В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Капелло: в Бразилии хочу плакать. Слезами счастья

22.04.2014 14:15

Можете представить себе широченную улыбку и заразительный смех Фабио Капелло? С трудом, правда? Так вот доложу вам: второй раз подробно общаясь с главным тренером сборной России, сталкивался с этими удивительными, казалось бы, явлениями не раз. Настоящий дон Фабио – очень живой человек, за каждым жестом и репликой которого при этом кроется мощнейшая сила. А вот непременные вроде бы её атрибуты — железная челюсть и каменный взгляд итальянца — так и остались для меня чем-то оттуда, из телевизора. Убедительной маской. Или белым халатом хирурга, которого тебе посчастливилось хотя бы чуть-чуть узнать за пределами операционной.

Скоро этому хирургу-виртуозу предстоит проводить сложнейшую и тончайшую операцию на бразильской земле. Пациент из России – крайне запущенный. Его болезнь – назовём её «мундиалефобия» — длится уже 28 лет. Ровно столько наша национальная сборная, и добравшись-то до чемпионата мира лишь половину раз, оказывалась не способной выйти из группы. А когда последний раз сделала это, называлась не Россией, а Советским Союзом. И не зря, ой не зря книга о тренере британского журналиста Марка Райана заканчивается ни много ни мало словами: «Если кто-нибудь и может привести Россию к триумфу на Кубке мира 2014 года, то это Фабио Капелло».

И не надо воспринимать сказанное буквально: триумф – это ведь для нас и четвертьфинал. А 1/8 финала – успех, кто бы чего про состав группы Н ни говорил.

Если кого интересуют персональные детали вроде того, возьмёт ли Капелло на чемпионат мира Дзюбу или кого он предпочитает на правом краю обороны – Козлова или Ещенко, – здесь вы ничего об этом не найдёте. В прошлый раз я понял, а в этот – убедился, что почти на все вопросы, касающиеся персоналий игроков, главный тренер отделывается общими фразами. Попробовал, например, поинтересоваться, повлияет ли четвёртая прямая красная карточка Дзагоева за два года на его шансы попасть в стартовый состав, да и вообще на ЧМ-2014, и услышал: «У нас ещё есть время об этом подумать». А вот на вопросы, не имеющие отношения к конкретным игрокам, итальянец отвечать готов – очень развёрнуто и, по-моему, интересно.

А книгу о Капелло я запоем проглотил во время отпуска – и получил удовольствие. Как упустить возможность получше узнать человека, который вывел нас на ЧМ-2014 и, как выяснилось чуть позже, останется в России до домашнего ЧМ-2018? Из неё родился и первый вопрос будущей беседы. Если наш предыдущий разговор, в декабре 2012-го, фактически превратился в мастер-класс великого тренера, то теперь, конечно, лейтмотивом стало грядущее мировое первенство. Но то, что будет там с нами происходить, во многом зависит от характера, поведения, решений этого человека. Ведь известно, что каждая команда похожа на своего тренера.

«ПО ЭМОЦИЯМ НА БРОВКЕ Я ГДЕ-ТО В СЕРЕДИНЕ МЕЖДУ ЛОБАНОВСКИМ И МОУРИНЬЮ»

— Что, по-вашему, сложнее – прыгнуть в четырёхлетнем возрасте со скалы высотой в восемь, а то и десять метров или дойти до четвертьфинала чемпионата мира со сборной России? – спрашиваю Капелло в начале беседы в Доме футбола.

Тот улыбается и на пару мгновений задумывается. Может, воссоздаёт ту картинку более чем 60-летней давности, когда его отец Геррино, прошедший через два года нацистского концлагеря и вернувшийся домой скелетом в 40 килограммов веса, сурово и беспощадно выковывал характер маленького Фабио. Однажды в местечке Дуино они забрались на высоченную скалу, восьми-, а то и десятиметровую скалу — и отец незамедлительно прыгнул с неё в море. Спуститься со скалы без помощи взрослого у Фабио не было никакой возможности – он был абсолютно один. И, собравшись с духом, сиганул с громадной высоты в воду. После чего его уже ничем не напугаешь…

А на вопрос мой Капелло ответил изящно:

— Одинаково! И то, и другое – в равной степени тяжело. В том возрасте прыгнуть со скалы, признаюсь, было сложно. Точнее, не собственно прыгнуть, а решиться. В четыре года я не боялся прыгать, но довольно плохо плавал. А что касается сборной, то у нас достойная команда, но она 12 лет не играла на чемпионатах мира. И у нас почти нет игроков с опытом игры на них (за исключением Кержакова, который провёл на ЧМ-2002 8 минут. — Прим. ред.). Поэтому наша команда – что тот ребёнок. Как я перед тем прыжком.

— Будем надеяться, что он удастся ей так же, как маленькому Фабио тогда. Правда, что после того прыжка вам уже ничто в жизни не страшно?
— Это было важно. Потому что в такие секунды ты понимаешь, что можешь сделать всё. Даже будучи совсем маленьким, понимаешь, что жизнь сложная штука, но в ней никогда нельзя останавливаться. И нужно всё время идти вперёд, бросать себе новые вызовы, выходить на очередные такие прыжки. И быть уверенным в себе.

Но не стоит думать, будто мой характер сформировался только от того эпизода или каких-то иных событий в жизни. Характер – он во многом от ДНК, от того, что заложено в тебя природой. И условиями жизни. В моём регионе Италии (Гориция, на северо-востоке страны, на границе с нынешней Словенией, а прежде Югославией. — Прим. ред.) живут сильные рабочие люди, которые привыкли добывать всё своим трудом. И я впитал это качество от своих родителей.

— Не так давно, отвечая на вопрос, что в случае с Дзюбой кто-то на вас оказывает воздействие, вы признались, что единственным человеком, способным влиять на ваши решения, был отец…
— Да, и от общения с ним я понял и научился множеству важных вещей, которые мне очень пригодились в жизни. Во-первых, уважению. Во-вторых, базовым футбольным вещам – будучи школьным учителем, он обожал футбол и собрал команду из ребят практически с каждого двора нашей деревеньки, населения в которой было всего тысяча человек. Да, потом я уже многому научился, занимаясь у прекрасного детского тренера в академии клуба серии А «СПАЛ» — но начиналось всё именно у отца.

А во-вторых, он научил меня правильному балансу во взаимоотношениях личности и коллектива. С одной стороны, ты не имеешь права игнорировать интересы тех, кто рядом с тобой, должен помогать им. Но с другой, обязан быть личностью и самые принципиальные решения в своей жизни принимать сам и только сам, не ориентируясь на мнения других.

И так я поступал всегда, выбирая свой стиль жизни и пути, по которым идти. Много читал, со многими разговаривал. Но решал и решаю – только сам. Абсолютно всё. Без какого-либо влияния других людей. Что же касается уверенности, то её почерпнул у великого тренера Эленио Эрреры, с которым мне посчастливилось работать в «Роме». Увидел, насколько это важно – демонстрировать непоколебимую убеждённость во всём, что делаешь. Это и игрока делает сильнее. Благодаря такой уверенности, которая передалась и мне, я как футболист дорос до сборной Италии.

— Кстати, насчёт уверенности. После того как ЦСКА в прошлом году выиграл чемпионат России, вы позвонили Леониду Слуцкому с поздравлениями, да и вообще не раз подробно разговаривали с ним. У вас во время матчей вид человека, который ни на секунду ни в чём не сомневается. А что могли бы посоветовать коллеге, который порой не может совладать с собой и на скамейке заметно нервничает?
— Советы тут неуместны. У каждого тренера свой стиль, каждый по-своему… не просто ведёт себя на скамейке, а проживает игру. Во время матча я, например, часто выскакиваю к бровке и кричу. А вот когда мы забиваем гол, почти всегда веду себя спокойно, разве что в редких случаях взмахну кулаком.

У других – иначе. Тут ведь себя до конца контролировать невозможно, тренер во время матчей находится в каком-то своём мире. Трибуны, телекамеры, всё остальное, кроме игры, сливается для него в какой-то смутный фон. И можно добиваться выдающихся успехов, ведя себя на скамейке прямо противоположным образом. Вспоминаю, например, что Валерий Лобановский вообще никогда не вставал со своего места, и выражение его лица не менялось вне зависимости от того, забила команда или пропустила. А Жозе Моуринью в иные моменты легко можно обнаружить прямо на поле. Я по проявлению эмоций где-то посередине между ними (смеётся).

— Почему, кстати, вы решили позвонить Слуцкому с поздравлениями? Он признался, что из всех звонков в те дни ваш был самым неожиданным.
— Просто был рад за него, потому что он хороший и человек, и тренер. И обойти «Зенит» его ЦСКА было очень непросто. Но команда играла в очень хороший футбол и всё выиграла. Впрочем, стоп – о клубах больше говорить не будем!

Капелло вновь рассмеялся – но не расслышать сигнала за этим смехом было бы крайне непредусмотрительно. И мы перешли к сборной. И к предстоящему чемпионату мира.

«НЕ ГОВОРЮ, ЧТО ВЫЙДЕМ В ЧЕТВЕРТЬФИНАЛ. ГОВОРЮ, ЧТО МОЖЕМ ВЫЙТИ»

— В итальянской прессе вы заявили, что сборная России в Бразилии вполне может достичь четвертьфинала. То есть если команда ограничится 1/8 финала, для вас этого будет недостаточно?
— Тут важен контекст. В конце прошлого года итальянские журналисты меня спросили, может ли сборная России на ЧМ-2014 дойти до четвертьфинала. Я ответил: «Почему нет?» Но я не говорил: «Мы выйдем в четвертьфинал», не обещал этого. Потому что не знаю, куда мы выйдем. Все цели в Бразилии мы будем ставить поэтапно. Первой станет выход из группы. Это самая важная вещь. А далее – шаг за шагом.

— Последний раз сборная даже не России, а СССР, с игроками также из Украины, Грузии, Белоруссии выходила из группы на чемпионате мира давным-давно – аж в 1986 году. Проработав в нашей стране почти два года, вы пришли к выводу, в чём тут дело?
— Так в том-то и дело, что в прежние времена у тренеров сборной был гораздо больший выбор игроков! У Лобановского в том же 86-м, или на Евро-88, было много футболистов киевского «Динамо». В целом же главный тренер мог выбирать из 120-150 мастеров. Сейчас – из 65. А это, поверьте, большая разница. Тогда, если кто-то получал травму, ему несложно было найти равноценную замену. Теперь с этим куда сложнее. И так на каждом чемпионате мира после того, как не стало Советского Союза.

— Так почему же теперь вы считаете возможным выход в четвертьфинал? С широтой выбора-то ничего не изменилось.
— Потому что я уверен в своей команде. У нас есть единство, у нас хороший командный дух, правильный менталитет. Впрочем, одна вещь может выясниться только уже на месте, в Бразилии.

— Какая?
— Умение справляться с давлением. Страшным давлением чемпионатов мира.

Тут Капелло вновь рассмеялся. Видимо, чтобы продемонстрировать собственную неуязвимость перед этой жутью. И то, что он сделает всё возможное, чтобы телепортировать эту психологическую броню своим футболистам.

— Я ведь был игроком и прекрасно знаю, что такое давление. В субботу ты можешь тренироваться великолепно, летать над полем, выделывать потрясающие штуки. А в воскресенье выходишь на поле – и у тебя ноги ватные. И тренер тебя спрашивает, и ты сам себе адресуешь вопрос: «Что случилось, Фабио?» Совладать с этим давлением в Бразилии будет одной из главных вещей.

— А знаете ли вы, что для России нет ничего хуже, чем лучшая по формальным признакам группа? Мы ведь и на ЧМ-2002 не смогли миновать Японию, Бельгию и Тунис, и на Евро-2012 оступились на Чехии, Польше и Греции. Что ответите многим людям, которые называют нынешнюю группу лёгкой?
— Лёгкой?! Поверьте моему опыту: на чемпионате мира каждая игра и каждая команда сложна. Туда съезжаются лучшие сборные с разных континентов. И уважать (это слово тренер подчеркнул. — Прим. ред.) всех надо в равной мере – не имена, а команды. Футбол эволюционирует, и сразу шесть игроков нынешней сборной Кореи играют в ведущих чемпионатах Западной Европы. Вопрос — сколько в них играет российских футболистов?..

— Нисколько.
— Вот. Соответственно, у тех игроков есть бесценный опыт. Те игроки привыкли играть на более высоких скоростях, участвовать в матчах высшего уровня, противодействовать топ-соперникам. В этом есть разница.

Поэтому и говорю, что надо уважать не имена, а команды. Помню, как в сборной Англии на ЧМ-2010 мы в группе играли против сборных США, Алжира и Словении. И это были очень хорошие соперники! Ни одна из этих встреч не далась нам легко, хотя вроде бы там и не было громких имён. А к нам они могли подготовиться, потому что сейчас, со всеми DVD и телевидением, есть возможность смотреть и детально разбирать каждый матч. Поэтому лёгких игр больше не существует.

Или Италия, которая выиграла ЧМ-2006 в Германии, в 1/8 финала прошла Австралию только на последней минуте за счёт пенальти. По-моему, это хорошая иллюстрация того, что ни о каких простых соперниках и матчах в Бразилии не может быть и речи. Это реальность чемпионатов мира.

— Вы удовлетворены тем подбором соперников, который есть у сборной России в товарищеских матчах перед ЧМ-2014? Может, матч с топ-сборной, как в прошлом году с Бразилией, мог бы дать вам больше пищи для размышлений?
— Всех соперников по товарищеским матчам выбирал я сам. Главная цель – попробовать себя перед турниром в матчах против команд, исповедующих разные стили. Четыре года назад во главе сборной Англии я играл против сборной Алжира, но ныне она другая, и знаем мы её не так хорошо. Но, чтобы адаптироваться к такой манере, мы сыграем против марокканцев. Норвежцы высоки, хороши в силовой борьбе и при стандартах. Словаки же играют в третий тип футбола, не похожий ни на Алжир, ни на Словакию. Поверьте, оппонентов я выбирал не по принципу личных симпатий (смеётся).

«КЛЮЧЕВАЯ ВЕЩЬ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА – СПРАВИТЬСЯ С ДАВЛЕНИЕМ»

— Вы упомянули ЧМ-2010, который стал вашим первым опытом работы на чемпионатах мира и Европы. Какие уроки извлекли из турнира в Южной Африке? Чего постараетесь избежать в Бразилии?
— В первую очередь хотелось бы избежать таких серьёзных ошибок арбитров, какая убила Англию в игре с Германией (имеется в виду незасчитанный гол Лэмпарда при счёте 1:2. — Прим. ред.). Не случайно именно та оплошность повлекла за собой революционное решение ФИФА использовать в Бразилии электронную систему фиксации гола.

Второе – справиться с давлением. Помню, как в первом матче с США мы вели – 1:0, но соперник сравнял счёт после ошибки нашего вратаря (Роберта Грина. – Прим. ред.). Что случилось? Почему голкипер, каждую неделю играющий в английской премьер-лиге, пропустил столь простой мяч? Именно из-за давления. И с этим фактором нужно быть очень внимательным.

Много говорилось и писалось: зачем, мол, мы жили вдали от городов, где игрокам было нечего делать? Постойте, вообще-то они не в отпуск приехали! После матча и на следующий день игроки (и так же будет теперь) свободны, могут проводить время со своими жёнами. Но все подобные разговоры всегда начинаются, если ты проиграл. Если выиграл – всё было великолепно, подготовка была идеальной. Но точно такая же подготовка при неудачном результате – и всё было ужасно. Это нормально. Прекрасно понимаю вашу работу (смеётся).

— Коль скоро заговорили о нашей работе – некоторое время назад западные журналисты написали о вашем якобы конфликте с братом Месси, а вслед и с самим Лео, на благотворительном матче в Перу. Когда вы якобы прогнали брата со скамейки.
(Хохочет.) – О, это одна из самых глупых историй, которые случались в моей жизни! В первом тайме брат Месси сидел на скамейке запасных. Товарищеский матч, праздник, всё такое… Никаких проблем! Под конец перерыва смотрю – судья разговаривает с полицейским, и это всё продолжается и продолжается.

Проходит пять минут с момента, когда игра должна была возобновиться, десять… Тут понимаю: что-то не так. Тем более что футболисты уже готовы играть. Подхожу к арбитру – в чём дело? Тут стоящий рядом полицейский говорит: «Судья хочет, чтобы все посторонние люди, которые сидят рядом с вами на скамейке, ушли оттуда». Что поделать? Я им говорю: ребята, надо уходить, иначе судья не возобновит игру! И всё! О’кей? О’кей! А потом из этого навоображали и раздули неизвестно что.

— Скажите правду, что вы как тренер сделали бы с Месси после такой безобразной игры, как против «Атлетико», когда Лео ничего не сделал в атаке и пробежал всего 6,5 километра – больше только у вратаря, у которого было пять?
— Я бы всё равно не забывал о том, что Месси тот человек, благодаря которому выигрываются самые большие матчи. И когда изредка случается, что он не играет на своём привычном уровне, люди только об этом и говорят. Но он абсолютно лучший в мире.

— У нас своих Месси и близко нет, поэтому мы на чемпионате мира можем рассчитывать исключительно на командную игру?
— Почему только мы? Все. Да, есть Месси, есть Криштиану Роналду. Есть Ибрагимович, которого на чемпионате мира не будет. Иногда Рибери… Остальные могут выигрывать только как команда.

«СТОЛКНУЛСЯ С ТЕМ, ЧТО РУССКИЕ ИГРОКИ БОЛЬШИЕ ИНДИВИДУАЛИСТЫ, ЧЕМ ИТАЛЬЯНЦЫ ИЛИ АНГЛИЧАНЕ»

— Планируете ли говорить что-то особенное игрокам сборной перед выходом на «Маракану» и другие бразильские поля? Так, как вы сделали это в «Милане» в раздевалке перед финалом Лиги чемпионов с «Барселоной» в 1994 году. Правда ли, кстати, что после критики, с которой обрушился на «Милан» и его стиль перед тем матчем Йохан Кройф, вы сказали игрокам: «Если у вас есть яйца, если вы мужчины, то не можете проиграть этот матч»?
— Правда. Иногда соперники тебе помогают. Делают часть твоей работы за тебя. Ты просто приезжаешь, открываешь газету, зачитываешь игрокам цитату – и всё. «Ну что думаете?» Всё легко, больше ничего не нужно никаких доводов, что надо биться, выигрывать каждое единоборство…

Расскажу вам одну вещь, о которой ещё нигде не говорил. Помню, что после того спича в раздевалке перед финалом Лиги чемпионов я сказал парням: «А теперь – пошли!» И один из них, Марсель Десайи, взял лежавший листок бумаги и положил его себе на ладонь. И на моих глазах этот листок – сгорел! Это было невероятно. Я не мог поверить своим глазам.

На поле Десайи был одним из лучших (и забил один из голов. — Прим. ред.). Но не только из него – из каждого из футболистов «Милана» в тот день пёрла такая вот энергия, которая и сожгла этот листок. На чемпионате мира нам нужна будет такая энергия!

— Ну а если оппоненты не помогут с соответствующими цитатами?
— Да-да, тогда мне самому придётся включать воображение и что-нибудь придумывать (улыбается)! Чтобы забить гол, футболисту нужно воображение. А тренеру оно нужно, чтобы на этот гол футболиста вдохновить.

— Что вам вообще бросилось в глаза относительно русского менталитета за время, которое вы работаете в стране?
— Этот менталитет – очень индивидуалистичный. Когда я пришёл, то обнаружил, что парни в России больше всего думают о себе и своих личных интересах – как на поле, так и за его пределами. Очень важно было перестроить сознание игроков на более коллективное – при этом чтобы люди не потеряли себя как личности. И сейчас я вижу, что в сборной у нас есть командный дух. Талант отдельных игроков должен проявляться во всём блеске, но при этом служить команде. Не такое: «Я – лучший, дайте мне мяч!»

— Вы хотите сказать, что российские футболисты – по натуре большие индивидуалисты, чем итальянцы, испанцы или англичане?
— Да. Это то, что я увидел вначале.

— Можете привести примеры, как вы их перевоспитывали?
— Я просто делал всё в интересах команды в целом (улыбается).

— Согласны ли с тем, что одним из важнейших моментов в Бразилии будет функциональная готовность? Особенно в случаях с такими командами, как наша, в которых нет звёзд. В обоих случаях наших успехов последних десятилетий – на Евро-88 с Лобановским и на Евро-2008 с Гусом Хиддинком – сборная была великолепно готова физически.
— По этой части никаких оправданий в случае неудовлетворительного уровня готовности нам не будет. Зимой в первенстве страны была длительная, трёхмесячная пауза, поэтому ни о каком переутомлении не может быть и речи. Как раз по этой причине я попросил, чтобы в период подготовки к чемпионату мира мы играли по одному товарищескому матчу в неделю – чтобы сохранять игровую форму. Возможно, будет ещё и четвёртый матч, непосредственно в Бразилии. В любом случае это не будет очень уж сильная команда, потому что команда в этот период ещё будет проходить акклиматизацию.

Игорь Рабинер и Фабио Капелло
Игорь Рабинер и Фабио Капелло

«ОВЧИННИКОВ – ОДИН ИЗ ЛУЧШИХ ТРЕНЕРОВ ВРАТАРЕЙ, КОТОРЫХ Я ВИДЕЛ В СВОЕЙ ЖИЗНИ»

— Вы продлили контракт с РФС до 2018 года. Мне кажется, что это поможет и на ЧМ-2014, поскольку игроки будут знать: если что-то будет не так с дисциплиной или если кто-то выложится не до конца, то дверь на домашнее мировое первенство для них окажется захлопнутой.
— О, это далёкое будущее! А мы должны быть сконцентрированы на настоящем. Я сейчас не помню никаких своих былых побед. Я полностью сфокусирован на том, что здесь и сейчас. Когда наступает время таких турниров, как чемпионат мира, не существует прошлого и будущего. Есть только настоящее.

— И всё же позвольте вопрос о будущем. Министр спорта Виталий Мутко недавно сообщил, что по вашему новому контракту в следующих циклах у вас будет только один ассистент-итальянец. Это правда?
— Да. Им будет Кристиан Пануччи.

— Имена ваших будущих российских помощников озвучить можете?
— Нет, у нас ещё есть время, чтобы с ними определиться. Пока я целиком сконцентрирован на чемпионате мира. В конце концов, зачем сейчас создавать проблемы, вызывать дискуссии: мол, почему выбрал этого, а не того? Настанет время нового цикла – приму решение. На тот момент оно будет своевременным, сейчас – нет.

Уважаю всех российских тренеров, за чьей работой наблюдаю. Вижу, что у них есть различные идеи, касающиеся и стиля игры, и управления футболистами. Но те, кого я выберу в штаб, должны будут придерживаться моего стиля. Устраивает он их – сработаемся, нет – большое спасибо, каждый пойдёт своим путём. Я тоже делаю ошибки, но мне не нужно, чтобы мои помощники критиковали мои действия публично. Всё должно обсуждаться индивидуально.

— Сергея Овчинникова в штабе сохраните? Нравится ли вам его работа?
— Овчинников работает очень хорошо. Это один из лучших тренеров вратарей, которых я встречал за всю свою спортивную жизнь. Он по-настоящему хорош. Сергей – сильная личность, и он работает с богатой фантазией.

— Если нынешняя непростая политическая ситуация усложнится, это может повлиять на ваше желание продолжить работу в России?
— Нет. Абсолютно нет. Спорт – вне политики.

— Прошёл слух, что вы интересуетесь молодым защитником «Рубина» Соломоном Кверквелия, не заигранным за сборную Грузии. Это так?
— Я разговаривал об этом с одним агентом. Если у кого-то есть два паспорта и он решает играть за Россию – почему нет? Подобных примеров можно найти миллион! В сборной Италии есть 11 футболистов с двумя паспортами! В Германии восемь-девять. Поэтому никаких возражений на этот счёт у меня нет. Если одним хорошим игроком в сборной станет больше, я буду только за. Хотя бы потому, что выбор будет уже не из 65, а из 66 (смеётся). А там и кто-нибудь 67-й на горизонте появится…

«МЫ НЕ МОЖЕМ МЕНЯТЬ КАПИТАНОВ КАЖДЫЙ РАЗ»

— Что произвело на вас наибольшее впечатление в России за пределами футбольного поля? Читал в книге, что в свободные дни вы нередко без лишней помпы ездите в маленькие провинциальные церкви, музеи…
— Да, хочу увидеть в России всё интересное и разное. Но что поразило меня за эти два года больше всего, это эволюция городов. То, как они меняются на глазах. Сколько работы! Казань, когда я приехал и теперь, два разных города. Сочи – вообще новый! Да и Москва меняется всё время. В ней постоянно что-то строят, подкрашивают, усовершенствуют.

За этим очень интересно наблюдать – и видеть, что развитие не останавливается ни на секунду. Все знают, что в России есть деньги. Но мы можем своими глазами видеть, что эти деньги тратятся на благо людей, на улучшение инфраструктуры. Летишь в Санкт-Петербург – и видишь новый терминал аэропорта. И это происходит уже сейчас, а ещё интереснее, как всё будет в связи с чемпионатом мира 2018 года. Он должен стать очень большим шагом вперёд для России. Именно в интересах её людей.

— Известна ваша дружба с дирижёром Валерием Гергиевым. Нашли ли за это время в России новых друзей?
— Кстати, виделись с Гергиевым две недели назад. А в России познакомился со многими интересными людьми. Например, с другим дирижёром, Павлом Коганом. С ними очень интересно общаться!

— Кстати, когда приехали работать в Россию, не интересовались у Гергиева на его опыте, как успешно управлять русскими людьми – на примере его Мариинского театра?
(Смеётся.) – Нет, это он расспрашивает меня об игроках, матчах и так далее! Ему интересно всё!

— Почему вы решили остаться в России на такой длительный период – до 2018-го? Были ли у вас сомнения?
— Министр попросил (улыбается)! Он предложил мне остаться ещё на четыре года, и я согласился. Но вы же знаете, что такое футбол. Если выиграл – ты лучший. Если проиграл – ты никто.

А бывают и другие ситуации. Как в моём случае — когда происходит столкновение, связанное с капитанской повязкой (английская футбольная ассоциация в 2010 году пыталась заставить Капелло отобрать её у Джона Терри, находившегося под так и не доказанным судебным обвинением в расизме, а Капелло в ответ ушёл в отставку. — Прим. ред.)… В футболе возможно всё.

— Кстати, о капитане. Все знают, что эта функция имеет для вас важное значение и вы небольшой сторонник смены капитанов. Тем не менее поменяли Игоря Денисова на Романа Широкова…
— Всё просто. Когда Денисов не был вызван в сборную, я выбрал Широкова.

— Но когда Денисов вернулся, капитаном остался Широков.
— Да, потому что мы не можем менять капитанов каждый раз.

— В матче с Арменией группа атаки сборной чувствовала себя очень комфортно с Кокориным в роли единственного форварда. Я даже придумал заголовок: «Дон Фабио, оставьте Кокорина на острие!» Это для вас сейчас первая опция? И является ли простым совпадением, что без динамовца сборная потерпела оба поражения – от Португалии и Северной Ирландии?
— Из ваших слов можно сделать вывод, что от Кокорина в сборной зависит абсолютно всё (смеётся). На самом деле Кокорин – хороший игрок, но то же могу сказать и о Кержакове. И у нас ещё есть время, чтобы принять решение о стартовом составе.

— А четвёртая за два года прямая красная карточка Дзагоева сильно повлияет на его шансы появиться в стартовом составе в Бразилии? И вообще туда поехать?
— Я был на той игре. Видел это собственными глазами. И у нас ещё есть время, чтобы всё решить.

«МНЕ НЕ ПОНРАВИЛОСЬ ТО, ЧТО ПРОИЗОШЛО В БАКУ»

— Рассказывают, что после заключительного отборочного матча в Баку вы сначала обрушились на команду с резкой критикой по поводу пропущенного на последней минуте гола…
— Да, так и было.

— После чего даже вышли из раздевалки. И лишь потом, зайдя обратно, поздравили команду с выходом в финальный турнир ЧМ-2014.
— И это подтверждаю. Потому что мы работали над этим! И я говорил: будьте внимательны на последних минутах. Мне не понравилось, что футболисты не были сфокусированы на игре. Не понимаю, когда при подготовке к матчу мы сосредоточиваем на чём-то внимание – но потом пропускаем именно в этот момент. Почему? Они должны понимать, что концентрация должна быть полной до финального свистка.

— Но почему вы сначала раскритиковали команду и лишь потом поздравили её, а не наоборот?
— Потому что, как только какая-то цель достигнута, это хорошо, но о ней тут же следует забыть. И идти к следующей цели. Бывают ошибки, которые можно простить, но в том матче случилось то, что мне очень не понравилось. Играли хорошо, упустили кучу возможностей забить второй гол – и получили в концовке. Такого быть не должно. Потому что мы должны смотреть вперёд.

Тем более что это был далеко не первый такой гол, пропущенный в концовке. А третий. Поэтому я и говорил, что надо быть собранными до конца.

— Более того, всё это началось ещё в товарищеском матче с Бразилией, когда Фред сравнял счёт в концовке.
— Именно так. Когда такое повторяется, это нельзя игнорировать.

— Удовлетворены ли вы в целом уровнем профессионализма российских футболистов сравнительно с их западноевропейскими коллегами? В частности, их отношению к вопросам питания, соблюдению режима.
— Не знаю, что происходит за пределами сборной, в то время, когда игроки пребывают в своих клубах. Но когда они находятся у меня – всё в порядке, и я ими в этом отношении полностью доволен. Как и поварами.

— В мадридском «Реале» вы разослали футболистам письма со сводом своих правил. Сделали ли то же самое в России и какое правило самое сложное для выполнения?
— Возможно, нам потребуется сделать это перед отъездом в Бразилию (улыбается).

— О чём вы мечтали в детстве и какова ваша нынешняя мечта?
— Человеку всегда нужно жить какой-то мечтой. Без мечты ты плоский, как тарелка, у тебя нет энергии, чтобы делать вещи, которые кому-то кажутся невозможными. Но когда доходит до дела, ты должен перестать мечтать и начать работать (смеётся). Цель – это уже не мечта. Я знаю цену нашей команде, знаю проблемы, и если внутри себя эту цель наметил – значит знаю, что она выполнима.

— Правда ли, что вы плакали только один раз за свою тренерскую карьеру – во время прощального матча Марко ван Бастена, так рано покинувшего футбольное поле из-за травмы? И что вас может заставить заплакать во время ЧМ-2014?
— Был ещё один случай – когда я уходил из «Милана». А в Бразилии… Там очень надеюсь… заплакать.

— ???
— Слезами счастья.

И, выдав эту маленькую репризу, Капелло вновь рассмеялся. И так бы хотелось, чтобы по аналогичному поводу через два с половиной месяца плакали и смеялись мы все.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу