В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

"Меня предупредили о жаре уже после матча"

16 января 2014 года в 10:30

Мария Шарапова после тяжёлой победы над Кнапп рассказала об условиях игры, отсутствии контакта с организаторами и многом другом.

Мария Шарапова в четверг провела очень сложный матч на Australian Open против Карин Кнапп. Россиянка выиграла в третьем сете со счётом 10:8, а сама игра продолжалась почти три с половиной часа. При этом концовка встречи проходила при температуре свыше 40 градусов по Цельсию. После игры на пресс-конференции Мария рассказала об ощущениях на корте, важности присутствия на арене своей команды, контакте с организаторами на тему экстренных правил жары и о многом другом.

Нельзя игнорировать тот факт, что последние дни условия были очень тяжёлыми. Для организаторов это непростое решение. Никто ведь точно не может сказать, каков лимит. Врачи не знают, при каких условиях будет закрыта крыша. Нет точной информации при какой температуре и влажности матчи будут остановлены. Иногда хочется знать ответы на подобные вопросы.

— Мария, некоторые люди считают, что условия игры на корте были нечеловечными. Другие говорят, что чувствовали, что могут умереть на корте. Как вы чувствуете себя после такого эпического поединка в жару?
— Да, нельзя игнорировать тот факт, что последние дни условия были очень тяжёлыми. Для организаторов это непростое решение. Никто ведь точно не может сказать, каков лимит. Врачи не знают, при каких условиях будет закрыта крыша. Нет точной информации, при какой температуре и влажности матчи будут остановлены. Иногда хочется знать ответы на подобные вопросы. К примеру, кто принимает окончательное решение – судья или метеоролог? Потому что я как-то спросила врача: «Что потребуется для того, чтобы матч был остановлен или крыша была закрыта?» Она ответила, что от них в этом плане ничего не зависит.

— Вы считаете, что было небезопасно играть в таких условиях?
— Обычно в такой момент не думаешь, безопасно на корте или нет. Просто стараешься провести матч наилучшим образом.

— Может, стоило закрыть крышу с самого начала, ведь было известно, что по прогнозу обещали 44 градуса?
— Наверное, в 11 ещё не было так жарко, как в конце нашего матча. В этом плане куда актуальнее вопрос закрытия крыши после второго сета. Всем прекрасно известно, что в третьей партии нет тай-брейка. Так что если решающая партия началась, то она будет продолжаться до конца.

— Можете рассказать, как ваше тело реагировала на жару? Что вы ощущали?
— С одной стороны, пытаешься как можно больше отдохнуть между розыгрышами, а с другой – судья на вышке даёт тебе предупреждение за затяжку времени. Я спрашивала себя, насколько это справедливо в тех условиях, в которых мы играли. (Смеётся.) То есть я пытаюсь зайти в тень, хотя бы ненадолго, но при этом мне надо успеть быть готовой к подаче или к приёму в нужное время.

— Насколько вы довольны, что в подобных условиях сумели пройти в следующий круг?
— Я очень рада. Я готовилась усердно в последние месяцы, так что хотела победить в такой битве. Я не показала свой лучший теннис, многие компоненты у меня не работали. Но я прошла в следующий круг, а иногда это самое важное.

— После таких матчей вы гордитесь собой, что проявляете такую удивительную стойкость? Какие мысли у вас возникают в голове во время таких игр?
— Во время матча у меня много разнообразных эмоций. Было столько возможностей, а затем я уже уступала в счёте и чувствовала, что могу вылететь. Ты проходишь через всё это за три часа. Я спрашиваю себя, как можно не попадать на приёме второй подачи? Зачем я так сильно вкладывалась в удары? Другая часть моего мозга думает, что на корте 110 градусов по Фаренгейту, конечно, я буду вкладываться в удары. Но когда ты выигрываешь на матчболе и покидаешь корт, то уже не важно, как ты себя чувствуешь и насколько тяжёлым был матч. Я обожаю эти моменты. Поэтому я и играю в теннис.

— Вы поздравили себя?
— Не только себя, всю мою команду. Мы все хорошо потрудились. Иногда необходимо быть по-настоящему бесстрашной, чтобы преодолеть все сложности. Я считаю, что это наша общая победа.

— В 2007-м у вас был очень продолжительный матч с Камиль Пэн. Вы выиграли 9:7 в третьем сете и гораздо дольше приходили в себя. Можно сказать, что вы добавили в физическом плане за эти шесть лет?
— Возможно (улыбается.)

Я никогда не играла с ней и не тренировалась. Она действительно сыграла здорово. Я видела несколько её матчей в прошлом. Сегодня ей было нечего терять и она показала хороший теннис.

— Можете рассказать об этом подробнее?
— Я думаю, что игра в целом стала больше зависеть от физики. Всем приходится к этому адаптироваться. Нужно больше работать за пределами корта, чтобы подготовить свой организм к подобным ситуациям. Всегда сложно ожидать чего-либо в такие моменты, но предматчевая подготовка в таких случаях играет важнейшую роль.

— После такого матча как вы будете приходить в себя перед следующим кругом?
— Буду заниматься только восстановлением. Постараюсь убедиться в том, что моё тело будет готово. Красота «Больших шлемов» в том, что всегда есть день отдыха между матчами.

— Вы были удивлены уровнем игры Кнапп? Вы знали что-то о ней до игры?
— Нет, такого я не ожидала. Я никогда не играла с ней и не тренировалась (на самом деле Мария один раз с ней уже играла – на «Ролан Гаррос»-2008 и победила 7:6, 6:0. – Прим.ред.). Она действительно сыграла здорово. Я видела несколько её матчей в прошлом. Сегодня ей было нечего терять, и она показала хороший теннис.

— Вы нередко смотрели в сторону вашего тренера во время матча. Что для вас это значит?
— Сложно сказать. Понятно, что мы не могли контактировать. Но меня это немного успокаивало. Просто тот факт, что он наблюдает за матчем. Для меня важно, что моя команда присутствует на матче. Это даёт мне дополнительную мотивацию.

— Вам не кажется, что с игроками нужно больше советоваться по поводу остановки матчей? Ведь именно вы бегаете на корте в таких условиях. Достаточно ли игроки контактируют на эту тему?
— Я не уверена. Это отличный вопрос. Мы никогда не получали писем по почте с предупреждениями о жаркой погоде или что-то вроде того. Хотя знаете, я получила одно письмо на этот счёт, в тот момент, когда я уже принимала ледяную ванну. Но мне кажется, оно немного припозднилось (смеётся). Самую малость. Это было в тот момент, когда они останавливали матчи. Видимо, они подумали, что сейчас как раз самое время разослать предупреждение.

— Вы испытываете какое-то особое удовлетворение от победы в таких условиях? Вы доказали, что сильнее её физически.
— Думаю, не нужно разделять того, кто выиграл и кто проиграл. Нам обеим было тяжело добраться до той стадии матчи, но мы боролись и сражались. Я не считаю, что я оказалась лучше готова физически. Весь вопрос был в том, кто выиграет решающие очки. Спустя три часа после начала матча мы всё ещё были способны бегать и наносить сильные удары. То, что она проиграла, не означает, что я лучше готова физически.

— Вы считаете, что в такую жару матчи должны быть прерваны при любом счёте или только по окончании сета?
— Я не могу однозначно ответить, но я думаю, что в третьем сете у женщин и в пятом сете у мужчин, возможно, стоит прерывать встречу по ходу партии, ведь тут нет тай-брейков. В данном случае нельзя предполагать, что кто-то выиграет быстро, потому что решающий сет может продолжаться сколько угодно.

Мы никогда не получали писем по почте с предупреждениями о жаркой погоде или что-то вроде того. Хотя знаете, я получила одно письмо на этот счёт, в тот момент, когда я уже принимала ледяную ванну. Но мне кажется, оно немного припозднилось. (Смеётся.) Самую малость.

— То есть вы считаете, что по прошествии определённого количества геймов можно прервать матч?
— Да. Наш матч стал отличным примером. Если бы в третьем сете был тай-брейк, то матч бы завершился намного быстрее, но в данном случае нельзя заранее сказать, когда закончится встреча.

— Вы считаете, что при такой жаре нужно давать больше времени между розыгрышами или вообще не считать количество секунд?
— Думаю, да. Это нужно для безопасности здоровья игроков.

— То, что вы провели на корте так много времени, может сказаться в последующих раундах?
— Я выиграла первый сет и вела с брейком во втором, так что я могла завершить матч намного быстрее. Конечно, я бы хотела выиграть быстрее, но всё сложилось так, как сложилось. Мне просто нужно это принять. Я боец, и я упорно работала для того, чтобы проходить через подобные испытания. В следующих матчах я тоже буду прикладывать максимальные усилия для победы.

— В такие дни, когда у вас не идёт подача, вы думаете о том, чтобы просто подать в квадрат? Или вы всегда хотите подать с максимальной скоростью?
— Да, я рисковала не только на подаче, но и на приёме — я часто ошибалась в тех ситуациях, когда не должна была этого делать. Но в таких условиях тяжело играть осторожно, поэтому да, я старалась вкладываться в удары и в подачу.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу