В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Хохлов: вокруг «Кубани» были люди, заинтересованные в моём уходе

22.09.2015 11:45

Дмитрий Хохлов дал обстоятельное интервью нашему корреспонденту – первое после увольнения из «Кубани».

«О переходе в «Кубань» договаривался с Муравьёвым. Но через две недели его убрали…»


— Соглашаясь возглавить «Кубань», вы наверняка сами себя к чему-нибудь готовили, прокручивали в голове возможные сценарии. Сейчас, когда после ухода прошло некоторое время и эмоции остыли, можете сказать, какие вещи предугадать не получилось?
— Много думал об этом в первые дни после того, как всё произошло. Анализировал, переживал, ещё раз прокручивал всё в голове. А насчёт того, к чему оказался не готов… Когда я вёл переговоры с «Кубанью», договаривался обо всём с Евгением Муравьёвым. Были организованы встречи, на которых мы подробно распланировали вещи, которые необходимо сделать. После этого я подписываю контракт, и через две недели Муравьёва убирают, а на его место приходят те, с кем общий язык мы так и не нашли. Естественно, вещи, о которых мы изначально договорились, выполнены не были.

— Селекция – одна из этих вещей?
— Да. Ушли четыре-пять футболистов, лидеры команды. Естественно, требовалось усиление – и этот момент мы отдельно проговаривали. Входить в сезон небольшой обоймой и с позициями, которые не были продублированы, было опасно. Нужна конкуренция, нужен запас прочности, нужна «скамейка» на случаи травм или карточек. Поэтому я настаивал перед руководством: «Если команду покидают пять человек, которые в прошлом сезоне играли в основном составе, плюс весной «Кубань» выступила, мягко говоря, не очень удачно, то в новом сезоне она станет ещё слабее. Мне нужны игроки!».

— Каков был масштаб запрашиваемого усиления?
— Четыре позиции. Грубо говоря, нужно было закрыть места тех, кто ушёл.

— Как вообще появился вариант с «Кубанью»? И не было ли опасений, учитывая, с какой периодичностью в команде меняют тренеров?
— Вариант появился очень просто – на меня вышел Муравьёв. Над предложением долго не раздумывал – уже на первой встрече мы достигли понимания, в каком направлении двигаться и какие действия предпринимать. Что касается кадровой текучки – естественно, я всё знал и понимал. Но опять же – после общения с Муравьёвым было полное взаимопонимание и доверие, отодвинувшие нехорошие мысли на второй, а то и на третий план.

— Цель на сезон на переговорах с Муравьёвым была озвучена?
— Мы договорились вернуться к этому вопросу перед стартом чемпионата, когда можно было подвести итоги комплектования команды и оценить подбор игроков. Из того, что было озвучено, – в клубе очень хотели вернуть болельщиков на стадион, которых стало меньше.
(function () { if (typeof CHAMP.bannersDeferred !== 'undefined' && typeof CHAMP.bannersDeferred.done === 'function') { CHAMP.bannersDeferred.done(function () { try { Adf.banner.show('_300x250_articles', { 'p1': 'biqhk', 'p2': 'emit', 'pct': 'a', 'puid6': CHAMP.banner.puids.puid6, 'puid18': CHAMP.banner.puids.puid18 }); } catch (e) { console.log('adblock'); } }); } })();
Ну и, конечно, все вспоминали о хорошем опыте выступления в еврокубках. Однако когда Муравьёва убрали, вопрос о задачах на чемпионат не поднимался.

— Вы сказали, что с новым менеджментом найти общий язык не удалось. В чём это проявлялось?
— Уже на сборах я был в курсе, что на место Муравьёва назначат Стаценко. Однако его долго не утверждали. Таким образом, в команде не было генерального, спортивного директоров, и я вообще не понимал, с кем обсуждать текущие вопросы. Когда Стаценко всё-таки назначили, мне было сказано: «Со всеми проблемами – к нему».

— По трансферам – тоже к нему?
— О чём и речь. По идее, Стаценко должен резюмировать такие вещи, в то время как вести их нужно селекционному отделу и спортивному директору. Главный тренер, само собой, во всех этих вопросах тоже должен принимать участие. Но не такое, чтобы сидеть 24 часа в сутки, мониторить рынок, созваниваться с агентами и так далее.

«Начинать сезон с 6-7 россиянами в команде было невозможно. Так подписали Павлюченко»


— Вы сказали, что настаивали на усилении. Но ведь новичков «Кубань» в итоге подписала. Аршавин, Павлюченко – это вы настаивали на их кандидатурах?
— На четвёртый или пятый день моей работы в клубе руководство предложило вариант с Аршавиным. Естественно, я эту кандидатуру полностью поддержал. Единственное, попросил, чтобы Андрей оказался в расположении команды как можно быстрее, чтобы успеть набрать физическую форму и вписаться в игру. Что касается Павлюченко, то не буду скрывать – изначально у меня были другие кандидатуры. Но за неделю до старта сезона я понял, что никого из них клуб не возьмёт. К тому же в России ужесточили лимит на легионеров – а у нас на тот момент, только представьте, было всего 6-7 россиян! Поняв, что начинать сезон с таким числом футболистов с нужным паспортом невозможно, я забил тревогу: «Давайте усиливаться теми, которыми ещё хотя бы можно…». Так подписали Павлюченко.

— Резюмируем. Приглашение обоих – это ошибка?
— Я так не считаю. Единственное, есть сожаление, что они очень поздно присоединились к команде. За неделю до начала чемпионата оба не были готовы даже на 50-60 процентов. Отсюда травмы, повреждения. А то, что уровень у них высокий, я и сейчас это могу в открытую сказать. Не бывает такого, чтобы после полутора месяцев ничегонеделания игрок моментально влился бы в новый коллектив и великолепно чувствовал себя в физическом плане.

— С Аршавиным и Павлюченко понятно. А что за история приключилась с Каборе? Сначала вы сказали в прессе, что он не хочет оставаться в «Кубани». Буквально через час это опроверг Стаценко. В результате футболист перешёл в «Краснодар».
— Думаете, я врал? Какое-то время эту историю активно замалчивали, не позволяя давать интервью на тему Каборе. Но на первой же нашей встрече в Словении на сборе Шарль подошёл ко мне и сказал, что хочет уйти. Играть в «Кубани» он желанием не горел, готов был только тренироваться. Почему Стаценко всё это опровергал, я не знаю. На следующий день после его интервью я подошёл и задал вопрос, почему он это сделал.

— И что он сказал?
— Уверял, что лично разговаривал с Каборе и тот пообещал, что чуть ли не в следующем матче будет играть. Но ничего не менялось.

— А Шуньича как отпустили?
— Он тренировался, играл. А в один день просто пропал.

— Как это?
— Просто не пришёл на тренировку. Как оказалось, в это время он занимался вопросом о переходе в «Штутгарт». В руководстве об этом были не в курсе. По крайней мере, когда Шуньич не вышел на тренировку, мне ответили, что не знают, что с ним.

— Кстати, как менялось отношение руководства к происходящему от тура к туру? Вы чувствовали, что недоверие к вам росло?
— Какие-то беседы периодически возникали. В том числе на повышенных тонах. Но не могу сказать, что встречи с руководством случались часто. Скорее, наоборот. Поэтому какое там было настроение и в какую сторону оно менялось, ответить затрудняюсь. Вообще, было много моментов, которые для меня оставались непонятными. Не говоря уже о том, что вокруг «Кубани» крутились и до сих пор крутятся люди, которые были заинтересованы в моём уходе. После того как убрали Муравьёва, это начало проявляться чуть ли не каждую неделю.

— Вы этих людей знаете?
— Разумеется.

— Назовёте?
— Не хочу этого делать. Футбольный мир не такой большой – думаю, этих людей и так все знают.

«Победа «Кубани» над «Спартаком» — моя заслуга? Отбирать чужие лавры не собираюсь»


— То есть отставка для вас не стала неожиданностью?
— В последнее время в ход пошли нервы – мы всё больше дискутировали, спорили. Так что понимание того, что если в ближайшее время не появятся результаты, то поднимется вопрос об увольнении, у меня было. В итоге в один из дней приехал гендиректор, вызвал в кабинет и объявил: «Наше сотрудничество прекращается».

— Вы упомянули, что нужен был результат. В игровом плане какой именно момент стал ключевым, не позволившим этому самому результату появиться?
— Их было несколько. Тут и упущенная победа в дерби с «Краснодаром», и матч с «Уфой», когда мы вели в счёте, но не удержали результат, и незабитый пенальти в ворота ЦСКА. Безусловно, случались и провальные игры, но в целом, считаю, мы должны были набирать больше очков. И тем удивительнее для меня было слышать, что команда не бежала, потому что плохо подготовлена физически. Сколько ни смотрел статистические выкладки или визуально, просевшей команда точно не выглядела. Что, со «Спартаком» «Кубань» тоже не бежала?

— Вы, кстати, считаете эту победу отчасти своей заслугой?
— Да какой теперь смысл об этом говорить? Давайте так: в «Кубани» начался новый виток, пришёл новый тренер. А отбирать чужие лавры я не собираюсь. Если при нём команда выиграла 3:0 – значит всё заслуженно.

— Вернёмся к незабитому пенальти в ворота ЦСКА. Вы тогда сказали, что к точке должен был подходить не Мельгарехо, а Ткачёв.
— Тут дело не в том, забил Мельгарехо или не забил. В конце концов, Ткачёв тоже мог не реализовать пенальти. Дело в игровой дисциплине, которую необходимо соблюдать. Потому что сегодня Мельгарехо захотел и пошёл бить пенальти, завтра Беленов начнёт носиться в чужую штрафную на каждый угловой.

— Эпизод с пенальти – единственное нарушение игровой дисциплины? Какой была атмосфера в команде?
— За исключением того, что все постоянно переживали, что «Кубань» находится внизу турнирной таблицы и никак не может оттуда выбраться, всё было абсолютно нормально.

— Арсен Хубулов с вами вряд ли согласится. Читали, что он сказал после «Спартака»?
— Читал. Во-первых, у Арсена есть своё мнение. И он действительно не обязан мне что-либо доказывать. Единственное, мне было очень неприятно, что Арсен опирается на словах других людей – имею в виду то, что это я якобы высказался в том духе, что «в «Кубани» нет игроков уровня Премьер-Лиги».

Знаю, кто всем этим занимался и подливал масла в огонь. Поэтому уже на первом собрании я объявил всей команде: «Если захочу кому-то из вас что-то сказать, сделаю это лично. Не верьте, если кто-то со стороны вдруг выдаст какую-то мысль за мою». Потому что я никогда такими вещами не занимался. Если у меня есть вопросы, претензии или похвала, я выскажу всё в лицо. Но не буду прибегать к таким вещам, чтобы через кого-то что-то передавать. Поэтому момент, когда Хубулову якобы кто-то нашептал, что я плохо отзывался про игроков, действительно задел. Было неприятно.

— А фраза про «11 футболистов, которых Хохлов постоянно ставил в состав, а других не замечал», не задела?
— Ну, допустим, я сейчас скажу, что это не так. А он в следующем интервью снова всё повторит. Зачем это нужно? Ну, если у него такое мнение… Пусть будет так.

— Если отмотать всё назад и вернуться к моменту, когда появился вариант с «Кубанью», — поехали бы в Краснодар?
— Если бы Муравьёв остался, своего решения я бы не поменял. Но если бы знал, что определённые люди, о которых я говорил, будут крутиться вокруг «Кубани», — наверное, отказался бы.

— Последний вопрос – что дальше?
— В планах – недельку отдохнуть, а потом буду думать, что делать. После неудачи хочется и самому себе доказать, и вообще поработать. По крайней мере, из футбола уходить точно не собираюсь – я всё-таки не 20 лет отработал в «Манчестер Юнайтед», чтобы заканчивать.
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу

Узнавайте о новых прогнозах первым

Мы будем присылать только важные уведомления в браузере

Новые прогнозы!

Уведомления о публикации новых спортивных прогнозов на самые интересные матчи!

Не сейчас