успешно?
– Не стоит забывать, что «Красные Крылья» – достаточно молодая организация. На мой взгляд, когда я пришёл, в ней уже были заложены определённые ошибки, от которых сходу избавиться было совсем непросто. В этом году, на мой взгляд, ситуация изменилась к лучшему. Взаимопонимание вышло на новый уровень. Возможно, все стали чуть больше доверять друг другу.

– В нынешнем сезоне состав у «Крыльев» подобрался значительно более сильный, согласны?
– Не подобрался, а мы его подобрали. По крайней мере, он мне гораздо больше нравится. Каждый тренер строит команду, исходя из своего понимания баскетбола. В это межсезонье было больше места для манёвра в плане комплектации, так как меньше игроков с прошлого сезона осталось на контрактах. Также нам удалось сделать выводы из того, что было раньше. Отсюда пришло и понимание того, каких баскетболистов стоит искать, какими качествами (игровыми и человеческими) они обязательно должны обладать. Поэтому селекция была более… правильной, что ли.

– Приход же Джеремайя Мэсси позволил прибавить в борьбе под щитами, да и команда расширила диапазон атакующих действий…
– Дело в том, что мы были довольны тем, что уже имели. Но, к сожалению, Смит получил травму, и в связи с этим мы оказались сильно ограничены – особенно в нападении. Это подтвердилось поражениями в матчах против «Летувос Ритас» и «Астаны», где нам его не хватало. Рискну предположить, что, будь он здоров, мы бы одержали верх в тех поединках. В прошлом году у нас было очень много травм, так что в этот раз мы старались приобретать взаимозаменяемых игроков. Но Смит оказался наиболее незаменимым из всех, посему пришлось искать более-менее равноценного атлета на его позицию. Мэсси был одним из вариантов, и, в общем-то, я рад, что мы остановили выбор именно на нём. Вообще он поразительно быстро поймал нужный ритм, почти после полугодового простоя – это было откровением лично для меня.

– Не тяжело будет расставаться с форвардом после окончательного восстановления Смита, ведь он наверняка придаст команде шарму?
– У нас предусмотрена возможность сохранения Мэсси в виде продления соглашения. Будем думать, какой из вариантов принесёт больше пользы команде или как их использовать вместе.

– Сложно не спросить вас о Тре Симмонсе – форвард явно пришёлся ко двору и стал лидером коллектива. Что вас в нём подкупило?
– Всё-таки лидер коллектива – это Аарон Майлз. Он настоящий капитан и на площадке, и вне её. В прошлом году мы были весьма довольны Рашем… Он здорово играл, демонстрировал бойцовские качества. Но в конце сезона появилось ощущение, что он не хочет оставаться. Или, возможно, хочет улучшения условий контракта – не могу знать точно. Ну и, как только появилась возможность подписать Симмонса, мы ей воспользовались. Сам Тре был лидером бывшего клуба, он умеет забивать, создавать ситуации для партнёров… Вообще, мы искали некий улучшенный вариант Раша. А Симмонс таковым и является, но у меня имелись определённые сомнения насчёт его оборонительных навыков. Мы, так сказать, попытались «продать» ему идею, что он здорово действует на своей половине площадки. И он действительно может это делать.

– Раз уж затронули тему легионеров, не могу не поинтересоваться, насколько легко вам с ними работается?
– Лично я никакой разницы не вижу, серьёзно. Всё зависит от конкретных людей, их качеств и желания работать. А русский или легионер – абсолютно неважно.

– А с Кулагиным быстро нашли общий язык, ведь у него богатый послужной список нарушений режима?
– Мне кажется, он уже пересмотрел отношение к таким вещам. Да, он молод, и определённые вещи в его исполнении не нравились многим. Но лично я к этому отношусь довольно спокойно. Здесь пока что я не вижу проблем вне площадки. Надеюсь, не увижу их и в дальнейшем. Но я вижу проблемы на площадке, и ему надо эти проблемы решать. Если он хочет выйти на принципиально новый уровень, то нужно определённо прибавлять – в этом нет сомнений.

– Не отпугнул тот факт, что Лукич и Карасёв расстались с защитником без сомнений, несмотря на талант?
– Знаете, я привык полагаться на собственное мнение. Мы с ним разговаривали, поверьте. Так бывает, что одним кто-то нравится, а другим – не очень. Пожалуй, я догадываюсь, почему определённым тренерам не по душе игроки такого рода. Но я к определённым вещам отношусь куда проще, чем другие коллеги по цеху.

– Получается, с Карасёвым точно не созванивались, не советовались с ним насчёт управления новобранцем?
– Вы правы, не звонил. Я был в курсе истории, ведь я тоже не в рулетку играю – примерно представляю положение дел (улыбается). Информации собрал немало, анализировал, но ни с кем из его бывших тренеров не общался на этот счёт.

– Ещё один молодой да ранний Виктор Заряжко, подававший большие надежды в «Спарте и К».
– Я очень доволен Витей. Но, скажем так, очень тяжело постоянно задействовать всех игроков заявки. При этом, возможно, на данный момент он заслуживает чуть больше игрового времени, чем имеет. Быть может, он его получит, если будет продолжать в том же духе. Он произвёл на меня хорошее впечатление выступлением за молодёжную сборную, приглянулся, пожалуй, больше всех остальных. На данный момент он прогрессирует, и даже в некоторых аспектах действует лучше, чем ожидалось. При этом первым номером ему играть тяжело из-за молодости – ему приходится руководить легионерами, а для этого надо заработать авторитет. У него определённо есть будущее.

– Насколько тяжело тренеру, радеющему за развитие российских игроков, держать их в запасе?
– Не стоит ставить вопрос так, будто я больше всех обязан российскому баскетболу кого-то развивать. Не хотелось бы мне подобного давления… Вместе с тем, приятно иметь репутацию тренера, который может работать с молодыми, доверять им.

Я, например, знаю, что в Италии думают: мол, вон, у русских какая сборная; может тоже стоит ввести лимит? Наверное, нам лимит на легионеров в пятёрке надо убрать, это усложняет в том числе и тренерскую работу, ломает ротацию. Но, иностранцев всё равно должно быть не больше 5-6 человек в составе. Это поможет стабилизировать рынок. Но руководители команд должны будут понять, что без своих баскетболистов развиваться организация не будет. – За выступлением ЦСКА и «Химок» в Евролиге следите или не до этого?
– Конечно, стараюсь следить – это ведь лучший баскетбол Старого Света. Как по мне, никто из наших не преподнёс существенных сюрпризов – обе команды играют в свою силу, не более того. Посмотрим, что будет в Топ-16. На мой взгляд, в плей-офф дружины выходить должны.

– Кстати говоря, пока и у вашей команды в Кубке Вызова всё складывается неплохо. Или это уровень турнира весьма низок?
– Мы выигрывали даже игры, в которых действовали не слишком продуктивно в нападении – опять же, к вопросу об отсутствии Смита и Мэсси. Васильев местами неплохо выступал, сумел в какой-то степени компенсировать их отсутствие. Но победы добывались во многом благодаря защите. Наш нынешний состав обороняется куда лучше, чем прошлогодний. По поводу самого турнира – вспомните первую игру, которую мы провели дома против «Керавноса». Мы никак не могли создать задел и поняли, что в баскетбол умеют играть все. Знаете, это даже хорошо, что мы убедились в этом ещё в первой встрече. Вышли в полной уверенности, что сейчас сомнём оппонента. Но после успешного старта и невразумительного продолжения все стали сильно нервничать, начиная с меня и заканчивая подопечными. Надо принять это: все умеют играть, и ты не можешь сходу уничтожить соперника, только выйдя на паркет. Конечно, может уровень Еврочелленджа не самый выдающийся, но, надо понимать, что у российских команд крайне тяжёлый график. Существует даже понятие такое – «российская надбавка»…

Это не сказки, здесь действительно непросто выступать. Наши расстояния просто убивают. Это ведь не Италия или Бельгия: там доехать на гостевой матч это как у нас съездить в другой конец города. Ребята устают, где-то не хватает времени на отдых, где-то страдает качество тренировок, а иной раз и восстанавливаться не успеваешь нормально. Как итог – твой класс нивелируется со страшной силой. Мы, например, провели 10 дней на выезде, сыграли в Румынии, потом в Петербурге, а после – в Финляндии. И даже я не мог нормально спать дня три: просыпался, ходил как убитый. Мы ехали в Румынию 20 часов! Когда летаешь не из Москвы и не имеешь чартеров – это ещё один вызов. Иногда бывают задержки рейсов, а недавно мы приехали домой в пять утра. Причём тяжёлый график может не сказаться завтра или даже в ближайшее время. Но это всё накапливается, и в определённый момент может наступить спад. В общем, играть в России непросто. Я читал отзывы болельщиков – мол, чего они плачут, вот в НБА куда тяжелее…

Постойте, как это так? Сразу видно, люди рассуждают о вещах, с которыми и близко не знакомы. За океаном все летают собственными самолётами, и это здорово. Ты садишься в самолёт сразу после матча, а не на следующий день, прилетаешь домой, можешь поспать, а наутро идти тренироваться. В НБА, конечно, нелегко. Но там люди не добираются по 20 часов на автобусе на очередной матч, не меняют поезда на автобусы в течение одной поездки и так далее. Я точно знаю, как это всё происходит: ты не проходишь ни таможню, ни паспортный контроль. Ты приезжаешь к трапу самолёта и садишься на своё место.

– Как считаете, по силам будет выиграть турнир и превзойти достижение 2010 года – выход в финал?
– Я бы ставил задачи постепенно. Шансы, безусловно, имеются, и они весьма хорошие. Но будем решать их по мере поступления. Мы не ЦСКА, где на каждую позицию по три равносильных человека. Травмы определённых игроков могут серьёзно повлиять на наш перформанс. Пожалуй, в схожей ситуации находятся и остальные наши клубы. Разумеется, кроме ЦСКА, УНИКСа, «Химок» и, пожалуй, краснодарского «Локомотива». Даже питерский «Спартак» ещё не дотягивает до их уровня.

– Много копий сломано о проблеме лимита, что вы думаете по этому поводу – оставить правило «3+2», отменить совсем, ввести ограничение на использование всего пяти легионеров в заявке на матч или обязать клубы заявлять на матч национального первенства не менее двух игроков до 23 лет, выращенных в собственной академии по примеру Турции?
– Насколько я заметил, на вашем сайте сильно лоббируется отмена лимита (улыбается). С одной стороны, любой лимит – это несправедливость. Порой за российских игроков разворачивается ожесточённая борьба, а в результате оной цена вопроса возрастает до неоправданных размеров. Такая ситуация, думается мне, влияет на ребят не лучшим образом. И даже не в том плане, что игрок начинает думать: мол, всё круто, я стою целый миллион, условно. Но и окружающие начинают воспринимать этого атлета с совершенно других позиций, с других высот, чем прежде. Все сидят, и думают: он столько стоит, что должен здорово играть. Или же наоборот – почему ему столько платят, он же не заслуживает этого? Не спорю, зарабатывать много всегда приятно. Именно зарабатывать, а не получать. Но ещё лучше – стоить правильно.

С другой стороны, сборная хорошо играет. Я, например, знаю, что в Италии думают: мол, вон, у русских какая сборная; может, тоже стоит ввести лимит? Наверное, нам лимит на легионеров в пятёрке надо убрать, это усложняет в том числе и тренерскую работу, ломает ротацию. Но иностранцев всё равно должно быть не больше 5-6 человек в составе. Это поможет стабилизировать рынок. Но руководители команд должны будут понять, что без своих баскетболистов развиваться организация не будет. Всё же как бы ни играли легионеры, они приезжают в первую очередь зарабатывать. Это нормально, есть люди, которые за деньги работают даже лучше, чем по каким-то убеждениям. В любом случае нужно иметь чёткий план действий, а не брать и отменять лимит в одночасье. Решение в любом случае должно быть подготовленным, и все должны успеть спланировать своё дальнейшее существование, если будет решено убрать ограничение.

– А как, на ваш взгляд, должна быть решена проблема между ПБЛ и Единой лигой ВТБ?
– Абсолютно уверен, что нужно оставить один турнир. Лично я – за российский баскетбол. Играть с латышами, литовцами и украинцами интересно. Для меня, конечно, это ещё и ностальгия: я ведь выступал в чемпионате СССР… С другой стороны, мне кажется, небольшое количество российских команд сильно ограничивает развитие отечественного баскетбола. Наших команд должно быть гораздо больше. Население – 140 миллионов, в конце-то концов. А в Греции – куда меньше, но в то же время клубов столько же. К сожалению, при современных реалиях местным властям совершенно не интересно существование команды, если она не выступает на самом высоком уровне. Для них важно приобщиться к какому-то элитному событию, только и всего.

Например, ЦСКА, имеющий огромные ресурсы, должен выступать везде, по всей России. Когда к нам они приезжали, с Кириленко, в наш зал было не зайти. Помню, я тогда даже обиделся, что ходят на Кириленко, а не на нас (улыбается). Наверное, этим как-то и федерация должна заниматься… Вообще, если думать о развитии баскетбола в целом – он должен быть не только в Москве и ближайшей округе, но везде. И для того чтобы был интерес, туда должны ездить лучшие. Хотя такой чемпионат ПБЛ как сейчас не может и близко конкурировать с лигой ВТБ.

– Не могу не спросить вас об уходе Блатта с поста главного тренера сборной – на ваш взгляд, это серьёзная потеря?
– Это нормальная ситуация, когда после семи лет человек собирается сосредоточиться на одной из своих работ. Тем более что он тренирует одну из топовых команд континента. На мой взгляд, не стоит делать из этого трагедию, как это любят делать наши СМИ. Блатт, безусловно, сделал многое для сборной. Знаете, как у нас, «нет пророков в своём отечестве»… Это очень хорошо характеризует нас: те, кто приезжают извне, будто имеют какое-то сокровенное знание, недоступные здешним. А чтобы здесь кем-то стать, нужно обязательно уехать. Я прочувствовал это на собственном опыте, будучи ещё игроком. Дэвид определённо поднял престиж сборной, привлёк к ней небывалое внимание. Но кто знает, может, это произошло бы и само собой из-за того, что телевидения стало больше…

Получается, он попал в хорошую волну, да и поколение игроков поспособствовало его успеху. Где-то я читал интересную мысль о футболе. Мол, те, кто выигрывает молодёжные чемпионаты, через определённое время с большой долей вероятности первенствуют и на взрослых международных турнирах. То же случилось и здесь: поколение 1985-87 годов был самый сильный ДЮБЛ, я даже сам успел их потренировать. Из них многие прошли через сборную, за исключением, разве что, Агапова. Женя Воронов уже дважды побывал на чемпионате мира, стал бронзовым призёром Олимпиады, хотя в него немногие верили. Ну и, конечно, такие бриллианты, как Кириленко, Хряпа и Моня, появились как нельзя вовремя. В общем, многое зависит от поколений. Так было и в Югославии, и у испанцев, и у греков. После триумфальных годов наступает определённый спад, как показывает история…

– Кто должен его сменить, как считаете?
– Мне себя назвать? Не знаю даже, не я решения принимаю. Говоря про себя, я упомянул, что не вижу причин, из-за которых не смог бы возглавить национальную команду…

– Как считаете, насколько велики ваши шансы?
– Никак не оцениваю, честное слово. Ну, как я должен сказать, процентов 10 или 50? Я не знаю, на чём будет основываться федерация, принимая решения. Посему и свои шансы не могу оценить, не зная критериев выбора (улыбается).

– Кстати, приходилось слышать, что вас звали возглавить сборную на Универсиаде-2011 в Китае. Это правда? Почему не приняли предложение?
– Да, правда. Во-первых, я сборную уже тренировал на Универсиаде в Измире. Более того, считаю, что мы выступили там хорошо. С одной стороны, для меня это уже пройденный этап. Отношение к той сборной было таким, что… Помнится, тогда пришлось потратить уйму нервов и сил.

В «Динамо» обещали новое руководство, большие перемены… Это было очень сильно на мне завязано. А от меня требовали решения, фактически, за один день. Я понял, что не смогу серьёзно заниматься студентами. Но, к сожалению, в «Динамо» всё пошло так, как я не мог предвидеть… Всё было, так сказать, на мази. Но в итоге всё осталось неосуществлённым.– А если сейчас предложат летом поработать с какой-нибудь из национальных команд, но не главной?
– Вряд ли. Скорее всего, нет. Дело в том, что эта студенческая сборная непонятно к кому относится. С одной стороны – это студсоюз, с другой – федерация даёт на это тренера… Получается, на Универсиаде в Казани она будет, безусловно, нужна. А так, после – едва ли. Я отказался в большей степени даже не по этой причине. В «Динамо» обещали новое руководство, большие перемены… Это было очень сильно на мне завязано. А от меня требовали решения фактически за один день. Я понял, что не смогу серьёзно заниматься студентами. Но, к сожалению, в «Динамо» всё пошло так, как я не мог предвидеть… Всё было, так сказать, на мази. Но в итоге всё осталось неосуществлённым. Потом мне предложили «Крылья», я подписал контракт, и это было правильное решение. Было бы некорректно, придя в новую команду, совмещать этот пост ещё и со сборной.

– А в «Динамо» рассчитываете когда-нибудь снова оказаться? Необязательно в качестве главного тренера.
– Ну, сначала клуб должен вернуться хоть куда-нибудь. Конечно, формально он существует, но это не тот уровень, на котором все мы привыкли его видеть. С этой командой меня, безусловно, связывают совершенно особые воспоминания и чувства. С одной стороны, именно в «Динамо» мне помогли раскрыться, выйти на новый уровень и дорасти до сборной. С другой – я тоже немало сил отдал, возродив бело-голубых вместе с Евгением Яковлевичем Гомельским в 2001 году. В общем, эмоций с клубом связано очень много. Но, чтобы о чём-то говорить, нужно дождаться возрождения команды.

– За выступлением своего бывшего подопечного, которому вы чуть ли не путёвку в жизнь дали, предоставляя массу игрового времени – Алексея Шведа в НБА следите?
– Если честно, за НБА следить не сильно получается. Но статистику Лёши, конечно, видел. Опять же, слишком громко сказано насчёт путёвки в жизнь… Ребята сами берут эти шансы, а тренер может только помочь в этом. Мудрый тренер Ратко Йоксич мне даже говорил: мол, мы быстрее загубим игрока, чем поможем раскрыться (смеётся). Я рад, что он пока хорошо себя проявляет. Швед, безусловно, талантлив.

– Как первый из россиян и тем более защитников, уехавших в НБА, какой бы совет ему дали?
– У него другая ситуация. Всем, кто уезжает туда сейчас, гораздо легче, чем было мне – по многим причинам. Тогда там гораздо меньше команд было, конкуренция среди игроков куда больше. Совет у меня к нему один: когда будут неудачи, а они обязательно будут, их нужно перетерпеть. Без везения тоже не обойтись. Чёрная полоса ни в коем случае не должна выбить его из колеи: нужно будет терпеть, и к этому нужно себя подготовить. Хотя, я очень рад, что сейчас у Лёши всё складывается хорошо. Уверен, он в НБА заиграет! Тамошний баскетбол для него даже больше подходит, чем европейский.

– Ваш любимый игрок всех времен?
– Наверное, это Ларри Бёрд. На начальном этапе карьеры кумира как такового не было, но мне безумно нравился Драган Кичанович: он произодил большое впечатление.

– Опишите тремя словами, каким вы кажетесь людям?
– Зависит от того с кем общаюсь. Близким я кажусь одним, а остальным, быть может, совершенно другим. Как это описать в трёх словах? Очень сложно. Обаятельный? Ну, это вряд ли (улыбается). Не могу вам точно ответить. Спросите у окружающих.

– Есть черта, от которой хотели бы избавиться?
– Таких вещей, даже не черт, довольно много. Порой я настолько сосредоточен на себе, что кажусь людям отчуждённым, а иногда и, наверное, высокомерным. Хотелось бы, конечно, выглядеть более доброжелательно. Внутри это так, а вот внешне обо мне такого не скажешь. Иногда не хочется тратить энергию на лишнее общение…

– Часто приходится обманывать во благо?
– Нет.

– Какие люди раздражают больше всего?
– Бесцеремонные.

– Качества, которые вы больше всего цените в мужчине?
– Пожалуй, справедливость.

– Качества, которые вы больше всего цените в женщине?
– Читал недавно Ерофеева, он ставил вопрос: «есть ли у женщины честь»? (Смеётся.) «Нет, у женщины есть только совесть»… Ну, пусть будет совесть.

– Чему хотели бы научиться из того, чего не умеете?
– Выучить итальянский. Я кое-что понимаю, но хотелось бы владеть им на хорошем уровне.

– Если не собой, то кем вам хотелось бы быть?
– Нет-нет, мне нормально, нравится быть собой (улыбается).

– Какие три книги вы взяли бы с собой на необитаемый остров?
– «Три товарища» или «Чёрный обелиск»… Я очень любил Ремарка в детстве, и очень давно его уже не читал. Думаю, такое чтиво пригодилось бы на необитаемом острове (смеётся). Ещё бы надо прихватить самоучитель итальянского. Плюс какого-нибудь сложного философа, вроде Канта. В общем, такое, на что в обыденной жизни времени не хватает.

– Любимый литературный герой?
– У меня нет такого.

– Когда вы последний раз пускали скупую мужскую слезу?
– Не знаю когда точно. Я могу прослезиться и посмотрев кино. Не считаю это слабостью.

– Самый экстремальный поступок в жизни?
– Не знаю. Быть может, ещё совершу какой-нибудь.

– Ваше состояние духа в настоящий момент?
– Крайняя сосредоточенность на работе.

– В какой стране вам хотелось бы встретить старость?
– В Италии, наверное. Я вообще италоман, я там играл. В общем, меня там всё устраивает (улыбается). Пожалуй, Москва или Италия.

– Как вы хотели бы умереть?
– О, господи… Не берусь ответить.

– Если бы вам довелось встретиться с богом, что бы вы у него спросили?
– Я не считаю, что богу можно задать конкретный вопрос. Для меня бог – это не старец на иконах. Меня волнует, хороший ли я отец, наверное, спросил бы об этом.
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу