В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Журова: "Чемпионы" — отличное спортивное кино

20 января 2014 года в 15:00

Олимпийская чемпионка Светлана Журова о том, как снимался фильм "Чемпионы", что роднит его с "Легендой № 17" и почему плакал Николай Валуев.

23 января в российский прокат выходит фильм «Чемпионы», снятый режиссёрами Дмитрием Дюжевым, Артёмом Аксененко, Алексеем Вакуловым и Эмилем Никогосяном. Сюжет картины основан на пяти реальных историях прославленных российский спортсменов – Ильи Ковальчука, Екатерины Илюхиной, Николая Круглова, Оксаны Бережной и Антона Сихарулидзе, а также Светланы Журовой. Накануне премьеры фильма корреспондент «Чемпионат.com» – информационного партнёра картины – пообщался с олимпийской чемпионкой Турина-2006 Светланой Журовой и узнал, как выбирались истории для кино, как ставили на коньки Светлану Ходченкову, снявшуюся в роли спортсменки, о слезах Николая Валуева и о том, почему на закрытых показах зрительный зал по ходу фильма вставал пять раз.

— Светлана, как вы узнали о съёмке фильма «Чемпионы» и о том, что там будет рассказана ваша история?
— Дело в том, что, когда продюсеры решились на создание такого фильма, они пришли ко мне к одной из первых и предложили такую идею. Сказали, что там будет ещё несколько других спортсменов, спрашивали, кого бы я посоветовала. Было это больше года назад, поэтому не помню, предлагала ли я им какие-то ещё истории или нет, но, по крайней мере, с Антоном Сихарулидзе мы обсуждали, какие истории спортсменов могли бы быть рассказаны в «Чемпионах».

Я частично правила сценарий, так как было много моментов, которые пришлось поменять. Например, какие-то фразы или слова, которые было бы совсем неправильно произносить в нашем виде спорта. Режиссёры приняли большинство моих правок. Потом я сразу поставила условие, чтобы меня играла Светлана Ходченкова, и в этом отношении мне тоже сразу пошли навстречу.

— То есть вам принесли уже готовый сценарий на согласование?
— Да. Соответственно, дальше я частично правила сценарий, так как было много моментов, которые пришлось поменять. Например, какие-то фразы или слова, которые было бы совсем неправильно произносить в нашем виде спорта. Режиссёры приняли большинство моих правок. Потом я сразу поставила условие, чтобы меня играла Светлана Ходченкова, и в этом отношении мне тоже сразу пошли навстречу. Естественно, в том случае, если она будет свободна и сможет принять участие. Я была знакома со Светланой и понимала, что из всех современных актрис это будет самый правильный выбор.

— В Москве в кинотеатре «Октябрь» состоялся закрытый показ «Чемпионов», на котором вы присутствовали, поэтому наверняка сможете ответить на вопрос – не ошиблись с выбором актрисы?
— Ни капельки. Думаю, что она тоже согласилась, потому что знала меня, и ей было интересно сыграть такую роль. Считаю, ей очень хорошо удалось сыграть Журову. Вообще я уверена, что все актёры, задействованные в фильме, с радостью принимали приглашения. Все истории получились очень человеческими, при этом у нас не было задачи непременно сохранять историческую достоверность на все сто процентов.

— Вы каким-либо образом принимали участие в съёмках, консультировали актёров?
— Да, ко мне обращались достаточно часто. То коньки снимали, то массовку, то тренеров. Мне пришлось, в том числе через моих помощников, помогать в организации. Было очень интересно увидеть результат, так как мы все были вовлечены в съёмочный процесс. Я была на съёмочной площадке, когда снимали спортивную часть в Коломне. Конечно, мы со Светой одновременно были в кадре, на коньках, я удивилась, как она быстро научилась кататься. Достаточно неплохо у неё это получилось, но главное — выглядело натурально, а это очень непросто. Любопытно, но и молодая актриса, которая играла в нашей истории, сначала не воспринимала катание на коньках, а потом её не могли согнать с катка, так ей это понравилось.

— Вы показывали Ходченковой свои какие-то «фишки», по которым вас можно было бы узнать?
— Конечно. Светлана меня знала, пыталась какие-то моменты сымитировать, мы с ней похожи и внешне и где-то по характеру. Мне кажется, в этом отношении ей было легко играть, получалось очень естественно. Многие мне говорили, что между нами совсем небольшая разница. Если кто-то и добивался стопроцентного соответствия, то у Светланы оно точно получилось. У режиссёра было желание в конце частей, по крайней мере, в конце моей, использовать документальную съёмку для определённого сравнения, как играла актриса и как было на самом деле. Но, как я понимаю, сделать это не удалось, и Свете пришлось это играть. Я не видела монтажа, но то, как получилось в итоге, мне очень понравилось. Света просто молодец!

— Те, кто знает вас очень близко, увидели в Ходченковой Журову?
— Понятно, что мои родственники и родители сказали, что не совсем так, как было, но ведь стопроцентно повторить невозможно. Светлана хорошо передала эмоции, плюс родные видели эти моменты много раз, а тот, кто будет смотреть, не видя оригинальных кадров, вполне нормально это воспримут. Актриса постаралась сделать всё так, как было на самом деле. Получилось очень эмоционально, трогательно и красиво. В фильме объединены и смех, и радость, и шутки, вполне уместен юмор. Также есть моменты из реалий нашей современной жизни.

— Изначально кому принадлежала идея снять такое кино?
— Думаю, дело в том, что зрители хорошо восприняли фильм «Легенда № 17». Тогда, видимо, и появилось понимание, что в преддверии Олимпийских игр тоже должен быть какой-нибудь фильм, который будет предвосхищать Игры. Это самое идеальное время для того, чтобы такой фильм был правильно воспринят людьми.

Такие фильмы будут появляться и, может быть, снова наступит эра спортивного кино и вернёт интерес к себе. Самое важное, что мне понравилось, что это патриотический, конъюнктурный фильм, но на самом деле он, что называется, «не пережат»: там нет яркого ура-патриотизма. Он сделан именно так, чтобы можно было гордость за спортсменов и страну, но не было перебора с этим, что порой встречается в американских фильмах.

Понятно, что он должен был быть окупаемым и что о нём как до, так и после Игр все будут говорить, смотреть, вести на него своих детей. Вполне успешная работа продюсеров, учитывая, что в ближайшее время спортивная тема будет одной из самых популярных. У нас давно не было хорошего спортивного кино, спорт всегда было тяжело снимать, особенно раньше, из-за отсутствия технических средств, способных передать ощущение реальности. Раньше не было компьютерной графики, хотя были человеческие истории, и сюжет фильмов строился только на них. Этот же фильм, как и «Легенда № 17», позволяет буквально кожей почувствовать, что происходит, само действо, а не только эмоции.

Такие фильмы будут появляться и, может быть, снова наступит эра спортивного кино и вернёт интерес к себе. Самое важное, что мне понравилось, что это патриотический, конъюнктурный фильм, но на самом деле он, что называется, не пережат: там нет яркого ура-патриотизма. Он сделан именно так, чтобы можно было гордость за спортсменов и страну, но не было перебора с этим, что порой встречается в американских фильмах, когда патриотизма слишком много. Все истории правдивые, ничего не было подделано. Если хотя бы одна из историй была придуманной, то сыграть естественно её бы не получилось. В нашем случае те же круги почёта с флагом, получение медалей стоя на пьедестале – всё это было на самом деле.

— В нашей стране много олимпийских чемпионов и спортсменов, заслуживающих, чтобы их истории узнали миллионы. Почему сценаристы сделали именно такой выбор?
— Вы знаете, тут очень важный момент. Я сказала это ещё перед премьерой фильма, что в какой-то степени испытываю чувство сожаления или скорее неудобства перед такими спортсменами, как шестикратная олимпийская чемпионка Лидия Скобликова, четырёхкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов и другими. Потому что про них не сняли. Тут, наверное, есть такой нюанс: если мы хотим донести эти идеи до нынешней молодёжи, то фильм должен быть снят о современниках, которых ещё помнят и знают. То есть использование тех же современных электронных устройств, да и сами истории, которые были совсем недавно, – это всё понятно молодым ребятам.

Думаю, что, возродив спортивное кино с современников, а не с легенд советских времён, можно будет смело переходить на героев прошлого, так будет понятнее для молодёжи. «Легенда № 17» была снята в современной манере, хоть и советская история, но, возможно, будь это не хоккей, её могли и не воспринять. Вот в этом отношении данный фильм является мостиком в прошлое, который позволит снимать фильмы про наших ветеранов. Молодёжь должна привыкнуть к тому, что есть хорошие фильмы про спорт, на которые можно и нужно идти. А если бы сначала снимали о тех олимпийских чемпионах, которых молодёжь не знает, то интерес, скорее всего, был бы не столь велик. Теперь понятно, что это будет не блокбастер, не мыльная опера, а отличное спортивное кино про интересные судьбы. С мой точки зрения это был правильный выбор. Наши истории ещё помнят, они на слуху.

Всё внимание к Олимпиаде и нашим победам, добытым не так давно, это как дополнительная реклама: сначала узнать об этих победах по телевизору, а потом увидеть в кино. Ещё и поэтому фильм будет восприниматься более «живым» и натуральным. Теперь обязательно надо снимать подобное кино, потому что видно, что оно может быть успешным.

— После просмотра осталось ощущение, что это ваша реальная история, а не художественный вымысел?
— Думаю, что во всех историях фильма есть элементы художественного вымысла, так как это именно художественный, а не документальный фильм. Нас спросили: «Что для вас было самое главное, ради чего вы выигрывали?». Антон Сихарулидзе сказал, что мы выиграли медаль, потому что это была любовь, вера в жизнь, это был подъём, чтобы Лена начала ходить, говорить, тренироваться, выиграла медаль. Это была безумная жажда к жизни, к любви, к чему-то такому. В моём случае я следовала за мечтой.

Зал аплодировал после каждой финальной сцены, после победы каждого из героев. Понятно, что не самому фильму, а именно победе. На самом деле удивительное чувство, очень необычное. Смею предположить, что когда фильм выйдет в прокат, будет такая же реакция. Даже Коля Валуев сказал, что всплакнул в конце. И другие тоже говорили, что фильм их очень растрогал.

Каждого из нас спрашивали, что нами двигало, когда мы выигрывали, и вокруг этого появлялась некая история. Возможно, где-то надуманная, где-то не до конца соответствующая действительности. Обязательно нужен был период времени, не связанный с победой на Олимпийских играх, чемпионатах мира или других соревнованиях, вот каждый и высказывал то, что было главным для него, что и отразили во всех историях. Это было важно, ведь глубокие человеческие моменты были направленные на молодёжь, чтобы воодушевить детей и подростков на занятия спортом, а тех, кто уже занимается, лишний раз убедить, что они всё делают правильно и помочь дальше идти к олимпийским медалям, преодолевать трудности, которые будут возникать на пути. Они случаются у всех, без них не стать олимпийским чемпионом.

— Какие эмоции были у зрителей на первом просмотре?
— Зал аплодировал после каждой финальной сцены, после победы каждого из героев. Понятно, что не самому фильму, а именно победе. На самом деле удивительное чувство, очень необычное. Смею предположить, что когда фильм выйдет в прокат, будет такая же реакция. Даже Коля Валуев сказал, что всплакнул в конце. И другие тоже говорили, что фильм их очень растрогал.

— Конечно, ведь большинству присутствующих на премьере это всё близко…
— Да, например, Светлана Мастеркова знала эту историю ещё давно, для неё это особенно, близко, так как её дочка в своё время, когда я ещё не была олимпийской чемпионкой, повесила мне на грудь две её медали и сказала: «Тётя Света, как вам красиво».

— Насколько мгновения олимпийского Турина до сих пор свежи в вашей памяти?
— Они свежи, потому что мне не дают забыть болельщики. Мой победный финиш и недоумение после него, из-за того, что я не понимала, выиграла или нет, мне очень часто напоминают обычные люди. Просто подходят и рассказывают, как переживали тогда за меня, какие у них остались впечатления. Люди даже помнят, как я реагировала после финиша, какие дела движения. Это дорогого стоит. Они, вполне возможно, не помнят сам забег, результат, но помнят эмоции, который они получили. Спортсмены как раз и выступают для того, чтобы человек помнил апофеоз самой победы, даже забыв сами события соревнований. Люди запоминают яркие моменты, нюансы. Того же Немова, которого засудили в Афинах, большинство помнит именно по тому моменту.

— Может быть, стоило сделать вход на сеансы этого фильма бесплатным или за какую-то символическую плату, чтобы истории побед великих спортсменов узнали как можно больше людей?
— Может быть, но я не разговаривала с продюсерами об их целях. Возможно, у них есть в планах что-нибудь подобное в отношении спортивных школ. И хотя возрастного ограничения на этот фильм нет, но, на мой взгляд, полностью понятен он будет детям с 13-14 лет. Те, кто младше, не поймут основную идею фильма, и им нет особого смысла смотреть, хотя на показе были и маленькие дети. Может, в тех же спортивных школах проще будет купить диск, чтобы всем показывать. Если тренеры покажут, а потом ещё и объяснят, – это тоже вариант. И стоить это будет дешевле, чем вести всех в кинотеатр.

Может, даже совместить показ со встречей со спортсменами, чьи истории рассказывались в картине, вот это будет даже более значимо, чем простой поход в кинотеатр. Тогда можно будет обсудить какие-то моменты и объяснить то, что мы пытались донести через воплощённых на экране героев.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу