В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Брызгалов: после сезона решу, играть ли дальше

5 января 2014 года в 12:00

Наш обозреватель побеседовал с 33-летним вратарём "Эдмонтона", который после выкупа "Филадельфией" его контракта предпочёл остаться в НХЛ.

«Если Брыз сегодня играет, то утром в день матча интервью не даёт. А играет ли — скоро узнаю», — сообщил мне перед утренней раскаткой в «SAP Center» пресс-атташе «Эдмонтона». И вскоре пришёл со словами: «Вам повезло». В первый день двух спаренных матчей в Сан-Хосе и Анахайме Илье Брызгалову было решено дать паузу – а значит, более или менее внятный разговор (ибо после игры приезжие команды гонят на всех парах в аэропорт, и нормально пообщаться можно только при сверхудачном стечении обстоятельств) стал возможен.

Да и вообще, твёрдо рассчитывать на содержательный разговор с вратарём после матча – значит играть с огнём. Даже с таким нетривиальным и ярким персонажем, как Брызгалов, – ведь известен он не только откровенностью и умением сочно формулировать свои мысли, но и перепадами настроения. Нельзя было не учитывать и то, что выступает он нынче за явного аутсайдера Западной конференции, для которого получать за матч по пятёрочке – рутинное событие. Захотел ли бы он говорить после неудачной игры – большой вопрос. Кстати, эту самую пятёрочку несколькими часами позже брызгаловский напарник Дубник как раз и получит. На следующий же день в Анахайме, к слову, — сам Илья.

А в нашем каком-то волнообразном – то спокойном, то эмоциональном, то добром, а то нервно-раздражённом — разговоре с Брызгаловым обратит на себя внимание совершенно различное отношение экстравагантного голкипера к вопросам на разные темы. Отвечая на всё, что касалось Олимпиады, Брызгалов будет предельно лаконичен и продемонстрирует какое-то даже нарочитое безразличие. А вот при переходе на энхаэловскую и семейную тематику сразу станет куда разговорчивее и информативнее. Судя по всему, ни на какое попадание в Сочи участник Олимпиад в Солт-Лейк-Сити, Турине и Ванкувере уже давно не рассчитывает – и попросту выбросил эту тему из головы.

«МОЙ КОНТРАКТ С „ЭДМОНТОНОМ“ ВООБЩЕ НИКАК НЕ СВЯЗАН С ОЛИМПИАДОЙ»
— Прошлой весной в интервью «Чемпионат.com» на вопрос: «А вы что ещё хотите выиграть?» вы ответили: «Олимпиаду. У меня нет золотой медали».
— Не помню уже, что такое говорил.

— Так всё-таки – жива ли ещё эта мечта? Надеетесь попасть в Сочи?
— Даже не задумывался об этом вопросе.

— Вы говорили, что у вас было аж пять предложений из клубов КХЛ. Контракт с «Эдмонтоном» подписывали в том числе из олимпийских соображений – ведь из НХЛ вратарю попасть на Олимпиаду всё же легче, чем из КХЛ?
— Мой контракт с «Эдмонтоном» вообще никак не связан с Олимпиадой.

— А с чем связан?
— С моим желанием играть в Национальной хоккейной лиге. И всё.

— Контракт с «Эдмонтоном» менее чем однолетний, заканчивается после этого сезона. Хотите его продлить? Будете ли, по крайней мере, рассматривать предложения из КХЛ?
— Хочу просто отыграть этот сезон. И посмотреть, захочу ли я вообще дальше играть в хоккей. Вот в чём дело.

— Можете вообще закончить карьеру?!
— Так я не сказал. А сказал, что посмотрю. Я не спешу, живу здесь и сейчас, не загадываю далеко вперёд.

— Кого бы вы сами, если представите себя главным тренером или тренером вратарей сборной России, включили бы в тройку голкиперов на Сочи?
— (Задумывается.) Знаете, выбор очень непростой. Не стал бы заниматься таким неблагодарным делом. Это не моя работа.

— Когда-то – возможно, на фоне осадка от Турина и Ванкувера, где вы оставались за спиной Евгения Набокова, — вы дали большое интервью под заголовком: «Или первым, или не зовите».
— Такого я не говорил. Это вы всё придумываете. Кто-то там ляпнул из журналистов – и начинаете всё перефразировать. Это выдумки.

— То есть спокойно поехали бы в тот же Сочи одним из запасных вратарей?
— Я же сказал: вообще об этом не задумывался. Сейчас меня волнует то, что происходит здесь и сейчас. В «Эдмонтон Ойлерз».

— Недели три назад одновременно оказались травмированы сразу пять российских вратарей, после чего в части нашей прессы пошли разговоры, что вас чуть ли не специально выкашивают перед Сочи. Смеялись?
— Я вообще стараюсь чепуху не читать.

— Помню, вы многих поразили подбором серьёзной литературы, которой увлекаетесь, — взять хотя бы «Бесов» Достоевского. А что читаете сейчас и что – пока отдыхали до подписания контракта с «Эдмонтоном»?

Да, это очень тяжело, когда у тебя жена и дети находятся не с тобой рядом. Хоть мы и старались как можно чаще быть вместе, но всё равно (вздыхает) – трудно. Я очень семейный человек.

— И тогда, и сейчас — «Божественную комедию» Данте Алигьери. Три больших тома – «Ад», «Рай», «Чистилище». Довольно долго читать надо.

— Как-то вы говорили, что планируете посмотреть фильм «Легенда № 17». Посмотрели?
— Да. Хороший, добрый фильм.

— Вам довелось играть на домашнем соревновании, которое обернулось крупнейшим фиаско в истории сборной, – ЧМ-2000 в Санкт-Петербурге. Каких организационных ошибок того турнира следует избежать в Сочи?
— Вы бы ещё вспомнили, что в 1972 году происходило. Вообще не помню, что тогда было, — это же почти 14 лет назад! Сколько воды с тех пор утекло…

— Ещё одна ваша цитата: «Североамериканские тренеры при помощи видео разжёвывают всё до мелочей». Это говорилось в противовес тому, как работали Владимир Крикунов в Турине и Вячеслав Быков в Ванкувере. Ожидаете ли от Зинэтулы Билялетдинова в Сочи совсем иного подхода, гораздо большего внимания к деталям?
— Почему вы меня всё время про Олимпиаду спрашиваете?

— Потому что Сочи скоро. И наших читателей это больше всего интересует.

Тут со стороны Брызгалова последовала многозначительная пауза. Стало ясно: олимпийские вопросы, если я хочу, чтобы интервью продолжилось, задавать более не следует.

«ТО, ЧТО „ФЛОРИДА“ ЗВАЛА МЕНЯ НА ПРОСМОТРОВЫЙ КОНТРАКТ, — ВЫДУМКА!»
— Хорошо, сменим тему. Какое впечатление на вас произвела КХЛ во время локаута, проведённого в ЦСКА? И клуб, и организация лиги в целом?
— Хорошее. Мне всё понравилось. И организация в ЦСКА, и подход к игрокам, и группа ребят у нас хорошая была. Только положительные эмоции.

— Как оцениваете этот период лично для себя?
— Вначале было тяжеловато. Но когда набрал форму, локаут уже заканчивался. Декабрь я провёл отлично, все матчи, в которых я играл, мы выиграли.

— Не исключаете, что однажды туда вернётесь?
— Говорю же – далеко вперёд сейчас не смотрю. Хочу пока играть здесь, довести до конца этот сезон. А потом, когда он закончится, уже буду принимать решение – хочу ли играть в хоккей, и если да, то поехать ли в КХЛ или остаться в НХЛ.

Поэтому я, глубоко уважая индивидуальность волка-одиночки Брызгалова и желая ему никогда её не потерять, не сожалею о том, что на Олимпиаде-2014 его, скорее всего, не будет. Первым Илья на сегодня объективно быть не готов, а Брыз-запасной – это неминуемый, пусть даже и не демонстрируемый открыто, негатив.

— Какие-то ещё варианты, кроме «Эдмонтона», в НХЛ были?
— Были.

— Почему, как сообщалось и в североамериканской, и в российской прессе, вы не согласились приехать на просмотровый контракт во «Флориду»? Повсюду в СМИ вам кивали: мол, Тим Томас, всего два года назад выигрывавший Кубок Стэнли, приехал, а Брызгалов – нет.
— Не было такого!

— Это тоже выдумка?
— Это всё — выдумка! Вы-дум-ка! Никто меня никуда не звал, никто мне никакой просмотровый контракт не предлагал, никто меня ни в какой тренинг-кемп не приглашал.

— Насколько болезненным для вас стал выкуп контракта «Филадельфией»? Не повлиял ли он на вашу самооценку, на сочли это за удар по профессиональной репутации?
— Нисколько. Это часть бизнеса. Выкупили — и выкупили, что я могу сделать? Не могу контролировать эту ситуацию. Они так решили – хорошо, всё, двигаемся дальше.

— Как теперь считаете, не стал ли тот 9-летний контракт, сделавший вас самым высокооплачиваемым вратарём НХЛ, слишком тяжким психологическим грузом для вас? Ведь при каждой неудаче вокруг только об этом и говорили.
— Всё зависит от того, как ты сам к этому относишься. Я делал всё, что мог. Моя совесть чиста. Отрабатывал этот контракт, насколько было в моих силах.

— После недавнего матча «Эдмонтона» с «Флайерз», проигранного по буллитам при вашей хорошей, как все отмечают, игре вы швырнули клюшку. Всё-таки принципиальна для вас игра с «Филадельфией»?
— Мы и позавчера играли с «Финиксом», это тоже моя бывшая команда. Не настолько, что она принципиальна, но просто хочется выиграть. И мы были близки к этому, но проиграли. Больше ничего такого. Я не люблю проигрывать.

— В Филадельфии у вас не слишком сложились отношения с прессой. В Эдмонтоне ситуация лучше?
— Вообще не хотел бы касаться этой темы. Всё, что там было, пусть там и останется.

— А болельщики в Эдмонтоне столь же брутальны, как в Филадельфии, где они считаются самыми жёсткими в США?
— Мне кажется, они справедливы – что в одном городе, что в другом. Если ты хорошо играешь, они тебя поддерживают, если плохо – говорят так, как есть. Это нормально.

«В ЭДМОНТОНЕ ВСЁ НРАВИТСЯ. И ПОХОЖЕ НА РОССИЮ»
— После определённой паузы насколько легко удалось втянуться в уже шедший полным ходом сезон (контракт с «Ойлерз» Брызгалов подписал 8 ноября. — Прим. «Чемпионат.com»)?

— Нормально. Мы хорошо поработали с тренером вратарей «Эдмонтона» Фредериком Шабо. И всё оказалось довольно несложно.

— Первый же полный матч за «Эдмонтон» вы выиграли всухую. Это был результат набора формы или эмоциональный всплеск после долгожданного возвращения в хоккей?
— Разные игры бывают. Не сказал бы, что были какие-то особые эмоции – просто так сложилась игра.

— Надеетесь ли выйти на тот же уровень, который в 2010 году позволил вам стать одним из претендентов на «Везина Трофи» — пусть в итоге вы и уступили его Райану Миллеру из «Баффало»?
— Мне кажется, я достаточно хорошо сейчас играю. Доволен своей игрой, стараюсь – и, полагаю, получается. Хотя, конечно, всегда есть место для роста, я ищу его и работаю над тем, чтобы становиться ещё лучше.

— Как складываются отношения с главным тренером Далласом Икинзом?
— Великолепно. Я вообще сейчас всем доволен.

— Подписав с вами контракт, генеральный менеджер «Нефтяников» Крэйг Мактавиш сказал: «Никогда не слышал настолько разных мнений о человеке, как о Брызгалове». Подозреваете, кто дал вам хорошую характеристику, а кто – нелестную?
— Меня это, признаться, мало интересует.

— Эдмонтон действительно оказался «Северным полюсом», как вы назвали его в одном из давних интервью? Тяжело привыкать человеку, много лет игравшему в «Анахайме» и «Финиксе», живущему в Лос-Анджелесе?
— Нет. Мне там всё нравится. Всё отлично! И похоже на Россию. Хотя бы снегом.

— Дети быстро привыкли?
— Да, им снег тоже нравится. Получают массу удовольствия.

— Семью перевезли в Эдмонтон?
— Да, сейчас они там.

— В ЦСКА вам как раз семьи рядом, по вашим словам, и не хватало.
— Это очень тяжело, когда у тебя жена и дети находятся не с тобой рядом. Хоть мы и старались как можно чаще быть вместе, но всё равно (вздыхает) – трудно. Я очень семейный человек.

— Как появилась идея поместить рисунки ваших детей по бокам игрового шлема?
— Это не первый год уже. В «Финиксе» несколько раз шлем дети мне рисовали. И теперь тоже.

— На Новой Риге достроили дом, о непростом процессе возведения которого несколько лет назад рассказывали моим коллегам Юрию Голышаку и Александру Кружкову?
— Уже давным-давно. И летом всё время провожу именно там.

ЭДМОНТОНСКИЕ ГАЗЕТЫ УЖЕ НАЧАЛИ «ПРЕССОВАТЬ» БРЫЗА
…А вот какая тема совсем уж не вызвала энтузиазма у Брызгалова – так это нашумевшее прошлогоднее интервью, где вратарь положительно отозвался о деятельности Сталина. Я поинтересовался, не жалеет ли он о том, что сказал такое во время чемпионата мира, вызвав крайне острую реакцию прессы. А также тем, куда бы отправил Иосиф Виссарионович его и всю сборную после поражения со счётом 3:8 в четвертьфинале чемпионата мира от США.

«Зачем вы об этом спрашиваете? – как-то даже не зло, а устало отреагировал он. — Ещё один скандал нужен?» Нет, скандал не нужен – просто интересно было, просчитал ли человек последствия того, о чём сказал на всю страну, и как он спустя время, задним числом, к этому относится. Не захотел распространяться на эту тему – его право. Попытка – не пытка.

Весьма глубокая личность Брызгалова наверняка многое хранит в себе. Кто знает, может, вся эта нахлынувшая разом шумиха вкупе с пресловутыми 3:8 в конце концов и заставили Брызгалова искать душевный покой в тихом далёком Эдмонтоне. Нашёл ли – жизнь покажет: говорит ведь сам голкипер, что определится со своими дальнейшими планами лишь по окончании сезона. Но, по крайней мере, на какое-то время его метания позади и он сосредоточился на хоккее. Или это затишье перед бурей? С Брызгаловым ведь никогда не знаешь чего ожидать – и в словах, и в поступках. Тем, собственно, и интересен.

А тем временем пресса Эдмонтона потихоньку начинает-таки Брыза «прессовать». Например, газета «Edmonton Sun» задаётся вопросом: «Тот ли самый Илья Брызгалов, который оставил за собой длинный шлейф врагов в Финиксе, а „Филадельфия“ заплатила ему 23 миллиона долларов, чтобы он исчез, начинает всплывать на поверхность в Эдмонтоне?»

Далее следует рассказ о том, что «вратарь с плохой репутацией» (дословная цитата) был пойман оком телекамеры машущим руками и свирепо глядящим на своего защитника после гола «Финикса», позволившего клубу из Аризоны сравнять счёт на последней минуте. А такое открытое выражение негативных чувств к действию партнёра, дескать, признак дурного тона.

Когда об инциденте, мнимом или реальном, спросили самого Брызгалова, он, по словам «Edmonton Sun», «был типично краток»: «Я не махал руками». – «Но при телеповторе на это очень похоже!» — «Я не помню».

Зато канадские журналисты по такому случаю припомнили высказывания о нём бывших одноклубников вратаря по «Финиксу». Скотти Апшелл, ныне выступающий в «Пантерз», в ноябре поведал «Florida Sun-Sentinel»: «Он делал некоторые вещи, которые заставили нас кое-что ему сказать и поставить его на место. Они были не очень профессиональны». В 2011 году перед игрой с брызгаловской «Филадельфией» защитник «Финикса» Дерек Моррис высказался ещё жёстче: «Я рад, что он ушёл… С Брызом у игроков иногда возникала вражда».

Слон ли это, раздутый из мухи, или всё так и есть – судить сложно. Демонизация одного, может, и не слишком красивого, но отнюдь не ужасного жеста, совершённого на эмоциях от только что пропущенной важной шайбы, не кажется мне мощным аргументом врагов Брызгалова. Друзья, наоборот, сказали бы, что это демонстрация неравнодушия. А цитаты игроков нуждаются в каких-то иллюстрациях, это тезисы без примеров, что всегда снижает эффект доверия. Хотя их количество (в «Филадельфии»-то сколько всего было!) и наводит на определённые мысли.

Но ведь и Игорь Захаркин (помните пресловутый «пондус»?) в Ванкувере-2010 говорил, что с Набоковым защитники чувствуют себя спокойнее и увереннее, чем с Брызгаловым – при том что тот, без сомнений, является отличным голкипером и по исполнению прямых обязанностей к нему никаких претензий нет. Похоже, это о том же, что имели в виду Апшелл и Моррис, — что от Брыза не исходит духа коллективизма. Что он несколько сам по себе. Вратарь, живущий в своей вселенной.

Он и сам в одном из ярких своих интервью несколько лет назад признавался, что с хоккеистами, за исключением Павла Дацюка, ему общаться вне льда неинтересно. Следующей фразы Брызгалов не говорил, но контекст эту мысль выдаёт: над большинством из них он попросту чувствует интеллектуальное превосходство. О Достоевском и Данте Алигьери с ними не больно поговоришь. А о тачках и девчонках – уже неинтересно.

Вот только в Сочи интеллектуальная начинка того или иного игрока сборной России будет совсем не главной. В выборе, с кем идти в разведку – с парнем от сохи или интеллектуалом, – уровень кругозора и начитанности имеет далеко не первостепенное значение. Надёжный товарищ и ценитель высокого искусства – не одно и то же. Хотя лучше, конечно, чтобы одно с другим совмещалось…

Поэтому я, глубоко уважая индивидуальность волка-одиночки Брызгалова и желая ему никогда её не потерять, не сожалею о том, что на Олимпиаде-2014 его, скорее всего, не будет. Первым Илья на сегодня объективно быть не готов, а Брыз-запасной – это неминуемый, пусть даже и не демонстрируемый открыто, негатив. Которого, полагаю, со стороны любого из четырех главных кандидатов на три вратарских места – Варламова, Бобровского, Ерёменко и Набокова – не будет.

Хотя, может, я и не прав. Например, Антон Белов, человек умный и глубокий, сказал мне, что общение с опытнейшим Брызом в «Эдмонтоне» очень помогает и ему, и Наилю Якупову. Словом, жизнь и характер даже отдельно взятого человека – штука сложная и запутанная. Точно как у любимого Брызгаловым Достоевского…

Сан-Хосе

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу