В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Кверквелия: в детстве обожал Каладзе и Шевченко

15 января 2013 года в 10:00

Защитник "Рубина" Соломон Кверквелия за разговорами о футболе поведал о том, как из-за ошибки паспортиста поменялась его фамилия.

В 2011 году Соломон Кверквелия ярко дебютировал в «Рубине». Но потом отправился набираться опыта – в «Нефтехимик», с которым казанцы поддерживают партнёрские отношения. Сейчас вернулся из аренды. В будущее заглядывать не спешит. Говорит, главное на данный момент – играть.

— Временем, проведённым в «Нефтехимике», я вполне доволен, — уверяет Кверквелия. – Там я регулярно выходил на поле. Физически чувствую себя отлично. И хочу играть. Вместе с тем понимаю: в «Рубине» на моей позиции действуют настоящие звёзды. А я ещё молодой. Мне надо набираться опыта. Надеюсь, что через год-два я буду готов по-настоящему бороться за место в составе такой команды, как «Рубин».

— То есть вы в принципе не против новой аренды?
— Нет. Но на второй сбор «Рубина» меня вроде бы берут.

— Вы ведь успели поиграть в основе «Рубина». Почему не мечтаете вытеснить конкурентов уже сейчас?
— Я начал играть в основе потому, что травму получил Сезар Навас. У команды был дефицит защитников. Поэтому поставили меня. А потом снова начали выпускать более опытных ребят. Всё логично. Моё время когда-нибудь придёт. Я хочу проявить себя именно в «Рубине». Это очень хорошая команда.

— Расскажите о себе. Как попали в футбол? Что этому способствовало?
— Я сам из городка Самтредиа. Мой отец болел за местный «Локомотив» и был настоящим фанатом футбола. А его друг работал в городской спортивной школе под названием «Глория». Вот папа и решил отправить меня в футбол. В 13 лет я переехал в Тбилиси. Занимался сначала в школе «Динамо», а потом в академии Тенгиза Сулаквелидзе. Слышали такого футболиста?

— Конечно. Под полсотни матчей за сборную СССР провёл.
— Вот. Легенда. В Тбилиси я жил вместе с двумя старшими сёстрами. А в 17 лет я подписал контракт с агентом Ревазом Челебадзе. Он отправил меня на смотрины в «Зенит». Там я провёл полгода в молодёжной команде. А потом возник вариант с «Рубином».

— С зенитовской основой хоть раз потренировались?
— Один раз. Впечатление получил колоссальное. Такие люди рядом со мной – Кержаков, Бруну Алвеш…

— Бруну Алвеш, кстати, по мнению многих, в соотношении цена-качество себя не оправдывает.
— По мне – классный защитник! Я бы включил его в четвёрку лучших в России в своём амплуа.

— Ну а «Рубин»-то чем милей «Зенита» оказался?
— В «Зените» у меня не было ни малейших шансов заиграть на тот момент. Вариант с «Рубином» показался перспективней. К тому же в рубиновской «молодёжке» играл мой соотечественник — Автандил Братчули. Я посчитал, что вместе будет проще.

— Грузинские футболисты любят играть красиво, атаковать, финтить. Почему вы решили стать защитником?
— Данные подходили. Всегда был высоким, хорошо играл головой. Мне нравится моё амплуа.

— До вас в «Рубине» тоже играл Квирквелия — Дато. У него, правда, в третьей букве фамилии буква «И», а у вас «Е».
— Я тоже должен быть КвИрквелия.

Но в паспорт отца вкралась ошибка. Человек, который выдавал документ, напортачил. И он стал Кверквелия.

— Про фамилию мы выяснили. Не могу не спросить про имя. Кто-то из ваших родителей был поклонником древности?
— Всё проще. Так звали моего дедушку. Я получил имя в честь него. А самого деда, по-моему, назвали именно в честь древнееврейского царя.

— Кто из грузинских футболистов вам нравился, когда были маленьким?
— Каха Каладзе. Он выиграл всё что можно. Суперфутболист!

— Вы с ним не знакомы?
— Нет, хотя он, как и я, из Самтредиа.

— После завершения карьеры он ушёл в политику, сейчас занимает посты вице-премьера и министра энергетики.
— Э, политика — не моё! За ней совсем не слежу. Вот футбол – другое дело. Я, кстати, сказал о Каладзе, а мне ещё всегда нравился его партнёр по «Милану» – Андрей Шевченко. Обожал этого форварда. У меня дома даже был его плакат.

— «Рубин» прошлой осенью встречался с киевским «Динамо», где играл Шевченко, и вы были в составе.
— Это были непередаваемые эмоции. Шок! Я просто не мог поверить! Тем более что мы ещё и выиграли.

— Футболками на память с Шевченко не обменялись?
— Нет, я свои первые футболки сохранил. Они у меня дома, в Грузии.

— В следующем отборочном раунде Лиги чемпионов «Рубин» проиграл «Лиону», а вы отметились автоголом. Долго потом себя корили?
— Это был несчастный случай. Я постарался забыть о нём.

— В отличие о того гола, который сами забили за «Рубин».
— О, да. Радость тогда была колоссальная. До сих пор помню минуту, на которой я поразил ворота «Амкара» — 87-я. Тем более что этот гол помог нам сравнять счёт.

— Друзья в «Рубине» у вас есть?
— Близких – нет. Со всеми ребятами ровные отношения.

— На сборах, я смотрю, вы играете в футбольный менеджер.
— Да, за «Барселону». Она мне с детства нравится. И папа её обожает.

— Смотрели знаменитый матч «Рубина» на «Камп Ноу»?
— Конечно! Я вообще Лигу чемпионов старался не пропускать. Скажи мне кто тогда, что я сам в один прекрасный момент попаду в «Рубин», я бы посмотрел на этого человека с большим удивлением. А видите, как всё получилось…

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу