В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Широков: моя мечта – играть в «Реале»

29.04.2015 23:00

Роман Широков – о своём футбольном пути, «Зените», «Спартаке» и тренерах, с которыми он работал.
Полузащитник «Краснодара» Роман Широков стал одним из героев программы «Истории футбола» и ответил на вопросы о своей футбольной карьере.

«В сборной поначалу чувствовал себя как в сказке»


— Роман, вопрос для затравки. Как бы вы определили такое явление в нашем футболе, как Александр Викторович Бубнов? Кто он сегодня?
— Он, наверное, Александр Викторович Бубнов во всей своей красе.

— Если он вдруг совершит творческое харакири и уйдёт из профессии, что от этого в нашем футбольном мире пространство потеряет?
— Я думаю, приобретёт. Кто-то займёт его нишу.

— Теперь по-серьёзному. Можно вашу футбольную жизнь делить до осени 2007 года и после? Если да, то что для вас самого был за год, в его концовке? Что случилось тогда? Почему именно в тот момент вы настолько стали нужны многим?
— Я думаю, здесь, наверное, можно поделить до 2004-го и после. Потому что до 2004-го я был в КФК. Потом Вячеслав Комаров пригласил в «Видное», и оттуда уже по большому счёту началось восхождение. Сначала Геннадий Костылев пригласил в «Сатурн», но мы не смогли там договориться. А в его штабе был Александр Тарханов. Он меня запомнил. И в конце уже года последовало ещё одно предложение. И с того момента я стал играть. Он мне доверял. И первая часть сезона-2005 у меня хорошей получилась. И после этого по большому счёту началось восхождение. А вот 2006 год чуть выпал.

— Всё равно 2007-й наверно, был знаковым годом?
— 2007-й был очень хороший. Пригласили в «Химки». И я там неплохо себя проявил. Потом последовало предложение «Зенита», в сборную оттуда попал.

— Было ощущение в 2007 году, что в тот момент решается ваша карьера? Такой путь: либо ты вверх, потому что возраст уже был не детский, либо ты остаёшься на месте?
— Мне просто хотелось двигаться дальше, и «Зенит» предоставил такой хороший шанс.

— Я очень хорошо помню ваш первый вызов в сборную. Это было, если я не ошибаюсь, в Израиле.
— Ошибаетесь. В первый раз меня пригласили, когда Ваня Саенко травмировался. Матч с Англией домашний. А потом, да, в Израиле уже.

— Свои первые ощущения в сборной помните?
— Наверное, восторг. Попасть из «Химок» в сборную я на тот момент не совсем надеялся. Потом пошли разговоры, что такой вариант реален. Но всё равно не верилось. Как в сказке тогда ходил.

— Футболка сборной с того вызова сохранилась?
— Висит на видном месте. Также есть футболка, в которой забил первый гол за сборную.

— Ваша судьба в чём-то похожа на судьбу Зырянова. По-настоящему раскрылись вы не рано. Оба в зрелом возрасте попали в «Зенит», в сборную.
— Безусловно, повезло, что на нас обратил внимание «Зенит», который в тот момент тоже рос как клуб. Может быть, не топовым на тот момент был. Но уже один из.

А вообще тогда подобралась очень хорошая команда. Там был хороший симбиоз хороший: молодых русских ребят и иностранцев. Плюс Дик, который проповедовал комбинационный футбол, который всем всегда нравился. И игра была хорошо поставлена. Ребята просто как влитые попадали в эту команду, получалось, раскрывали все свои таланты.

«Возглавь Адвокат «Анжи», я бы задумался»


— В чем сила Адвоката как тренера?
— У человека есть харизма. Во всём она проявляется. Он знает, что нужно делать. И результаты за него говорят.

— Что он вам советовал, как игроку?
— Дик меня видел на определённых позициях. Но так случилось, что тогда травмировался Ломбертс, а ещё одного защитника купить не успели. И мне пришлось играть на другой позиции. А
Это было очень хорошее время, проведенное вместе со Спаллетти. Мы много выиграли. Понятно, что были какие-то недопонимания. Но они у всех, наверное, они есть. Даже в самой благополучной семье.
изначально он меня брал центр полузащиты. Но потом места там уже были заняты. А что касается конкретных подсказок, я такого не помню. Потому что он берёт готовых игроков. Не считает, что нужно что-то подсказывать. Есть схемы, есть определённые задания, команды выполняй и у тебя всё будет получаться.

— Помню, как Дик очень весело рассказывал свою историю неприхода в «Анжи». Назвал три фамилии игроков, которых он обязательно хотел привести. Это было условие. Одна из фамилий ваша, первая. Адвокат сказал, что для него Широков — абсолютно идеальный игрок. Если бы Дик пришёл в «Анжи», это было бы стимулом перебраться к нему?
— Если бы Дик возглавил «Анжи», я бы, конечно, задумался. Потому что он мне очень нравится и как тренер, и как человек. Хотя, при нём я достаточно продолжительное время не играл. Это ведь не только от него зависело. Но он мне очень нравится.

— А какое впечатление осталось от знакомства с Хиддинком?
— Меня тогда поразила сама атмосфера в сборной. Так всё легко, раскрепощённо. Главный тренер вроде такая глыба — футбольная, тренерская, а спокойно ходит, шутит. При этом с любым. Я даже новичок, ко мне подходит.

— Что скажете о Лучано Спаллетти – еще одном иностранном тренере «Зенита»?
— Сейчас я скажу, что для нас это было очень хорошее время, проведенное вместе. Мы много выиграли. Понятно, что были какие-то недопонимания. Но они у всех, наверное, они есть. Даже в самой благополучной семье.

«На Евро-2012 могли добиться большего, чем на Евро-2008»


— С какого момента вы стали ощущать, что у вас есть футбольный талант?
— Я не ощущал, что я такой прям супер талантливый. У нас считается, что если не играешь в юношеских сборных, то… в основном таланты там собраны. Был момент, когда я играл уже в КФК и решил для себя — если никуда не возьмут на следующий год, то дальше буду продолжать учиться. Но я попал.

— А была злость на тренеров? Даже не злость, обида, когда не ставили?
Кононов такой спокойный, интеллигентный, но очень вдумчивый, смотрит, как развивается футбол. И восприимчив к идеям.
— Злость на Дика, наверное, была, что он не ставил. У него есть одна черта. Если он выбрал себе определённое количество людей, и они по большому счёту не дают никаких сбоев в своей игре, то он их не меняет. Мне же казалось, что можно было иногда поменять. На это злился.

— Беккенбауэр недавно сказал, что как только сборная становится чемпионом, её надо тут же реформировать, разгонять и начинать делать новую команду. Вот бронза 2008 года какой-то нереальный потолок для всех нас. С сегодняшней позиции, наверно, особо чётко понимаешь. Тогда надо было, как ты думаешь, делать новую команду? Она к подошла к своему пику?
— По результатам, наверное, да. Но когда ребята все были в самом соку, как их можно было разогнать? При том после такого успеха. Там почти никому за 30, даже близко к 30, наверное, не было. Кроме, может быть, Кости Зырянова, Сэма и Игоря Семшова. Остальные все были в самом соку. Естественно, хотели добиться большего. Но просто так сложились обстоятельства, что не добились… Может, мы бы и на Евро 2012 выстрелили, если бы не этот гол от греков. А, может быть, и лучше сыграли бы. Никто не знает.

— Мы вспоминали тренеров. Кто из них особенно повлиял на вас, как на футболиста?
— Я у каждого стараюсь что-то подчеркнуть. В детских командах у меня был очень хороший тренер Николай Михайлович Ульянов, папа Димы Ульянова. Потом мне повезло, что в дубле работал Вячеслав Александрович Комаров.

А дальше там уже в старших командах у меня все тренеры были очень хорошие. У каждого можно было чему-то поучиться. Наверно, самое главное влияние на меня Ульянов и Комаров оказали.

«Слуцкий – абсолютно готовый тренер для Европы»


— Не кажется ли вам, что вы похожи характером на Карпина? Что другой в таких обстоятельствах, когда тебя судьба испытывает на прочность, мог бы просто закончить, а вы оба каждый раз делали чуть ли не невозможное?
— Просто нам чуть больше повезло, что у нас получилось выбраться откуда-то и дальше развиваться. Таких, кто хочет подняться, много. Просто не всем шансы выпадают.

— У вас в карьере было желание поиграть за границей?
— Оно, в принципе, и сейчас есть. Просто сейчас есть обстоятельства, которые, может быть, помешают этому. Тот же возраст. Да и условия контракта в моем возрасте не последнюю роль играет. Если бы раньше позвали, я бы серьезно подумал. Никто меня, естественно, в топ-клубы из чемпионата России не позвал бы, все прекрасно понимают. Но уехать в среднюю команду и там заявить о себе — это вполне реально. Что Погребняк доказывал, когда играл в «Фулхэме». Просто потом, может быть, не тот выбор сделал. Так бы он до сих пор бы играл в Премьер лиге.

— Слуцкий говорил, что очень хотел вас видеть в ЦСКА. И по разным причинам, в первую очередь по финансовым, это не получилось. Вот у Слуцкого есть мега желание поработать за границей. Он говорит, мне просто вот год побыть бы в системе там аналитиком, например. Потом если будет шанс, то взять и потренировать. На ваш взгляд, у него может получиться?
— Я считаю, что у него сто процентов получится. И даже не просто поехать аналитиком, а сразу главным тренером. И получится.

— Почему?
— Потому что он очень хороший, вдумчивый тренер, который всё анализирует. Все новые тенденции, которые появляются, он старается прививать своим командам. Сейчас он стал психологически более устойчив с приходом к нему больших побед. Я считаю, абсолютно готовый тренер для Европы.

— Черчесов в 2007-м году очень хотел видеть вас в «Спартаке» в 2007 году. Как вы его тогда оценивали как тренера?
— Тогда он только начинал в России по большому счёту. Но когда он звал, естественно, я откликнулся на это предложение.

— Потому что это «Спартак» или Черчесов?
— Потому что это и «Спартак», и Черчесов. Я уже говорил, что мойпапа болел за «Спартак». Я сразу, когда были варианты, выбрал «Спартак». Но потом обстоятельства сложились, что не получилось. Но сейчас Черчесов, я думаю, очень сильный тренер российский, вровень со Слуцким. Кто у нас ещё есть из молодых и уже опытных? Они вдвоём сейчас, наверное, особняком стоят.

«Кононов – очень вдумчивый тренер»


— Как вы думаете, контракт со «Спартаком» это ваш последний контракт (интервью с Широковым записывалось еще до его перехода в «Краснодар» — прим. «Чемпионата»)?
— Конечно, не хотелось бы никуда переходить больше. Ещё переписать со «Спартаком» один контракт. И здесь закончить. Было бы идеально.

— Что такое выбор последней команды для серьёзного игрока?
— Я не оценивал этот контракт с позиции, что это мой последний контракт и последняя команда.

— Нет?
— Нет. Так не стоял вопрос. Просто выбирал команду, в которой хочу играть. И хорошо, что «Спартак» сделал предложение. Мечта папы осуществилась наконец-то.

— А у тебя какая мечта?
— В «Реале» играть. «Спартак», скажем так, одна из команд, с которой я бы хотел играть.

— Поговорим о «Краснодаре». Когда вам там оказались, вы получили ответ на вопрос, почему у этого клуба тренер Кононов? Почему Галицкий именно его выбрал? Почему такое попадание?
— Сначала я не понимал. Когда туда попал, для меня всё стало понятно. У них общий взгляд на футбол, общая идеология. И, вообще, он тренер очень хороший на самом деле. Просто не производит харизматичного человека, как Черчесов. Он такой спокойный, интеллигентный, но очень вдумчивый, смотрит, как развивается футбол. И восприимчив к идеям. Не только я и всё. Всегда спросит. Если считает нужным, что это идея или какое-то упражнение поможет команде прогрессировать, всегда применяет это.

«Написать книгу? Пока не готов»


— Когда вы стал капитаном сборной, что это для вас было?

— Честно говоря, всё произошло очень неожиданно. Мы играли с Израилем. И неожиданно в перерыве меняют Гарика Денисова и Витю Файзулина. А Гарик капитан, и назначают меня. И на следующем матче опять выходит, что у нас тот состав, который обыграл Израиль во втором тайме. Неожиданно и в то же время приятно. И почётно. Всё-таки капитан сборной — это не просто так. Отмечу, кстати, что и Вася Березуцкий отлично справлялся со своими функциями.

— Что такое полгода без сборной?
Что бы хотел делать осенью 2018 года? На какую-то должность могу замахнуться. РФС, РФПЛ, любой клуб.
— То же самое, что полгода без футбола. Очень тяжело и неприятно восстанавливаться. Такая вот продолжительная травма впервые случилась. Это не очень приятно.

— Свое юридическое образование вы закончили?
— Да, я давно закончил. В 2010 году. Если не ошибаюсь.

— Когда обсуждаются новые контракты, вы смотрите на них, как юрист?
— Они типовые, в принципе. Поэтому там ничего такого нет. Их уже давно выучили.

— Еще один вопрос о «Зените». Почему в один момент «Зенит» перестал быть русской командой? Именно с точки зрения основной идеи этого клуба.
— Я думаю, лучше задать вопрос тем, кто эту идею осуществляет. Им показалось, что русские, наверно, исчерпали свой ресурс, нужно добавить чуть больше иностранцев качественных и тогда будет более качественный скачок на другой уровень. Наверно, такая идея у них была. Я так думаю.

— Два последних вопроса. Первый: почему не хотите пока написать книгу? Она стала бы бестселлером. У Ибрагимовича, например, книга сумасшедшими тиражами продаётся.
— У него, наверное, сумасшедшими. У меня пока не такая популярность. Да и честно говоря, пока не совсем созрел для этого. Мне так кажется.

— Второй: что бы вы хотели делать осенью 2018 года?
— На какую-то должность могу замахнуться. РФС, РФПЛ, любой клуб. Или подписать новый контракт с кем-нибудь. Со «Спартаком», допустим. Ещё на год.
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу

Узнавайте о новых прогнозах первым

Мы будем присылать только важные уведомления в браузере

Новые прогнозы!

Уведомления о публикации новых спортивных прогнозов на самые интересные матчи!

Не сейчас