В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Барри, гоу хоум?

15 марта 2010 года в 18:21

В 2007-м, когда Барри Смит возглавил СКА, у него были весьма амбициозные планы. Об истории прихода тренера в СКА и своих встречах с ним вспоминает колумнист "Чемпионат.ру" Александр Ткачёв.
Наша самая памятная встреча с нынешним (или уже бывшим?) наставником питерского СКА состоялась в достаточно далёком 2003-м. Это был не первый опыт моего общения со Смитом, но в конце 90-х всё ограничилось небольшим интервью. В Детройте же мы с Барри пообщались более чем плотно. Наверное, я стал первым россиянином, который узнал о наполеоновских планах Смита (если не считать игроков «русской пятёрки»). Вряд ли в 2003-м кто-то кроме игроков и болельщиков «Детройта» вообще хорошо знал, «ху из мистер Смит».

Справка «Чемпионат.ру»

Смит Барри
(с официального сайта ХК СКА)

Родился 21 августа 1950 года. Учёная степень в области физического образования, 1972 год Ithaca College (Нью-Йорк).

Главный тренер хоккейного клуба СКА с апреля 2007 года.

Начал тренерскую карьеру в 1975 году, став главным тренером в Эльмире (колледж в Нью-Йорке) в то время, когда получал степень мастера в области образования. Под его руководством клуб трижды выигрывал звание Eastern Collegiate Athletic Conference и дважды доходил до финала NCAA Division III.

1981-1984 – работа в Швеции, 1984-1986 – работа в Норвегии, в том числе со сборными этих стран. С марта 1986-го до окончания сезона-1988/89 – помощник главного тренера «Баффало Сэйбрз». Сезон-1989/90 – работа в Италии с клубом «Алледж» и сборной страны. Сезон-1990/91-1992/93 – помощник главного тренера «Питтсбург Пингвинз». С 28 июля 1993 года до окончания сезона-2004/05 – помощник главного тренера «Детройт Ред Уингз». Параллельно в сезоне-1996/97 работал в шведском клубе «Мальмё», с 8 августа 2005 по апрель 2007 гг. – помощник главного тренера «Финикс Койотс». В 1981 году работал помощником главного тренера сборной США на Кубке Канады. В 1996-м на Кубке мира и в 1998 на Олимпийских играх в Нагано работал помощником главного тренера сборной Швеции.

Пятикратный обладатель Кубка Стэнли в качестве ассистента главного тренера «Детройт Ред Уингз» (1997, 1998, 2002) и «Питтсбург Пингвинз» (1991, 1992).

Кстати, тут стоит обратить внимание на биографическую справку о Барри. Она взята с официального сайта СКА, а потому является, по сути, официальным документом. Богатый послужной список, к которому можно добавить несколько нюансов. К примеру, то, что он включён в Зал славы Итакского колледжа (в 1992-м). Или то, что Смит приезжал в СССР, о чём вспоминал в интервью The St. Petersburg Times: “Я провёл две недели в СССР в 1975-76-м, обучаясь в Московском институте физической культуры и спорта. В то время тренером сборной был Анатолий Тарасов. И я привёз домой российский хоккейный опыт".

Впрочем, главное, на что стоит обратить внимание в перечислении достижений Барри Смита, – на отсутствие прилагательного «главный» в его тренерской деятельности. Перечитайте ещё раз, убедитесь сами. Является ли большой опыт работы в роли тренера-ассистента гарантией результата в ипостаси главного тренера? Однозначно – нет. Примеров при желании можно привести множество, на любом уровне и из любого игрового вида спорта. Ближайший по времени из отечественных хоккейных примеров – Сергей Герсонский. Человек, чья высокая квалификация, знание нюансов игры делает его почти идеальным (и всегда востребованным) тренером-ассистентом. Но в роли главного тренера Герсонский (может быть, пока) не смог себя реализовать никак. Данный пример относится и к герою нашего рассказа.

Количество перстней обладателя Кубка Стэнли – наглядный показатель того, что Смит много значил для боумэновской команды. Потому как иначе мэтр североамериканского хоккея просто не стал бы на протяжении столь длительного периода времени держать Барри в роли одного из своих двух постоянных ассистентов. Другое дело, что то, как именно расписаны роли в этом трио, достоверно известно не было. Т.е. у каждого со стороны могла быть своя точка зрения на данный счёт. И мне доводилось слышать разные оценки от людей, имевших то или иное отношение к этому трио. Наверное, можно считать в каком-то роде показательным выбор менеджмента «Детройта», остановившего свой выбор не на Барри Смите. Когда Скотти Боумэн окончательно решил уйти на пенсию, было понятно, что его преемником практически наверняка станет кто-то из связки помощников Льюис – Смит. Выбор боссы «Ред Уингз» остановили на Дэйве Льюисе (том самом, что на недавней Олимпиаде был тренером-ассистентом сборной Белоруссии). Хотя однозначно утверждать, что это говорит о большей роли Льюиса, всё же можно лишь с натяжкой. Здесь могло сыграть свою роль прошлое Льюиса, куда более звёздное, чем у Смита. Льюис отыграл в НХЛ больше 1000 матчей и последние два сезона как раз в «Детройте». Более того, Дэйв стал одним из тренеров «краснокрылых» сразу по окончании игроцкой карьеры. Так что Льюис был намного больше «своим», чем Смит. Но можно вспомнить и другой факт. Дэйву Льюису после неудачи в «красных крыльях» предложили ещё одну попытку – на сей раз в «Бостоне». Смиту никто работать главным в НХЛ так и не предложил.

Вернёмся к встрече с Барри осенью 2003-го. Я тогда работал над фильмом про Игоря Ларионова. Игорь в этот момент играл в «Нью-Джерси», проводя свой последний энхаэловский сезон. Но не заехать в Детройт, где прошла лучшая часть заокеанской карьеры величайшего российского плеймейкера, было бы непростительной ошибкой. Город моторов произвёл большое впечатление. Скорее даже не в хоккейном отношении, а как очень специфический город. Впрочем, это явно тема для другого рассказа. Общение со многими игроками, с удовольствием рассказывавшими о том, как им игралось с Ларионовым, было весьма любопытным. Но самой продуктивной «под запись» получилась именно беседа со Смитом. Причина – вопрос о «русской пятёрке», заданный мной Барри. Вопрос, который Смиту совсем не понравился, задел за живое и вызвал искренний эмоциональный отклик.

— Мистер Смит, как вам точка зрения о том, что в первом сезоне, когда в Детройте создали «русскую пятёрку», неудача в плей-офф была обусловлена тем, что соперники понимали, как играть против этой пятёрки. Понимали потому, что вы использовали её в чемпионате постоянно. А потому предоставили оппонентам все варианты, чтобы придумать, как накрывать «Russian Five»?

Логично, что вопрос Смиту не понравился. Какому тренеру придётся по вкусу, когда его спрашивают, не тренерские ли ошибки привели к неудаче…

Барри долго и подробно объяснял мне, что вариативность игры «русской пятёрки» была столь велика, что никто не мог бы её накрыть. Что были обстоятельства в виде травм и прочих неприятностей. Но так как тема тактики и стратегии игры была весьма интересна обоим, то разговор перешёл затем в более общую плоскость. И тогда Барри (повторюсь, наверное, впервые) произнёс, что хотел бы поработать в России. Я и спустя годы довольно хорошо помню его слова: «У меня есть опыт работы в Европе. И я хорошо представляю, что необходимо взять из энхаэловской системы игры и организации, чтобы сделать успешным европейский клуб». Мы ещё долго разговаривали на тему ассимиляции европейцев к североамериканскому стилю игры. И о том, что можно привнести в европейский клубный хоккей из североамериканского. У Смита были очень тёплые отношения с игроками «русской пятёрки», поэтому вкупе с интересным спором разговор получился хорошим. И закончился тем, с чего начинались последующие – «Хай, Алекс. Друзья Игоря – мои друзья»…

Следующий сколько-то продолжительный разговор с Барри у нас состоялся в 2007-м, в Мытищах, во время чемпионата мира, где Смит работал в тренерском штабе американской сборной. Мы вспомнили о давешнем разговоре в Детройте применительно к уже объявленному приходу Барри Смита в СКА. Барри был настроен оптимистично и сказал, что теперь у него будет возможность доказать то, о чём мы спорили «на пальцах». Осенью СКА пригласил меня провести церемонию презентации команды. Команды, которой теперь руководил Барри Смит. Причём в первом сезоне он совмещал роль главного тренера и руководителя хоккейных операций (в следующем сезоне эту роль возьмёт на себя Игорь Ларионов). Барри был воодушевлён, демонстрировал мне тренерскую и тренажёрный зал, рассказывал о планах на ближайшее будущее и сезон в целом. Так начиналась его карьера в СКА, где для комфорта Барри были созданы все условия. От Смита ждали результата, но в первую очередь речь шла не о сиюминутном успехе, а о построении сильного клуба, способного стабильно выступать на высоком уровне и бороться за высшие награды. Будущее представлялось исключительно в оптимистических тонах…

Окончание следует.
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу