В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Сагер: врачи сказали, что я — ходячий мертвец

09.05.2014 22:30

Крэйг Сагер рассказывает о реабилитации после серьёзнейшего заболевания и мире НБА, по которому он скучает.
В последние несколько недель один из самых эксцентричных спортивных журналистов Северной Америки может посвятить свободное время гольфу, пусть в стенах больницы города Атланта делать это весьма проблематично. Жена репортера купила ему специальный коврик, а компания Nike не поскупилась на клюшку для игры в гольф с нанесённым на неё изображением одного из многочисленных необычных пиджаков, которые Крэйг надевал на баскетбольные матчи.

По возможности он не пропускает матчи плей-офф, наблюдая за происходящим на площадках по телевизору. При этом дата возвращения Сагера в эфир остаётся неопределённой, так как, возможно, ему понадобится пересадка костного мозга. Но лучше узнать всё непосредственно от первого лица, чем описывать состояние и ход мыслей Крэйга своими словами.

"Последние несколько дней стали лучшими с того момента, как я узнал о болезни: врачи говорят, что я делаю успехи и у меня нет негативной реакции организма на курс лечения. Даже после химиотерапии не было плохих последствий, чувствую себя нормально. Доктора говорят, что хорошее самочувствие – очень важный фактор. Все мои органы, в том числе и сердце, в порядке.

Лучшей восстановительной процедурой для меня были игры плей-офф. Параллельно с просмотром врачи проводят процедуры, что позволяет отвлекаться от негативных мыслей. Помню, как в первый день постсезона я был на очередном сеансе химиотерапии и смотрел при этом игру "Клипперс" и "Голден Стэйт". Никогда не забуду её. При счёте 47:47 за несколько минут до конца первой половины Майк Брин и Джефф Ван Ганди, беседуя во время тайм-аута, рассказали о том, что я сейчас в больнице, и пожелали всего наилучшего.

20 апреля, на Пасху, вся моя семья приехала в больницу, кроме сына, Крэйга-младшего, который сказал, что должен работать. Мы смотрели поединок "Далласа" с "Сан-Антонио" и неожиданно узнали, что в перерыве он будет брать интервью у Грега Поповича. Я ничего не знал об этом, поэтому тот случай стал ещё одним незабываемым моментом.

За пределами площадки Грег — просто потрясающий человек. В жизни он отличается от того Поповича, которого зрители привыкли видеть на своих экранах. Он не хочет, чтобы его беспокоили по ходу работы. Люди часто спрашивают меня: "Можете ли вы сказать в адрес тренера "Сан-Антонио" хоть что-нибудь плохое?", и я им всегда отвечаю: "Нет, я отношусь к нему с огромным уважением. Он делает свою работу, и на его месте мне тоже не хотелось бы, чтобы посреди матча меня вынуждали отвечать на вопросы". Но таковы реалии современного телевидения, и мне нравится заниматься своим делом, хоть тренерам это и доставляет определённые неудобства.

Мой сын старался как следует подготовиться к общению с Поповичем, ведь флэш-интервью даются гораздо проще, когда "Сан-Антонио" побеждает, а в том матче "Спёрс" растеряли своё преимущество. И к тому же Тим Данкан получил небольшое повреждение. Преклоняюсь перед Грегом за то, что он сделал за свою карьеру, и когда он пожелал мне скорейшего выздоровления, у меня на глаза стали наворачиваться слёзы. Ни одно другое событие не могло стать лучшим началом моего лечения.

Также было приятно получить поддержку от Тома Тибодо, Таджа Гибсона и Брэдли Била. Кстати, на персоне последнего я бы хотел остановиться отдельно: он действительно вырос в классного игрока. Его мама говорила, что он должен больше работать над броском, так как делает неправильное движение локтем. Интересно узнать, она по-прежнему считает, что у него не идеальная техника броска, или он к ней прислушался?

Также хотелось бы взять интервью у Дэмиена Лилларда после его невероятного попадания в шестой игре серии с "Хьюстоном". Я познакомился с ним на драфте НБА 2012 года, и по его глазам было видно, что чувствовал себя так, словно попал в сказку. Дэмиен хорошо подготовился к первому в своей карьере плей-офф, а потому было бы интересно поговорить с ним на эту тему.

Очень здорово смотрелось, как Чарльз Баркли, Шакил О’Нил, Кенни Смит и Эрни Джонсон во время одной из программ нарядились в костюмы в моём стиле и хорошенько посмеялись над этим. Крис Кармоди, один из продюсеров программы, собрал для меня нарезки разных пожеланий от игроков, которые не показывались по телевизору, и даже от фанатов.

Очень много людей навещали меня в больнице, Эрни вообще приходил несколько раз. Он сам в 2006 году проходил курс химиотерапии, рассказывал о потере волос и подшучивал, что меня надо побрить. Но я не собираюсь расставаться со своей причёской, хотя, возможно, в скором времени это и произойдёт. Чарльз приходил на днях, но он очень впечатлительный, поэтому один раз даже чуть было не упал в обморок. Кенни также навещал меня на неделе. Он привык всё время видеть меня в движении, поэтому удивлялся тому, как я тут лежу, а также иронизировал на тему моей причёски и зазывал вернуться к работе, убеждая, что я отлично выгляжу.

Помимо посещений мне приходит масса подарков и открыток, в том числе от федерации баскетбола, телеканала CBS и других вещательных компаний. Это всё выглядит очень трогательно и поднимает настроение. Мой близкий друг Кевин Гарнетт вообще прислал огромный букет. О нём могу сказать, что никогда в жизни не встречал игрока, независимо от вида спорта, который бы с такой страстью относился к соревнованиям.

Док Риверс, у которого сейчас помимо непосредственно игровых вопросов есть и околобаскетбольные проблемы, связанные со скандалом вокруг персоны владельца "Клипперс" Дональда Стерлинга, нашёл время отправить мне с наилучшими пожеланиями большую корзину с фруктами.

Прошло уже более трёх недель, как мне был поставлен диагноз "острая миелобластическая лейкемия". 9 апреля на игре "Бруклина" и "Майами" я почувствовал себя уставшим, но за 33 года работы ни разу не пропустил ни дня, поэтому и на сей раз не придал своему состоянию большого значения. Перед очередным перелётом у меня начались проблемы с дыханием, что повторилось на следующий день после приземления в Далласе, где я должен был работать на игре хозяев с "Сан-Антонио".

В день матча с утра я, как и всегда, пришёл на собрание работников канала TNT, кто должен был работать на той игре. После этого я обычно делаю небольшую пробежку, но в тот день мне даже ходить было непросто. В итоге я вернулся в отель и решил вздремнуть перед матчем, чего никогда не делал.

Во время игры я чувствовал себя странно, но не стал на этом зацикливаться. Перед послематчевым интервью я чувствовал слабость и усталость, мне тяжело было ходить, да и ровно дышать тоже не получалось. Тогда я подошёл к моему хорошему приятелю, работающему доктором в "Далласе", который оперировал мне колено примерно 12 лет, и он сказал, чтобы я немедленно поехал в больницу.

Я так и сделал. В клинике мне измерили гемоглобин, который оказался 4,6, хотя должен быть в промежутке от 13 до 16. Врачи сказали, что я — ходячий мертвец. Они никогда не видели людей, которые вообще могли бы стоять в таком состоянии. Обычно аналогичные результаты анализа у тех, кто попал в автомобильную аварию или потерял много крови. Доктора сказали, что хорошее физическое состояние организма позволило какое-то время переносить болезнь на ногах, но в конце концов рак взял своё. Если бы я затянул с обследованием, то вскоре мог бы случиться сердечный приступ и неизвестно, что бы было.

В течение трёх дней я проходил в Далласе различные медицинские тесты, после чего вылетел в Атланту, где обследования продолжились и мне поставили окончательный диагноз. С тех пор я находился в одиночной палате со специальной вентиляцией, из-за которой я даже не могу поесть обычный салат или овощи, потому как на них могут попасть определённые типы бактерий.

Одна из самых странных вещей в лечении – меня взвешивают каждый день ровно в четыре часа утра и вечера. Я попытался выяснить, почему для этого нужно просыпаться ночью, и мне объяснили, что таким образом необходимо проверить реакцию организма на химиотерапию, прежде чем продолжить курс следующим утром. Затем в течение дня каждые четыре часа врачи проверяют все жизненно важные органы, дабы убедиться, что у меня не начинается лихорадка. Также мне регулярно делают переливание крови и красных кровяных телец. Наверное, это проделывалось уже более 30 раз.

У меня лучшая в мире работа, поэтому я скучаю по освещению игр НБА. Мне платят за то, что я люблю делать, да к тому же есть возможность присутствовать на самых зрелищных матчах на планете. Однако я не принимаю это как должное. Моя задача — делать игры более интересными для зрителей.

Когда я работаю на той или иной встрече, то прибываю на арену за три с половиной часа до её начала. Мне нравится говорить с болельщиками, наблюдать за разминкой команд, просто хочется прочувствовать атмосферу, сопутствующую матчу. Скучаю по путешествиям, играм, болельщикам, общению с тренерами и игроками.

Скучаю даже по всем костюмам, которые собирался надевать на матчи плей-офф. 7 апреля я выбрал около шести нарядов в Rex Fabrics, где покупаю большую часть своих вещей. Вообще, где бы я ни совершал покупки, я захожу в женские секции и отделы с дизайнами интерьеров. В итоге разные идеи, использованные для свадебных платьев, штор или занавесок, реализуются в моих костюмах, которые я использую на играх. Не придерживаюсь какого-то одного стиля, меня привлекают различные яркие и живые цвета. Также нравятся многие вещи Versace да и вообще итальянских марок в целом.

Говоря об обуви, у меня много туфель из страусов и крокодилов. У меня даже есть одна пара обуви и пояс с настоящими глазами аллигатора на них. Это причуды Стейси, которая до сих пор не может смириться с тем, что у меня обуви больше, чем у неё. При этом для всей обувки есть отдельный шкаф, где хранятся сотни вариантов.

Честно говоря, сейчас совершено не думаю о матче, на котором могу вернуться к работе. Пока совершенно неясно, потребуется ли мне ещё какая-либо операция и когда я окончательно поправлюсь. Однако когда это произойдёт, буду готов тотчас вернуться к работе.

Когда ко мне приходил Марв Альберт, то обронил интересную фразу: "Я говорил со Стивом Керром, и он рассказал, что его уже порядком достали постоянные расспросы о том, где сейчас Крэйг. Когда ты вернёшься, кто знает, возможно, на какой-либо из арен тебе устроят овацию". Знаете, я никогда не забуду, через что мне предстояло и ещё предстоит пройти, и уже не могу дождаться, когда же смогу вернуться к любимому делу".
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу