В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Капелло и стыд – две вещи несовместные

29.07.2014 13:15

Игорь Рабинер об объяснениях Капелло на техническом комитете РФС. Теперь без судейства и лазерных указок, но с Акинфеевым и нереализацией.
…Он напряжённо думал целый месяц. Он копался в себе, он вскакивал посреди ночи, начинал мерить шаги по комнатам своего дома на итальянском острове Пантеллерия с одной-единственной мыслью: «Что я сделал не так?» Он препарировал каждое своё решение – не взять в Бразилию Дзюбу; закрыть сборную на жесточайший карантин, увезя их в Иту даже сразу после матча с Бельгией в Рио; отказать футболистам в возможности каких-либо эксклюзивных интервью и пресекать их общение с прессой помимо пресс-конференций; в отсутствие Широкова ни разу не поставить в основу творца Дзагоева; дать Кержакову одну минуту игрового времени в матче с Бельгией после гола Южной Корее и т.д. и т.п. И, как благородный дон, винил во всём себя и только себя, ибо как можно обвинять отдельных футболистов, если на игру их ставит именно тренер и к чемпионату готовит тоже он? Да и пресс-конференцию в Куябе накануне матча с Кореей вспомнил, с собственными словами: «Абсолютно уверен в своей команде, убеждён, что мы отыграем прекрасный чемпионат мира. У нас качественные игроки, мы хорошо организованы». На его глазах нередко появлялись слёзы, он порывался кому-нибудь позвонить и извиниться. Но в конце концов твёрдо решил: момент для покаяния и глубокого, всестороннего анализа собственных ошибок настанет 28 июля, спустя ровно месяц после того, как сборная на щите отправилась из Иту домой.

И в час икс он приехал туда, в Дом футбола на Таганке, на технический комитет РФС. Вошёл в зал. Воззрился в ждущие правды глаза многочисленных тренеров – Сёмина и Бердыева, Карпина и Черчесова, Билялетдинова и Тарханова, Гаджиева и Игнатьева, увидел даже таких же, как он, иностранцев – Якина и Муслина. И вдруг с ним случилось какое-то наваждение. У него из головы начисто вылетело то, что он пережил и выстрадал в течение последнего месяца. Он лихорадочно пытался вспомнить – и ничего, ровно ничего не получалось. Произошло полное выпадение памяти за период с 28 июня по 28 июля – словно в первый из этих дней кто-то его нокаутировал, а во второй он пришёл в себя. И тогда он собрался с духом, сдвинул брови и мужественно произнёс: «В Бразилии мы проиграли из-за ошибки Акинфеева, ошибок нападающих при реализации моментов и отсутствия молодых талантливых футболистов в составе. Мои ошибки? Нет-нет, их не было. Как вы могли такое подумать?! Я и сейчас бы сделал всё то же самое. И готовился бы так же, и в заявку включил тех же 23 игроков, и на игры ставил тот же состав, и замены делал такие же».

***


Честно говоря, когда я прочитал высказывания участников техкома, из которых (в первую очередь – из слов Славолюба Муслина и Вячеслава Колоскова) сложилась вот такая общая картина объяснений Капелло, то не то чтобы удивился – с доном Фабио мы не только что познакомились, — но всё-таки несколько оторопел. Ибо чего-то подобного ожидать, конечно, следовало, но чтобы до такой степени…

Акинфеев ошибался, спору нет – и это было самым неожиданным из того, что могло произойти с нашей сборной на чемпионате мира. Но тренер не имеет права на такие слова. Потому что он, тренер, принял решение не поменять вратаря после матча с корейцами: Олег Романцев прав в том, что никто не мешал ему это сделать. Потому что тренер видит психологическое состояние игроков и определяет состав. Потому что тренер, в конце концов, первый, кто отвечает за результат. И валить всё на вратаря и вообще кого-либо из футболистов – низко. Во всяком случае, говорить это вслух – даже если внутри себя думаешь именно так.

Ни Гус Хиддинк после Марибора, ни Дик Адвокат после Варшавы этого себе не позволили. Хотя эмоций, надо думать, у них было не меньшего вашего, Фабио. И как вы после этого собираетесь дальше работать с Акинфеевым и смотреть ему в глаза? Хотя вы – спокойно. Потому что, перефразируя классика, Капелло и стыд – две вещи несовместные.

Конечно, особых иллюзий у меня не было. Я прекрасно помнил пресс-конференцию Капелло после матча с Алжиром, когда все мы ждали хоть чего-то человеческого, хоть каких-то сомнений в собственной непогрешимости, а услышали про негодное судейство и лазерные указки в глаза Акинфеева. И ровно то же самое – про отсутствие каких-либо собственных ошибок. Потому что как он, великий мэтр тренерского искусства, в принципе может делать что-то неправильно?!

Мы абсолютно со всеми российскими коллегами, попавшими на эту пресс-конференцию в Куритибе, были до глубины души возмущены этой лапшой, с непроницаемым выражением лица бессовестно повешенной итальянцем на наши уши. Но потом, поостыв, решили: а может, это не более чем послематчевые эмоции, этакий защитный рефлекс? А потом, по возвращении в Россию, Капелло приедет с глубоким анализом в том числе и своей работы – и услышим мы совершенно другое? Это не была вера, это была слабенькая надежда.

Капелло уехал из Бразилии, не попрощавшись: российская пресса страстно хотела итоговой пресс-конференции в Иту, и времени для неё был вагон и маленькая тележка – команда улетела в Москву лишь на второй день после вылета с турнира. Но нет, отбиваться и оправдываться ему хотелось меньше всего. Двери отеля «Сан-Рафаэль», куда за весь чемпионат так и не ступила нога журналиста или члена семьи игроков сборной, так и остались неприступны, и у задраенных непроницаемой плёнкой заборов также дежурили автоматчики. Хотя казалось бы – теперь-то уже зачем?

Месяц его никто не беспокоил. За это время можно было успокоившись во многом разобраться. И это делали… другие. Читаю, например, интервью Станислава Черчесова и натыкаюсь на такую цитату: «Я специально считал, сколько раз Кокорину могли отдать пас, но или не отдавали, или делали это слишком поздно. Смотрел не как болельщик, а как тренер. Так вот, Саша недосчитался примерно 18 передач – по шесть за каждую игру. Он открывался, а ему не пасовали».

Понятно, что Черчесов говорит не просто как тренер, а как тренер «Динамо» — каждый клубный тренер в подобной ситуации будет защищать своих игроков. Но видно, что он смотрел, высчитывал, пытался разобраться! А Капелло приехал на техком и сказал, что во всём виноваты ошибки Акинфеева и не забивавших форвардов. Того самого Кокорина, надо полагать.
Фабио Капелло с Игорем Акинфеевым

Фабио Капелло с Игорем Акинфеевым


***


Некоторые издания резюмировали вести с техкома беспощадно: «Капелло предал игроков». Я утверждать таким образом пока не возьмусь – для этого желательно всё-таки услышать тренера напрямую, без передаточных звеньев.

Очень жаль, что после ссылки не нереализацию у него не поинтересовались: дон Фабио, а сколько у сборной России на ЧМ-2014 было голевых моментов? И выяснилось бы, что их было четыре. Реализация – 50-процентная, то есть очень хорошая. Да, Кокорин не забил Бельгии, Самедов – Алжиру. Но те же бельгийцы и в штангу наших ворот попадали, и Акинфеев (тот самый, да-да) выход один на один уже при 0:1 от них тащил. И у остальных соперников можно вспомнить никак не меньше моментов, чем у нас. В конце концов, Алжир в Бразилии забил семь голов. А мы за три матча создали четыре голевых момента!

Но нет – ни об этом, ни о причинах трусливого до судорог футбола с Южной Кореей вплоть до пропущенного гола, ни о том, почему сборная резко сдулась в последние восемь минут матча с Бельгией, ни о мотивировке команды «Свистать всех назад!» при 1:0 с Алжиром, Капелло тренерам ничего не рассказывал. Они даже не поняли, что это было – то ли отчёт (по версии Карпина), то ли его отсутствие (по версии Сёмина). Но даже если Капелло и отчитывался, то далее послушаем Карпина: «Встреча была бы полезной, если бы прозвучало что-то конструктивное. Но ничего подобного не случилось. Наверное, это наша советская действительность – собраться и поговорить ни о чём».

Болельщики в Краснодаре на матче за Суперкубок России освистали Капелло, не дожидаясь техкома и объяснений. Теперь, думаю, они сделали бы это ещё злее. Потому что ошибаться – плохо, но не чувствовать никакой своей вины за ошибки, ни малейшего раскаяния – много хуже. А по словам Никиты Симоняна, «Капелло сказал, что как готовил сборную, так и будет». Может, разве что с совсем небольшими коррективами.

Заметим, впрочем, разницу нынешних комментариев Капелло с тем, что он говорил после Алжира. Где судейство, дон Фабио? Отчего вы его не разобрали, не привели ошибки злокозненных арбитров, из-за которых, по вашему июньскому мнению, мы не вышли в 1/8 финала? А как же лазерные указки, которые в голевом эпизоде и в течение десяти минут до него сбивали с толку Акинфеева? Или эту шнягу можно только журналистам на пресс-конференции впаривать, а тренерам не стоит – засмеют?

Один из молодых коллег, узнав о глубине высказываний Капелло на техкоме, с ехидцей прокомментировал их в «Твиттере»: «Теперь понимаю, что и я мог бы быть тренером сборной». А лучше всех, наотмашь и без дипломатических экивоков, рубанул Вагиз Хидиятуллин: «Он просто издевается над нами. Если бы у бабушки было что-то, она была бы дедушкой… Капелло хочет сказать: если бы корейцы не забили, мы бы выиграли 1:0. Если бы бельгийцы не забили, мы бы сыграли вничью. Это цирк».

Действительно – цирк. И по-моему, предельно ясно, что ни к какому техкому Капелло даже не готовился. Ничего не анализировал, не разбирался в деталях, не пытался установить истину. И уж тем более заново всё это не переживал. Иначе никогда не сказал бы того, что сказал.

Поэтому, разумеется, первый абзац этого текста – чистейший и горький плод фантазии автора. Никакой рефлексии, никакого самокопания у Капелло не было и быть не могло. Потому что, как мы поняли в Бразилии, он давным-давно превратился в памятник самому себе, а памятники не мучаются сомнениями в правильности содеянного. Вот Сергей Овчинников – тот, как выяснилось, винит себя в неудачной игре Акинфеева: по словам Геннадия Орлова, тренер вратарей сборной считает, что перегрузил основного вратаря.

Но что-то мы не услышали от Капелло, что он тоже в этом виноват, поскольку как главный тренер не мог не утверждать план подготовки голкиперов. Нет-нет, причина невыхода из группы — ошибки Акинфеева, а не то, чем они были вызваны. И не то, что в Бразилии мы мало, плохо и абсолютно предсказуемо атаковали и забили всего два мяча (для сравнения: в одном только матче с Чехией на провальном, казалось бы, Евро-2012 – четыре). А то, что не использовали два голевых момента.
Фабио Капелло на пресс-конференции в РФС

Фабио Капелло на пресс-конференции в РФС


***


Ни в июньской Куритибе, ни в июльской Москве Капелло не счёл нужным произнести одно-единственное слово, которое по крайней мере побудило бы считать его живым человеком с наличием какой-либо души: «Извините». В Куритибе ему бы полагалось извиниться перед страной, в которой он получает громадные деньги именно с той целью, чтобы из посредственных игроков сделать интересную команду и участника плей-офф чемпионата мира. Его никто не заставлял перед чемпионатом говорить о способности этой команды выйти в четвертьфинал. Тогда мы ничего не слышали из его уст об ограниченных возможностях футболистов – напротив, они были «качественными», а Капелло был абсолютно убеждён в том, что они проведут «прекрасный чемпионат мира».

На техкоме Капелло полагалось бы извиниться перед тренерами и клубами, которые пошли на то, чтобы в интересах сборной поменять календарь – да и вообще во всём плясать под дудку итальянца. Но чтобы он опустился до извинений – да полноте!

И дальше ведь ничего не изменится: «Как готовил сборную, так и будет». Более того, теперь Капелло ещё и возглавит департамент национальных сборных – что, по-моему, уже какое-то окончательное безумие. Тренер провалил чемпионат мира – а его не только не гонят (тут понятно: бешеные отступные), но ещё и новую должность на блюдечке с голубой каёмочкой преподносят. Может, ещё и приплачивать за неё будут?

Кто-то из коллег написал: при таком ценнике, мол, покаяний не бывает. Но почему? Покаяние – оно ведь не отставка. Контракт у Капелло бронебойный, вероятность того, что до его истечения в 2018 году он уйдёт сам, исчисляется в тысячных долях процента. Но какое это имеет отношение к тому, чтобы показать себя миллионам разочарованных людей думающим, сомневающимся, мыслящим, совестливым, в общем – живым человеком?

Что скрывать: мы, журналисты, тоже виноваты. Видимо, слишком мало у нас успехов в футболе, чтобы относиться к любому пришедшему знаменитому специалисту без заведомого восхищения и с холодной головой.

Посчитать, например, сколько Лиг чемпионов и на каких этапах Капелло проиграл после того, как единственный раз её в 1994 году выиграл. Или вместо того, чтобы крутить пальцем у виска, вспоминая решение руководства «Реала» уволить Капелло после титула чемпиона Испании, пытаться разобраться, могло ли быть там рациональное зерно. А ведь теперь экс-президента «сливочных» Рамона Кальдерона я начинаю всё лучше понимать…

Или осознать главное – громадную разницу между работой тренера клуба и тренера сборной, при том что во втором случае Капелло ровно ничего не выиграл и даже не был к этому близок. А к нам он шёл отнюдь не «Зенит» или «Спартак» тренировать…

Но мы, вечно голодные до трофеев, жили далёким прошлым тренера Капелло и были счастливы, что такой мэтр снизошёл до нас. Ему, подозреваю, всё переводили. Вот и расхлёбываем. Впрочем, точно такая же история у него приключилась и в Англии: вначале бурные аплодисменты на фоне Стива Макларена, хороший отборочный цикл, потом – невнятица на ЧМ-2010, ссылки на судейство, никаких покаяний и извинений, раскрывшиеся у прессы глаза… Алгоритм один и тот же. И его, конечно, следовало чётко знать и в какой-то мере предвидеть заранее.

Чтобы не было сильного разочарования, рецепт один – вначале не очаровываться. С другой стороны, как запретить себе изначально хорошо относиться к человеку? Как и зачем заставлять себя с первой же секунды смотреть на него исподлобья?

Когда-то замечательный спортивный писатель Александр Нилин, подписывая мне свою книгу, сформулировал: «Спокойнее относитесь к знаменитым людям. На их стороне успех, но не всегда истина».

Я часто вспоминаю эти слова, вот только не всегда удаётся им следовать. Что ж – история с Капелло, надеюсь, станет хорошим уроком.

Завтра итальянский тренер наконец-то даст пресс-конференцию, которой мы ждали с июня. С одной стороны, конечно, любопытно. С другой – сам Капелло за последнее время лично мне становится всё менее интересен. Дав пару убедительных сеансов саморазоблачения, он перестал быть тем самым человеком из телевизора, который громил «Барселону» Кройфа в финале Лиги чемпионов-94. И не представляю, как сможет стать им вновь.
Фабио Капелло и президент РФС Николай Толстых

Фабио Капелло и президент РФС Николай Толстых

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу