В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

"Ну, за Швецию!"

23 февраля 2014 года в 14:15

Поздним вечером накануне финала судьба привела нашего обозревателя за столик закусочной к шведским журналистам. И оттуда вытек этот текст.
Свободных столиков не было. Шёл первый час ночи – стандартное время ужина журналистской бригады "Чемпионат.com" после напряжённых трудовых олимпийских вечеров. Та часть нашей репортёрской компании, что живёт в медиадеревне "Чистые пруды", давным-давно "прописалась" в закусочной с весёлым, внушительным и в высшей степени колоритным хозяином по имени Эдуард. В Америке про таких говорят: "Человек делает место". К нему тянутся все, кто хоть раз там побывал, – хоть наши, хоть иностранцы. И конкуренты обзавидовались: у них заведения вечерами пустуют, а в "Лилии" (названной, кстати, в честь жены, которая вместе с Эдиком всё и готовит) до двух-трёх ночи полно народу.

Вот и сейчас всё было забито. Я пришёл, абсолютно вдохновлённый дублем Теему Селянне в его последнем международном матче в карьере, но при этом зверски голодный. Что делать? Эдуард решил вопрос просто: а вот подсаживайся-ка ты к этим шведам. Они, говорит, в порядке, это мои друзья. "Ноу проблем?" — предварительно поинтересовался у гостей хозяин. Столик скандинавов, свидетельствовавший, что пивка они употребили уже немало, никоим образом не возражал. Особенно после того, как я с ходу пожелал новым знакомым удачи в хоккейном финале.

ЗА СЕЛЯННЕ
"Как у вас тут душевно! А Эдвард — отличный мужик, – тут же сообщил мне о хозяине (как будто я сам не знаю) добродушный полный бородач, которого мы для конспирации, с учётом сказанного ниже, назовём Свеном. – По-английски два слова знает, но мы понимаем друг друга великолепно. У нас в Швеции есть поговорка: "Рыбак рыбака видит издалека"…

"У нас в России она тоже есть", — отвечаю я. И слышу: "Отлично! Можешь ему перевести?" Я, естественно, тут же на кухню – и перевожу. Эдуард расплывается в улыбке: "Наши люди! А видел бы ты, как они тут болели за Россию, когда мы с финнами играли. Эх…" … Зеттерберг в день полуфинала уже в Детройте лёг на операцию. И прислал новому капитану, своему одноклубнику Никласу Кронваллю, эсэмэску следующего содержания: "У меня сегодня операция, и во время матча я ещё буду под наркозом. Передай парням: очень надеюсь, что, когда проснусь, узнаю, что мы выиграли". Кронвалль зачитал эсэмэску в раздевалке, народ проникся – и сыграл за своего травмированного капитана…

Тема разговора была ясна с самого начала, а "наши люди" к тому же оказались хоккейными журналистами. Да не какими-то там рядовыми…

Но для начала коллега Свена, идеально лысый Юхан, строго спросил: "Кто завтра выиграет?". Я собрался с духом: "Ну, объективно-то канадцы – фавориты. Но ведь за пределами Северной Америки ни они, ни американцы Олимпиад в энхаэловские времена никогда не выигрывали. Так что у вас неплохие шансы".

Заулыбавшись, Юхан вопросил: "Выпьешь за Швецию?" А отчего бы и не выпить за Швецию после рабочего дня. Даже если только что срывал голос, когда Селянне на твоих глазах забивал свой последний гол в международной карьере. Вскоре, правда, выяснилось, что и они (шведы!) делали то же самое… Вот вам и финско-шведские стереотипы.

"Жаль, у нас сейчас в составе нет такого великого игрока, как Селянне, — грустит Свен. – Ну да, Альфредссон, 41 год, его брали только на большинство, а потом из-за хорошей игры и травм других игроков подняли в первое звено… Достойный человек, но всё равно не совсем то.

Форсберг с Лидстрёмом уже закончили, а Карлссон здорово начал, у него нет лимитов, но пока для такого приёма слишком молодой. Мы же слышали, как народ здесь принимал Селянне и Ягра. В начале матча за третье место зарядили: "Россия!", а потом ка-ак принялись болеть за финнов! И когда Селянне забивал, в момент объявления его фамилии орали так, словно это другая "восьмёрка" забила – Овечкин…"

Наутро мы встретимся с Валерием Каменским, и он скажет мне, что его кандидатура на MVP турнира – однозначно Теему. После эмоций, испытанных мною предыдущим вечером, я не смогу возразить не слова. Тем более что накануне со шведами выпил за финна.

"Ну, за Селянне!"

ЗА ЗЕТТЕРБЕРГА
"Видишь коробочку? – показывает Свен. Вижу. Кругленькая такая, внешне ничем особо не примечательная. Если не считать, что…

"Мы давно дружим с Зеттербергом, — рассказывает коллега. – И в начале Олимпиады я в "Твиттере" написал, что мне тут не хватает любимого нюхательного табаку, а найти его я нигде не могу. Этакий крик души, ни на что никому не намекавший. И вдруг после второго матча нашей сборной подзывает меня администратор команды – и вручает коробочку с этим самым табаком. Я поражаюсь: "Откуда это?" Он отвечает: "От 40-го номера". Зет получил травму и уехал, а мне, прочитав мой твит, передал вот такой прощальный подарок…"

После таких историй людей начинаешь воспринимать под другим углом – не только как классных хоккеистов…

Свен и его друзья рассказывали, что после отъезда Зеттерберга, помноженного на травму Хенрика Седина, в возможностях сборной совершенно разуверились и каждую новую победу воспринимали со всё большим приятным удивлением. Ведь вся эта "Тре крунур", оказывается, строилась вокруг капитана "Детройта"! Главный тренер Пер Мортс советовался с ним, кого поставить к нему в звено, кого вообще брать на Олимпиаду…

И тут – травма, которая, казалось, сломала в командном механизме всё. Но, как выяснилось, механизм этот оказался крепче, чем многие предполагали. Без двух своих лидеров команда сплотилась, и каждый понял, что ему требуется не только делать своё дело, но чуточку больше – играть за себя и за того парня.

А "тот парень", Зеттерберг, в день полуфинала уже в Детройте лёг на операцию. И прислал новому капитану, своему одноклубнику Никласу Кронваллю, эсэмэску следующего содержания: "У меня сегодня операция, и во время матча я ещё буду под наркозом. Передай парням: очень надеюсь, что, когда проснусь, узнаю, что мы выиграли". Кронвалль … Петер Форсберг, живущий после окончания карьеры в Денвере, владеющий частной авиакомпанией и парой гольф-клубов, прислал сообщение: "Они там что, смеются, назначая канадца на финал Швеция – Канада?!" Так что не только простых шведов этот вопрос волнует, а даже таких вот. Совсем непростых…зачитал эсэмэску в раздевалке, народ проникся – и сыграл за своего травмированного капитана.

"Ну, за Зеттерберга!"

ЗА ОБЪЕКТИВНОЕ СУДЕЙСТВО
Спрашиваю шведов, как они относятся к тому, что куча их соотечественников играет в "Ред Уингз" и, соответственно, сразится в финале против своего же главного тренера Майка Бэбкока. И в ответ слышу неожиданное.

"Да они все его терпеть не могут! – говорит Свен. — Считают высокомерным канадцем, который убеждён, что они и только они знают, как надо правильно играть в хоккей. Для них обыграть Бэбкока будет особенным удовольствием и диким мотивирующим фактором, поверьте. Как было бы и для Павла, поверьте. Кстати, к Дацюку они относятся с восхищением, а с Зетом вообще лучшие друзья. Без них двоих "Детройт" — уже не "Детройт". Капитан выбыл на восемь недель, и когда говорят, что он вернётся к плей-офф, я смеюсь: да "Крылья" туда просто не выйдут! Особенно если и у Дацюка, который к Олимпиаде собрался, травма опять обострится…"

Вот он, оказывается, какой, яркий и остроумный старина Бэбкок, единственный тренер – член "Тройного золотого клуба". Шведские журналисты, как слышат это, сразу начинают говорить: да бросьте вы, с такой командой, какая была в тот год в "Детройте", кто угодно выиграл бы… Я так на самом деле не думаю, но, похоже, у скандинавов на Бэбкока зуб. А имена журналистов в этом тексте я и поменял для того, чтобы, если что, не вычислили…

А ещё у них зуб на то, что финал будут судить канадец и американец, да ещё и один из лайнсменов – из Страны кленового листа. "Послушай, — говорят, — что бы случилось в России, если бы вы играли с канадцами, и на финал была назначена такая судейская бригада?!" Не успеваю я открыть рот, как они сами же на свой вопрос отвечают: "Революция! Вы это умеете…"

Начинаю рассказывать, какая вакханалия творилась в России после того, как в матче США – Россия одним из рефери работал американец, хотя вовсе не он, а видеосудья (к тому же в соответствии с правилами) отменил гол Тютина. Они в курсе. Но не смеются. Их заботит арбитраж предстоящего матча. "Понимаем, — говорят, — что энхаэловские арбитры действительно лучшие в мире. Но зачем создавать повод? Назначили бы американца. А так в Швеции сейчас такой накал страстей, что хоть ВВС готовы в Канаду засылать…"

Дошло до того, что Петер Форсберг, живущий после окончания карьеры в Денвере, владеющий частной авиакомпанией и парой гольф-клубов, прислал одному из моих собеседников сообщение: "Они там что, смеются, назначая канадца на финал Швеция – Канада?!" Так что не только простых шведов этот вопрос волнует, а даже таких вот. Совсем непростых. Тех, кого сочинский зал встречал бы таким же рёвом, как и Селянне с Ягром.

"Ну, за объективное судейство!"

ЗА НАШ ХОККЕЙ
Более молодой Юхан говорит, что в детстве его любимым игроком был Сергей Макаров. И момент, когда он, уже став журналистом, брал у Сергея Михалыча интервью, стал одним из самых счастливых в его жизни.

"Да ты совсем ещё зелёный, — машет на него рукой Свен. – Мой любимый игрок – Якушев. Для меня он даже круче тройки Михайлов – Петров – Харламов. Знаешь, у меня отец был страшным антикоммунистом и, когда по телевизору показывали хоккей, ругался на "этих проклятых комми". А я, маленький, в политике не разбирался, и мне просто нравилось, как русские играют в хоккей. И особенно Якушев. Но вслух я об этом предпочитал не говорить, понимая, что в этом случае вниз из окна полетит телевизор…"

И тут Свен, разошедшись, ударяется в совсем уж ярчайшие воспоминания.

"Я же вашему хоккею по гроб жизни благодарен буду. Были, конечно, и моменты унижения, когда в 81-м на домашнем (домашнем!) чемпионате мира вы нас порвали – 13:1, какой это был ужас… Мальцев, помню, забивал и забивал…
Зато в 87-м в Вене… Мы к тому времени не выигрывали чемпионатов мира 40 лет (потом я проверил – оказалось 25. Тоже, впрочем, неплохо. — Прим. авт.). И в последнем матче, когда СССР играл с Чехословакией, от нас уже ничего не зависело. Чтобы мы взяли золото, Советский Союз должен был обязательно выиграть, но с не слишком крупным счётом – иначе чемпионом становился он. К середине третьего периода ваши "горели" — 0:1, и мы уже посыпали головы пеплом. И тут Крутов забивает одну! А потом он же – другую!
Что мы там творили – словами описать невозможно. После финальной сирены я ухитрился залезть на заградительное стекло и прокричать Крутову: "Спасибо от Швеции!" Он услышал и только рукой махнул: не надо нам этого, мол. Даже не улыбнулся… Как жаль, что его больше нет, – после того турнира его по сей день вся наша страна помнит". …Если Канада возьмёт две Олимпиады подряд, то у руководства НХЛ будет больше поводов не отпустить игроков в Пхёнчхан. Мол, мы лучшие – чего тут ещё доказывать? А вот если шведы – это будет совсем другая история…

Поминаем Крутова и попутно выпиваем за наш хоккей. По моей инициативе — не чокаясь.

ЗА ВЕЧЕРИНКУ, КАКОЙ ЕЩЁ НЕ ВИДЕЛИ
"Этот финал станет для Швеции однозначно главным матчем в истории", — говорит Свен. Я спрашиваю: "А как же финал Турина против финнов?"

Это, говорит, круто, но всё равно не то по сравнению с Канадой. Сильнейшей Канадой. Тут шведы начинают наперебой говорить, что финны выходят на матч с ними, словно уже проигрывая со счётом 0:1. У Суоми, мол, дикий комплекс "Тре крунур", финны никогда не обыгрывают Швецию в больших матчах. Поэтому и сейчас, в полуфинале, они не сомневались, что всё закончится хорошо. Даже после дикого ляпа самого Лункдвиста.

Выясняется вот что. Оказывается, голкиперу сборной Швеции послышался свисток на проброс. Он на секунду расслабился – а Олли Йокинен, игравший вместе с ним в "Рейнджерс", знает эту его особенность и попробовал "на шару" бросить с нулевого угла. И проскочило!

Зная, сколько Лундквист сделал для Швеции, дальше команда играла уже не только за Зеттерберга, но и лично за вратаря…

Потом я объявил шведам ещё об одном поводе болеть за них в финальном матче. А именно – вспомнил произнесённые накануне слова члена "Тройного золотого клуба" Владимира Малахова о том, что если Канада возьмёт две Олимпиады подряд, то у руководства НХЛ будет больше поводов не отпустить игроков в Пхёнчхан. Мол, мы лучшие – чего тут ещё доказывать? А вот если шведы – это будет совсем другая история. Аргумент этот коллегам очень понравился. Что-то мне подсказывает, что они о нём напишут.

Любому, даже самому приятному вечеру свойственно рано или поздно заканчиваться. Этот завершился в районе трёх ночи. Три других шведа "слиняли" чуть пораньше, оставив Свену деньги. Эдуард об этом не знал – и, когда "рыбак с рыбаком" расплачивался, подозрительно сощурился: "А чё ты за них всё время платишь?" — "Да нет, они оставили деньги". – "Точно?!"

А потом Свен сказал Эдуарду: "Если завтра шведы выиграют, мы закатим такую вечеринку, какой ты ещё не видел!"

Эдик усмехнулся – чего это он, тёртый калач, в этой жизни не видел? Ну, раз думают, что шведский размах русскому человеку не под силу – пусть, наивные, так полагают. Кстати, шведы-то эти пару недель в основном налегали на пиво, тогда как финны – на водку. Произнося это слово очень чётко и артикулированно, в каком бы состоянии при этом ни находились…

Свен пообещал – и мы, конечно же, выпили с ним "на ход ноги". И, как честный человек, после такого я не могу не болеть сегодня за этих шведов. Хоть за свою долю и платил сам…
"Ну, за Швецию!"

"Ну, за Швецию!"

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу