В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Исхаков: Боккетти отказался переходить в "Зенит"

30 января 2013 года в 21:00

Камиль Исхаков, вступивший накануне в должность вице-президента "Рубина", сегодня провёл пресс-конференцию для журналистов.

«ЛЮБЛЮ „РУБИН“, КАК СВОЕГО РЕБЁНКА»

— На эту работу меня благословили глава Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов и президент «Рубина» Валерий Юрьевич Сорокин, — сразу взял слово экс-мэр Казани Исхаков, уже стоявший во главе клуба с 2002 по 2005 годы. — Приступаю к работе с большим удовольствием, ведь «Рубин» я люблю, как своего ребёнка. Этот клуб я когда-то возрождал из руин. Так что я отдам все свои знания, опыт и здоровье, чтобы «Рубин» соответствовал высокому положению Татарстана в России да и в мире в целом.

Хотел бы отметить, что «Рубин» сможет добиться значительных успехов только в том случае, если постоянное внимание ему будет уделять президент республики Минниханов. Если это внимание хоть на какое-то время станет слабее, упущенное вряд ли удастся восстановить. Колоссальное значение имеет поддержка членов попечительского совета, которые обеспечивают финансовую составляющую клуба и помогают рекомендациями.

Мы уже переговорили с президентом «Рубина» Сорокиным и распределили обязанности. Я беру на себя спортивную часть, а его основная задача — работа с финансами. Он займётся созданием финансово-экономической модели, которая будет соответствовать правилам фэйр-плей и поможет пройти лицензирование на европейском уровне. Для нас это означает полную перестройку всей нашей работы — и структурно, и организационно. Изменения начнутся через полгода, после окончания сезона.

В последнее время «Рубин» переживал потрясения, в клубе прошли проверки. Я ознакомился с результатами и выписал себе все выявленные недочёты, чтобы больше их не допускать. Задачи «Рубина» не уменьшаются. Мы должны оправдывать доверие и ожидания людей.

— От объявления о рекомендации вашей кандидатуры на должность вице-президента до официального назначения прошёл месяц. Чем вы занимались всё это время?
— Для меня это предложение было совершенно неожиданными. Я мечтал вернуться работать в Татарстан. Когда предложение о назначении было озвучено на совете, я находился в воздухе, а потом наступили каникулы. Встретиться с Сорокиным я смог только 11-го числа. Мы обсудили то, чем я буду заниматься, и сформировали документально понимание этого вопроса. К тому времени я съездил на сбор в Турцию, поговорил с главным тренером, посмотрел, есть ли порох в пороховницах. Мне было важно желание, задор, и я его увидел.

Потом мне пришлось ещё раз побывать на сборе — на этот раз чтобы довести пожелания Минниханова до Гёкхана Тёре. Там я также встретился с командой, поговорил с футболистами. После этого я прояснил для себя ситуацию в клубе и дал согласие на работу. И тут же окунулся в трансферные дела. 31 января в Европе закрывается окно, а нам предстоит играть с одной из самых сильных клубов в Европе, если не самой сильной. Пришлось провести переговоры с Янном М'Вила. И так получилось, что только 29-го числа я на встрече с Миннихановым окончательно согласился вступить в должность.

«БОККЕТТИ МОГ ОКАЗАТЬСЯ В „ЗЕНИТЕ“, НО ВЫБРАЛ „СПАРТАК“

— „Рубин“ купил Боккетти за € 9 млн, а „Спартаку“ продал за € 4,5 млн, хотя на рынке он оценивается в € 12-13 млн. Расскажите об арифметике этого трансфера.
— На М'Вила мы тоже могли потратить € 28 млн — столько за него предлагали в прошлом году. У Боккетти шёл последний год по контракту. Мы довольны им, что называется, выше крыши, он принёс нам огромную пользу. Боккетти свои функции выполнял хорошо, он боец, но ему хочется расти и двигаться вперёд, а перспективы у него большие. И здесь появляется „Спартак“, который предлагает ему зарплату больше, чем „Рубин“ может позволить. Плюс Сальве нужны были какие-то перемены. И Боккетти — а он очень хороший парень — сознательно был уже не наш. Если бы мы сейчас не продали его, летом „Рубин“ получил бы за него „бублик“. Не 9 и не 5 миллионов, а ноль. А мы должны строить политику так: продали — потратили эту сумму на футболиста. Поэтому мы решили расстаться с Боккетти. Покупатель начал с € 3 млн, а переговоры закончились на € 4,5 млн, что очень неплохо для нас.

— Как быть с тем, что „Рубин“ продаёт сильных футболистов своим конкурентам? Семак, Бухаров, Домингес ушли в „Зенит“, Нобоа в „Динамо“, и вот теперь Боккетти.
— Есть товар, есть предложение, есть покупатель. Это рынок. Есть сам человек, который сам в этом участвует. Если бы Боккетти сказал „нет, не иду“, как он сказал это относительно „Зенита“, не было бы перехода в „Спартак“.

— Насколько верна история о том, что „Рубин“ мог предложить Боккетти такую же зарплату, как „Спартак“, но не стал этого делать, чтобы не взвинчивать ситуацию с зарплатами других футболистов?
— Всё вы знаете! (Улыбается.) Есть такая ситуация, которую нельзя нарушать. Мы взяли М'Вила, но у нас была планка по зарплате, установленная ещё за рубежом. Плюс разница между нашим футболом и французским — он бы не пошёл на меньшее. Но надо помнить и о нашем клубе, важно было не испортить атмосферу. Касательно заработков М'Вила я был готов сказать ребятам: когда вы в 22 года сыграете 22 матча за сборную, мы вам тоже такой оклад назначим. А это не просто сборная, а сборная Франции, и он за неё провёл 22 матча.

По Боккетти у меня такого ответа не было. „Спартак“ нуждался в защитнике, так как защита — их очень слабое место. Мы встречались с Карпиным, долго беседовали. Они были готовы дать любые деньги, чтобы такой футболист, как Боккетти, играл у них.

— Ходили слухи, что „Рубин“ предлагал „Зениту“ Боккетти в обмен на Александра Бухарова. Это правда?
— „Рубин“ не предлагал. Насколько я знаю, с такой схемой обращался „Зенит“. Тогда многие ждали реакции самого Боккетти, и она незамедлительно последовала. А что касается Бухарова, то мы знаем, что он хочет вернуться в Казань. Работаем в этом направлении.

»С ФИНАНСАМИ У «РУБИНА» НЕ ГУСТО"

— Стоит ли до 31 января ожидать новичков в составе «Рубина»?
— До завтрашнего дня трансферов у нас точно не будет, хотя потребность большая. Нам очень нужен нападающий, иного плана, чем Саломон Рондон. Он выполняет свои функции хорошо, но нам нужен другого плана игрок, более юркий. Это слабое место в команде. Хотели взять Бухарова — его умение играть головой, подвижность, обращение с мячом пригодились бы. Он соскучился по игре. Они с Рондоном составили бы хорошую пару.

К сожалению, больших трансферов мы не ожидаем. У нас не очень густо с финансами, поэтому эту работу закругляем до завершения Универсиады. В республике большие затраты на Универсиаду, поэтому о трансферах сейчас можете не спрашивать.

— Какие перспективы в команды Соломона Кверквелии, Игоря Портнягина и Вагиза Галиуллина?
— Соломон набрал хорошую форму, и уход Боккетти открывает перед ним новые перспективы. Это, можно сказать, наша главная надежда. Портнягин уже тренируется с основным составом. Он и Владимир Дядюн будут работать в нападении с Рондоном. Галиуллин — на подходе, мы и на него очень рассчитываем.

— Говоря об игроках нападения, вы не упомянули Сергея Давыдова.
— Значит, есть причина. (Улыбается.) К нему претензий особых нет. На трансферном рынке на Давыдова есть спрос. Возможно, что-то получится.

— Первым легионером в «Рубине» был француз Давид Ражо. Сейчас вы прикупили М'Вила. Чем объясняется такая любовь к французским игрокам?
— Причина тому — новый президент Франции, который установил новые налоги. Игрокам там сейчас невыносимо. У нас уже есть несколько предложений из Франции.

— Как в команде приняли Тёре?
— Нормально приняли. Футболисты спокойно реагируют, считают, что он в этой истории не при чём. Тёре оказался игрушкой в чужих руках. Он сразу отказался от тех, кто развёл эту писанину и возню, и ушёл к другим агентам. Он нормальный парень, спортивно настроен, готов работать в «Рубине». Ему что-то наговорили, он хотел пойти по пути Карлоса Эдуардо, уйти в аренду, продлив контракт. Но сейчас всё нормально с ним. Бердыев говорит, что трудится.

— Как считаете, Эдуардо в конечном счёте вернётся в «Рубин» или уйдёт в другую команду?
— Он со своими болячками внутренне не может себя побороть. Ему надо попасть в родную среду, набегаться, восстановить свои способности. Там он не сможет сослаться на температуру или что-то ещё. Когда он наберёт кондиции, мы будем рады видеть его в команде.

МАТЧ «РУБИН» — «ЗЕНИТ» МОЖЕТ ПРОЙТИ В ГРОЗНОМ

— Почему новый стадион в Казани не может называться «Рубин Ареной»?
— Тогда во всей схеме «Рубина» стадион ляжет затратной частью. Даже если сооружение останется в собственности республики, то затраты будут таковы, что мы не сможем соответствовать правилам финансового фэйр-плей. У нас плохая доходность.

— Бердыев сказал, что хотел бы видеть в клубе Рустема Сайманова. Как вы смотрите на его возможное возвращение?
— Сайманов пришёл в клуб при мне. Это хороший работник, хорошо себя зарекомендовал, но я не знаю про его дальнейшую судьбу. Чем закончится эта история, станет видно с развитием событий.

— Весенние домашние матчи «Рубин» будет проводить не в Казани. Какая работа ведётся, чтобы организовать игры на юге страны?
— Отрабатываем вариант проведения матча с «Зенитом» в Грозном. Мы бы рады провести его в Казани, но нам деваться некуда. Стадион «Центральный» будет главной легкоатлетической ареной Универсиады. Требуется красивый зелёный газон, так как соревнования будут транслироваться на весь мир. Мы хотели бы играть в Казани, но нас спросили, можем ли мы гарантировать восстановление газона. При таких нагрузках в конце февраля — начале марта мы это обещать не могли, тем более стадион находится не в нашем управлении.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу