В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

С. Уильямс: мой теннис хорошо подходит для игры против Шараповой

29.01.2015 22:00

После победного полуфинала Серена Уильямс предрекла большое будущее Мэдисон Кис и рассказала о своём новом подходе к большим матчам.
Первая ракетка мира американка Серена Уильямс, одолев в двух сетах соотечественницу Мэдисон Кис со счётом 7:6 (7:5), 6:2, вышла в финал Australian Open — 2015. Соперницей Уильямс по финалу будет россиянка Мария Шарапова. В личных встречах Уильямс ведёт со счётом 16-2. Стоит сказать, что это шестой финал для Серены Уильямс на Australian Open (2003, 2005, 2007, 2009, 2010) и 23-й финал на турнирах «Большого шлема» в целом. После полуфинала Серена отметила невероятный прогресс Мэдисон Кис и рассказала о том, есть ли между ней и Марией настоящее соперничество.

— Вы впервые встречались с Кис. Что вас больше всего впечатлило в её игре?
— Меня впечатлило её желание бороться до самого конца, никогда не выключаться из борьбы по ходу матча. Это
Меня впечатлило желание Кис бороться до самого конца, никогда не выключаться из борьбы по ходу матча. Это отличное качество. Думаю, она может пойти очень, очень далеко, стать лучшей в мире
отличное качество.

— Что вам больше всего понравилось сегодня в своей игре?
— Прежде всего я рада, что смогла пройти дальше. И хорошо то, что в нужный момент мне удавались отличные подачи. Это действительно помогло мне сегодня.

— Вы могли бы сравнить её удары с ударами других теннисисток, с которыми вы играли?
— Она бьёт очень, очень сильно и кладёт мячи глубоко. К такому нужно готовиться по-особенному – и, честно говоря, я не была полностью готова.

— Как ваше здоровье? Вы много кашляли во время и после матчей. Это давно вас беспокоит?
— Только в последнюю неделю, и сегодня мне уже намного лучше. С каждым днём чувствую себя всё лучше и лучше.

— На корте вы сказали, что удивлены тем, что вышли в финал в этом году.
— Да, так и есть.

— Это из-за Кубка Хопмана? Ведь вы победили на US Open, в Сингапуре. С чего бы вам думать, что вы не сможете пробиться в финал здесь?
— Ого, как вы всё повернули. Да, на Хопмане я играла плохо, была словно «выключена». Чувствовала, что двигаюсь не очень хорошо, и вообще на корте мне было не слишком комфортно. К тому же прошло очень много времени с тех пор, как я в последний раз играла здесь в финале. Я сказала себе, что нужно попытаться сделать это. Сейчас я придерживаюсь теории, что нужно просто расслабляться и пытаться играть каждый матч настолько хорошо, насколько это возможно. Когда я выхожу на корт и слышу, как объявляют мою фамилию, то не думаю о том, что должна победить – только о том, что могу расслабиться и получить удовольствие.

— Как вы думаете, что ждет Мэдисон в будущем? Как далеко она сможет пойти?
— Думаю, она может пойти очень, очень далеко, стать лучшей в мире. С учётом того, как она сегодня играла, у неё есть потенциал для того, чтобы стать номером один и побеждать на турнирах «Большого шлема». И увидеть это будет здорово.

— Понятно, что вы рады и тому, что так быстро развивается именно молодая американка. Что вы думаете об этом?
— Я, безусловна, рада, что она американка. Мы с сестрой так долго боролись вдвоём. Теперь появилась она. Есть и другие американки, но Кис так быстро и ровно идёт вперёд, жаждет быть лучшей. Это как раз то, что нужно, чтобы достигать вершин.

— Она как будто еще одна сестра Уильямс, только моложе. Она появилась вовремя для американского тенниса, верно?
— Да, очень вовремя. Конечно, я не планирую завершать карьеру после этого турнира или
Мария играет просто великолепно, она настоящий боец и никогда не сдаётся. Именно поэтому она до сих пор на турнире. Каждый матч – это новая история, и ей, опять-таки, нечего терять. Она может только приобрести. И я чувствую себя так же
просто в ближайшее время, но сейчас отличное время для того, чтобы она к нам присоединилась.

— Когда-то, в холод и ветер, мамы говорили детям, чтобы они укутывались, не бегали полуголыми. Но вы вышли на корт с голой, обдуваемой ветром спиной. Не думали о том, чтобы чуть лучше укутаться?
— Ну, современные девушки носят современные дизайнерские платья.

— В преддверии финала все цифры – и статистика личных встреч, и история ваших выступлений в финалах Мельбурна — говорят в вашу пользу. Вы стараетесь не думать о таких вещах?
— Однозначно. Мария играет просто великолепно, она настоящий боец и никогда не сдаётся. Именно поэтому она до сих пор на турнире. Каждый матч – это новая история, и ей, опять-таки, нечего терять. Она может только приобрести. Я чувствую себя так же. Я выигрывала этот турнир уже несколько раз, так что сейчас это не вопрос жизни и смерти. Думаю, это помогает мне расслабиться. Так что нам обеим совершенно нечего терять, поэтому матч должен получиться очень интересным.

— Откуда у вас появилось такое отношение: просто получать удовольствие от игры и не стараться выиграть любой ценой?
— Это началось в прошлом году, когда я была одержима своим 18-м титулом на турнирах «Большого шлема» и рано проиграла на трёх этих соревнованиях. Даже в четвертьфинал не вышла. И после Уимблдона я решила, ну, не совсем перестать предавать этому значение, а просто попытаться расслабиться. И, как мне кажется, это работает.

— Вы помните что-нибудь из вашего первого матча против Марии здесь в 2005 году? Вы тогда уступали по личным встречам, отыграли у неё несколько матчболов и в итоге победили.
— Единственное, что я помню, это мой удар справа навылет на матчболе. Помню, что пробила и пошла к сетке, как будто уже знала, что это будет удар навылет. Интересно, но это единственное, что я помню.

— Такая реакция удивила вас?
— Да. Я смотрела этот розыгрыш на Youtube пару лет назад. Помню, что ударила справа навылет на матчболе после хорошей подачи. И со стороны это выглядело так, словно я совершенно не думала, что она сможет ответить мне. Я просто пошла к центру корта. Безумие какое-то!

— Вы гордитесь счётом личных встреч с ней? Ведь, вероятно, она вторая по силе теннисистка последнего десятилетия после вас.
— Да, думаю, она отлично играла всё это время. Очень ровно, стабильно. Ей всегда хочется прогрессировать.

— Но вы гордитесь счётом личных встреч с ней?
— Не знаю. Это здорово, но это не единственное, о чём я думаю. Не хочу, чтобы так было. Я просто выхожу на корт и играю. Мой теннис хорошо подходит для игры против неё, и мне нравятся наши матчи. Это весело. Мне нравится её энергичность. Мне просто нравится играть, и я наслаждаюсь этим временем в моей жизни.

— Что вы помните из своего последнего поражения от неё? И вообще помните что-нибудь?
— Ей было 17, она была очень молода. Дело было в Лос-Анджелесе.

— Мы рассуждаем о великих противостояниях в мужском туре. Ребята говорят о том, как соперничество меняется с течением времени. Как изменилось ваше соперничество с Марией за последние 10 — 11 лет?
— Не знаю. Я имею в виду, что мы с ней играем не так часто. Только в последние полтора — два года мы играли чаще, чем обычно. Так что я не знаю.

— Когда Марию спросили о том, насколько уверенной она подходит к матчу с Сереной, она сказала «Я достаточно хороша, чтобы быть здесь. Это всё, что меня волнует». Как считаете, такой подход хорош?
— Это здорово. Я тоже счастлива быть в финале. Надеюсь, там я окажусь лучше.

— Как вы себя чувствуете? Что-то не так в груди? Это мешает вам бегать?
— Надеюсь, что нет. Я стараюсь делать розыгрыши короче. Посмотрим. Я чувствую, что в состоянии
Для меня важно хорошо начать матч. А даже если мне это не удастся – я буду готова биться. Думаю, она действительно хочет хорошо сыграть и победить. Хочет подняться на следующий уровень. Я обязана помнить, что она очень хочет выиграть
бегать столько, сколько будет нужно.

— Многие говорят об особой энергии, которую вы привносите в каждый матч – а в поединки с Марией в особенности. Как эта энергичность соотносится с расслаблением и получением удовольствия?
— Хороший вопрос. Здорово, когда у тебя есть такая энергия, и при этом ты можешь оставаться спокойной и не загонять себя. Я работаю над тем, чтобы сохранять высокий уровень этой энергии – но не настолько высокий, чтобы он мешал моей игре. Я всегда на взводе, всегда готова. Но в то же время я должна уметь быть спокойной.

— Считайте ли вы, что у вас с Марией настоящее соперничество? Многие считают, что это игра в «одну калитку»?
— Не думаю, что я могу – нет, точно не могу ответить на этот вопрос.

— Можете немного рассказать о предпоследнем гейме в матче? Там был матчбол за матчболом. О чём вы думали в этот момент?
— Не знаю. Думала, что в любом случае у меня в запасе есть две подачи на матч. Каждый раз на матчболе я била мягко – вместо того, чтобы вкладываться в удары. Либо она здорово подавала, либо я мягко принимала, и она била навылет. Ей было нечего терять, так что она просто рисковала, как могла.

— Что будет наиболее важным фактором в финальном матче против Марии, и насколько важно хорошее начало игры?
— Для меня важно хорошо начать матч. А даже если мне это не удастся – я буду готова биться. Думаю, она действительно хочет хорошо сыграть и победить. Хочет подняться на следующий уровень. Я обязана помнить, что она очень хочет выиграть.

— Это турнир складывался для вас великолепно – даже в годы, когда вы не лучшим образом выступали на других соревнованиях, здесь вам удавалось победить. Сейчас вы испытываете ощущения, схожие с тогдашними?
— Да, но я выиграла US Open и ещё несколько турниров в прошлом году. Не то чтобы моя карьера была на грани краха, как бывало тогда. Так что я не знаю. Раньше я преуспевала в Австралии, когда в моей карьере были серьёзные проблемы. Но мне удавалось побеждать здесь пару раз и тогда, когда всё было в порядке.

— Это как титульный бой — первый и второй номера друг против друга.
— Думаю, это здорово для женского тенниса. Это хорошо и для меня, и для Марии. Я взволнована. Как я уже сказала, я люблю играть с ней. С нетерпением жду матча. Я не ожидала, что дойду до финала, когда только прилетела сюда, потому что играла плохо. Счастлива, что я здесь. Я была довольна уже тем, что прошла дальше четвертьфинала, поскольку в прошлом году, как уже говорила, лишь раз преодолела барьер четвёртого круга.

— Что можете сказать о том, что в топ-100 немало афроамериканок?
— Это здорово. Я и Винус играем много лет. Приятно
видеть, что люди с разным цветом кожи могут играть в виде спорта, где долгое время доминировали представители одной расы.

— Вы связываете это с чем-то, кроме того, что вы и Винус вдохновляете их?
— Это не только наша с Винус заслуга. Было много других выдающихся афро-американских игроков, таких как Алтея Гибсон, Зина Гаррисон, Лори Макнейл, Камиль Бенджамин. Было так много теннисисток, которые здорово играли и вдохновляли нас. Я по-прежнему часто говорю с Зиной, и она меня вдохновляет. Зная, что она пережила, мне хочется работать усерднее.

— Вы уже представляете поднятый над головой трофей после субботнего финала?
— Я делала это в стартовых раундах, потому что я не играла хорошо. Настраивала себя на то, чтобы думать о концовке турнира. И я всё ещё здесь. Посмотрим, что получится.

— Что вы думаете о тренерской работе в будущем? Пост капитана Кубка Федерации или что-то подобное?
— Я предвижу это. Люблю ездить на Олимпиаду и налаживать контакты. Думаю, в будущем это даст мне пропуск на подобную работу. Я определённо могу представить себя капитаном в команде Кубка Федерации.
Источник: Australian Open


гид по сайту Идеи оставить жалобу