В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Хуснутдинов: в Татарстане выстроена система развития хоккея

30.10.2015 13:15

Директор ООО «СКП «Татнефть – Ак Барс» Шамил Хуснутдинов рассказал о новой политике клуба, доверии Билялетдинову и расставании с Морозовым.
После финала Кубка Гагарина прошлого сезона в казанском клубе произошли серьёзные изменения, состав команды значительно омолодился, на место опытных игроков пришли свои воспитанники. С одобрения руководства Зинэтула Билялетдинов строит новую команду для решения самых высоких задач, как это уже было много лет назад. После 26 матчей регулярного чемпионата команда Казани находится на 6-й строчке Восточной конференции, но стабильности пока не хватает, и по игре у самого главного тренера есть вопросы. Многие спорят о подходах Билялетдинова, стиле игры «Ак Барса» и выбранном курсе. Обо всех этих вопросах и изменениях в работе клуба нам удалось подробно поговорить с директором ООО «СКП «Татнефть – Ак Барс», членом правления КХЛ Шамилом Хуснутдиновым.

«Легионеров в КХЛ должно быть больше»


«Ак Барс» коснулось решение минспорта о легионерах, оглашённое, уже когда контракты с игроками были подписаны. В Казани шесть легионеров, вы ни с кем не стали разрывать контракт. Не все клубы остались довольны тем, что правила поменялись. Какое у вас мнение по этому вопросу?
— Это многогранный вопрос. В этом году из КХЛ за океан уехал целый ряд игроков сборной России. И я считаю, что в следующем сезоне эта тенденция продолжится. КХЛ у нас может превратиться в рядовое соревнование, где будут играть хоккеисты, которые в других лигах просто не нужны. Мы же думаем о болельщиках, они должны получать удовольствие от хороших игр. Количество команд и число игроков, которые потенциально могут устроить это качественное зрелище, не соответствуют. Классных игроков должно быть столько, чтобы хоккей в лиге был самого высокого уровня.

(function () { if (typeof CHAMP.bannersDeferred !== 'undefined' && typeof CHAMP.bannersDeferred.done === 'function') { CHAMP.bannersDeferred.done(function () { try { Adf.banner.show('_300x250_articles', { 'p1': 'biqhk', 'p2': 'emit', 'pct': 'a', 'puid6': CHAMP.banner.puids.puid6, 'puid17': CHAMP.banner.puids.puid17, 'puid18': CHAMP.banner.puids.puid18 }); } catch (e) { console.log('adblock'); } }); } })();
Во времена Советского Союза в элите нашего хоккея было всего 12 команд. Конкуренция и отбор были главным принципом работы. Заболел, получил травму, сделал что-то неправильно — и на твоё место тут же пришёл другой, а о тебе сразу забыли. Это так работало. В своё время, когда только начала формироваться новая система, школ фактически не существовало. Это несоответствие вместе с заметным увеличением количества клубов высокого уровня создало заметные проблемы с падением общего класса и зрелищности игры. Сейчас принято правильное решение, что команды КХЛ должны быть по всей стране. Но это и обязывает к созданию условий для соответствующего уровня: серьёзной работе в детско-юношеских школах и, может быть, увеличению количества легионеров. Мы все общаемся в хоккейных кругах, анализируем ситуацию с нашими коллегами из других клубов лиги, и нередко во время общения высказывается мысль о необходимости увеличения числа легионеров с целью повышения зрелищности игры и конкуренции в командах. Ведь если в лиге много клубов, то и число легионеров должно быть больше.

— То есть не ограничивать его вообще?
— Хотя бы увеличить лимит до 10 человек. Это повысит зрелищность хоккея, усилит конкуренцию среди игроков, снизит уровень зарплат. Игрок, который стоит на пороге КХЛ, должен 24 часа в сутки жить в условиях жесточайшей конкуренции. Не должно быть такого, что он закончил школу и должен играть в команде просто потому, что брать больше некого.

Не знаю, насколько это оправданно, но каким бы ни был лимит по числу игроков, он всё равно скажется не завтра, а через 5-8 лет. И непонятно, как правильно. Может быть, вообще надо запретить легионеров. Критиковать ведь всегда легко. Если бы кто-то знал, как правильно, и работать, и жить было бы неинтересно. Время покажет. В любом случае решение уже есть, и мы ему подчиняемся.

— По сути, клубы КХЛ определяют политику развития лиги, но мнение клубов с итоговым решением расходится. Как так?
— У меня есть своё мнение, у кого-то – своё. Есть коллегиальное решение, которому мы подчиняемся. Время покажет, как правильно. В истории спорта есть немало примеров, когда лиги не ограничивали какими-либо искусственными лимитами, а уровень национальных сборных рос, а есть когда полностью или частично запрещали легионеров, и также был положительный результат. По сути, де-юре это решение не лиги, а Министерства спорта РФ.

Мы в «Ак Барсе» приняли решение, что ни с кем из своих легионеров расставаться не будем, в свете недавних решений, чтобы сохранить имидж клуба. Для нас важно, что мы всех легионеров оставили, и будем выполнять свои контрактные обязательства. У нас одна цель – чтобы ни у кого, с кем мы ведём переговоры, не было сомнений, что главным критерием нашей оценки является профессиональная пригодность игрока. Очень важно, чтобы отношения с легионерами (и не только с ними) не менялись по ходу уже действующего сезона, чтобы не страдал наработанный годами имидж как самой лиги, так и клубов КХЛ.

— Роман Ротенберг говорил, что клубы должны были заранее знать об этом решении и просто более чётко продумывать свою работу.
Когда бесспорно сильнейшая лига в мире НХЛ считается с КХЛ, этим надо дорожить. Взаимное уважение существующих контрактов – это одна из немногих вещей, которая на международном уровне подчёркивает, что КХЛ организация, с которой надо считаться. Но если мы начнём, что называется, заплывать за буйки, они откажутся признавать наши контракты.
— Должны были знать, но не знали. Можно говорить, что доводили эту информацию, все знали, со всеми согласовывали, везде писали, но официального уведомления не было. Даже если клубы не уловили эти движения, которые происходили наверху, то для чего тогда надо было регистрировать контракты? Лига же де-юре подтвердила, что всё в силе, зарегистрировав контракты игроков. Тогда надо было взять паузу. Нюансов много.

Вообще, бороться с отъездом игроков какими-то административными или другими способами – только ещё больше к этому их подталкивать. Здесь должен быть один критерий – уровень лиги, уровень хоккея, уровень зарплат, комфорт для игроков. Приведу пример. Мы вели переговоры с одним парнем из Швейцарии, у него там зарплата 250 тысяч евро, мы ему предлагали миллион, а он говорит: «Я просыпаюсь у себя дома, мы с моей девушкой завтракаем, потом я сажусь в машину и еду 50-80 километров в соседний город, там играю в хоккей, потом если хочу, могу там переночевать в гостинице, город посмотреть, а в России у вас как военное положение».

Понимаете, они за комфорт. В Казани у нас ещё всё организовано по-божески, они дома живут, только перед играми минимальные сборы. А на выезде режим, все в гостинице, в 22.00 спать должны. Многие игроки к этому не готовы. И это при том, что мы прилагаем максимум стараний со своей стороны, но есть остальная инфраструктура – выезды, перелёты, гостиницы, ледовые дворцы – которая порой оставляет желать лучшего. Если в лиге повсеместно будут комфортные условия, ситуация изменится.

— Свои игроки тоже не задерживаются, хотят попробовать себя в НХЛ.
— Мы вкладываем в них деньги, душу, растим ребят, надеемся, что они наденут майку клуба. Руководители клубов воспитывают молодёжь с одним вопросом – сейчас он уедет или через два года? Талантливый игрок здесь, скорее всего, не останется. У нас сейчас 8-9 человек такой молодёжи. И я думаю, что вернётся в Россию только тот, кто не сможет зацепиться за океаном.

Президенту Татарстана и президенту клуба важен не только «Ак Барс» как профессиональный клуб. В республике есть идеология и даже в каком-то плане болезнь под названием «спорт». У нас в Татарстане 12 тысяч детей занимается хоккеем. Люди вынуждены от всего отказываться, чтобы попасть в большой спорт. Хоккей – это серьёзный социальный проект, задачами которого являются не только подготовка квалифицированных кадров для «Ак Барса», но и воспитание здорового поколения молодых людей. Очень важно, что профессиональный хоккей – это некий ориентир, который направляет наших детей к здоровому образу жизни, регулярным занятиям спортом.

— Вячеслав Фетисов предлагал не отпускать игроков до 28 лет.
— Как не отпускать? Как в советские времена создать условия, чтобы люди не убегали? Понимаете, когда бесспорно сильнейшая лига в мире НХЛ считается с КХЛ, этим надо дорожить. Взаимное уважение существующих контрактов – это одна из немногих вещей, которая на международном уровне подчёркивает, что КХЛ – организация, с которой надо считаться. Но если мы начнём, что называется, заплывать за буйки, они откажутся признавать наши контракты. Знаете, что может быть? Как несколько лет назад – заходит к тебе игрок и говорит, что зашёл попрощаться, поехал в НХЛ… И у нас тогда никакого влияния на ситуацию не было. Руководители клубов говорили: «Что хочешь – проси, только оставайся». И в такой ситуации может получиться, что игроки будут уезжать, когда захотят, либо, образно говоря, просто будут выкручивать руки.
Дмитрий Чернышенко
Фото: Фотобанк КХЛ

Дмитрий Чернышенко


«Команда Чернышенко сделала большое дело для детско-юношеского хоккея»


— Опыт с Ярмаркой юниоров считаете правильным?
— Самое главное, чтобы школы работали. Это то, с чего начинала КХЛ. У каждого профессионального клуба должна быть школа. Но предложенная клубам система оказалась нестимулирующей и просто декларировала формальное наличие собственных школ. Часть клубов их попросту не имела. Из-за предложенной лигой процедуры проведения ежегодного драфта юниоров страдали клубы, вкладывающие немалые средства в воспитание молодёжи – Ярославль, Челябинск, Магнитогорск, «Динамо» Москва, ЦСКА, мы. Сколько терпения было у руководителей пройти через это – когда по 100 миллионов в год тратишь, а потом этих ребят просто так забирают! У нас многие ребята на драфтах уходили просто так, за совершенно непонятную цену.

Мы имеем одну команду в Молодёжной лиге, и её состав формируется из игроков нескольких возрастов, и, естественно, мы не можем оставить себе выпускной год 10 человек, потому что из выпуска только 3-4 хоккеиста в сезон подходят по своему уровню «молодёжке». А остальных мы отпускаем на вольные хлеба без компенсации. Сейчас, слава богу, решили этот вопрос.

Новая команда Чернышенко в руководстве КХЛ сделала большое дело в плане развития детско-юношеского хоккея. Прямо на первом заседании закрыли эту тему, и теперь мы можем оставлять у себя столько игроков, сколько считаем нужным. А чтобы не лишать молодёжь праздника драфта, создали Ярмарку юниоров. Что-то вроде хоккейного выпускного бала у молодых игроков должно быть. Драфт, который преобразовали в ярмарку, – большой шаг. Теперь клубы знают, зачем работают. Как правильно заметил один мой коллега: «Надо наши школы довести до такого уровня, чтобы было столько воспитанников, что в НХЛ их даже всех принять не смогли, и они оставались бы на родине».

— Насколько серьёзно в Татарстане организована работа хоккейных школ? Существует общая система?
— В Татарстане всё началось с того, что просто стали строить дворцы. По среднему количеству дворцов на душу населения мы уже опередили такие хоккейные державы, как США и Чехия. У нас только крытых дворцов порядка 40. На уровне федерации хоккея Татарстана мы начали заниматься подготовкой специалистов, осуществляли доплаты тренерам. Федерация организовала практику мастер-классов, которые проводят опытные тренеры. Издаётся и распространяется по республиканским хоккейным школам методическая литература, приобретается и распределяется игровая форма, идёт планомерная подготовка молодых тренерских кадров.

Президент Татарстана Рустам Минниханов провёл совещание на тему «Как должен развиваться и куда двигаться хоккей», на котором были и руководители профильных ведомств и федерации хоккея, хоккеисты и представители клубов. Это республиканская программа по развитию хоккея, которая осуществляется под контролем правительства республики, федерации хоккея РТ, профессиональных хоккейных клубов Татарстана. Выстроены системы финансирования, отчётности, проведения соревнований, комплектации формой, обеспечением транспортом, осуществляется постоянный мониторинг. Существует понимание того, кто, где и чем занимается.

«Финансирования у «Ак Барса» более чем достаточно, омоложение – обдуманный шаг»


— Очень важно, чтобы молодые игроки беспроблемно переходили из МХЛ во взрослый хоккей.
— В последнее время стали достаточно часто происходить переходы молодых игроков по всем ступеням хоккейной вертикали от МХЛ через ВХЛ до КХЛ. То есть работа по развитию хоккея идёт. Соответственно регламент по переходам и компенсациям должен быть достаточно жёстким. Если ты в человека с 6 до 20 лет вкладывал всё, что можно, то какие-то права у тебя должны сохраниться. Покупать очень дорого. Это не наше открытие, все клубы хотят, чтобы играли свои воспитанники. Легионеры и иногородние хоккеисты должны быть. Но когда местные игроки в команде и публика по-другому относится. За родину и играть легче. У нас для этого есть и условия, и кадры. Мы опираемся на своих. Это наша принципиальная позиция: в первую очередь именно доморощенные игроки должны получать возможность спортивного роста.

— У тренеров в такой ситуации одна проблема – результат нужен здесь и сейчас, поэтому своим воспитанникам мало кто доверяет, риск есть.
— Нельзя сказать, что у нас в этом году очень молодая команда, но по сравнению с тем, что было обычно, она заметно отличается. Тут расчёт и на талант, и на профессионализм, и на терпение тренерского штаба. И дай бог такого же терпения нашим руководителям. Ведь если не через игру, не через терпение руководителей, тренеров и болельщиков, как игрок может вырасти в высококлассного хоккеиста? Ему необходимо набраться игровой практики, уверенности. Игроку надо какой-то стандартный объём ошибок набрать, свой багаж хоккейных знаний получить, чтобы дальше играть на более высоком уровне и этих ошибок больше не допускать. Мы в этом году сделали принципиальный шаг в правильном направлении и уверены в высоком потенциале наших игроков.
Кирилл Петров
Фото: Фотобанк КХЛ

Кирилл Петров


— Это был намеренный шаг, не вынужденный?
— Конечно, обдуманный. Порой некоторые журналисты пишут, что мы в плане селекции плохо работали, и финансирование теперь не то. Финансирования у нас более чем достаточно, клуб в республике очень хорошо поддерживают. Прошло 10 лет, как акционерная компания «Татнефть» пришла в хоккей. Школа через 10 лет уже может подпитывать клуб полноценно. Сейчас подход к работе школы, по отношению к выпуску игроков поменялся, и мы уверены, что у нас каждый год 1-2 воспитанника будут пополнять команду. Мы изначально стремились к тому, чтобы в клубе играли свои воспитанники, и идём к этому. Сегодняшняя цифра близка к 50 процентам. 11-12 воспитанников из 25 игроков. Будем двигаться дальше.

В каждом возрасте у нас есть ребята, на которых мы рассчитываем. Но опять же существует заокеанский вопрос – кто останется, а кто нет. Многие мечтают об НХЛ и будут себя там пробовать. Мы, правда, стараемся объяснить ребятам, что в НХЛ нужно ехать состоявшимся игроком. Идеальный пример нашего клуба – Алексей Емелин. Подготовился, почувствовал в себе силы, опыт, поехал на хороший односторонний контракт и играет постоянно. В этом году Женя Медведев и Кирилл Петров почувствовали, что готовы. Игроки, которые уезжают сразу в первую команду НХЛ, на мой взгляд, совершают более обдуманный поступок, чем в 16 лет ехать играть по юниорским лигам. Хотя есть пример Войнова. У каждого своя дорога.

Мы игрокам всегда говорим: если хочешь двигаться наверх, попробовать себя в более сильной лиге – пожалуйста. Спортсмен, который не хочет на вершину, это не спортсмен. Но мы считаем, что нужно вырасти, окрепнуть и заявить о себе в первую очередь здесь. Начальный этап подготовки правильнее проходить у нас, в этой системе, когда над душой стоят каждый день, тренируют, заставляют, готовят. У нас в каждом возрасте есть достаточное количество подготовленных ребят. И сколько бы игроков ни решило попробовать себя за океаном, подпитка новыми квалифицированными кадрами в команде нормальная.

— Получается, принципы комплектования команды отличались в этом году. Достаточно ли в «Ак Барсе» опытных игроков, на примере которых может расти молодёжь?
— Наши игроки, в своей основе, – профессионалы, уже доказавшие всем, что достигли больших высот. Я уверен, что по человеческим и профессиональным качествам старшие ребята – наши люди и по духу, и по крови. Они и стратегию клуба понимают, всегда готовы передать свой опыт более молодым хоккеистам, воспитать их, что называется, и словом, и делом. Они настоящие наставники. Тренерский штаб и костяк команды – хороший фундамент, чтобы подтягивать молодёжь. В таких условиях она будет ощутимо прогрессировать и прибавлять. В команде здоровый климат, рабочая атмосфера, взаимное доверие.

Нынешняя комплектация команды отличалась только в том, что мы тех ребят, у которых есть способности, которые физически готовы, имеют желание, и в которых наши специалисты видят перспективу, точечно ввели в основной состав. Сейчас мы уже имеем достаточное количество молодёжи, чтобы на практике осуществить то, к чему шли все эти годы.

«Ак Барс» заблаговременно готовился к уходу Никулина и Медведева»


— Всё-таки старт у «Ак Барса» получился не самым удачным. Хотя для Казани это и типичная ситуация, но пишут, что в клубе дёргаются, вопрос – насколько хватит терпения…
Шаг был непростой, но неизбежный. Мы его долго и тщательно обдумывали. Морозову и Зарипову были сделаны предложения, которые мы считали правильными, но игроки их не приняли. Не будем загадывать, но вполне возможно, что и Морозов, и Зарипов ещё окажутся в нашем клубе.
— Мы выполняем поставленную перед нами задачу, делаем то, что считаем правильным. Иначе для чего нам нужна школа? Как будут расти новые Морозовы и Зариповы? Стратегически это очень правильно. Уверен, что всё будет хорошо.

— Ушли опытнейшие защитники Никулин и Медведев, уровень мастерства линии обороны снизился.
— О мастерстве пусть говорят специалисты. Но ведь у нас в команде достаточное количество опытных игроков – Захарчук, Денисов, Рылов, Корнеев, Дялога. Когда приходят молодые хоккеисты, им нужно некоторое время, чтобы обрести определённый опыт. Они должны играть в тесном контакте с теми, кто может передать свой бесценный опыт. Во-вторых, молодые «заряжают» опытных игроков юношеской энергией и напористостью. Когда есть сбалансированный сплав опыта и молодого задора, микроклимат в команде правильный, и результат обязательно придёт.

— Не были ли такие шаги связаны с ограниченностью рынка российских игроков? Найти замену Медведеву и Никулину непросто.
— Это вообще единичный товар. Замену таким игрокам трудно найти. А рынок? Такого уровня защитников в неограниченно свободном формате на рынке просто не бывает. Что касается игроков, которые выходят на этот уровень, это безумные трансфертные цифры и зарплаты. Перед нами стоит задача подготовки своих собственных воспитанников.

Мы заблаговременно готовились к этой возможной ситуации. У нас достаточное количество игроков, что в нападении, что в обороне, которые являются фундаментом и костяком команды. У нашего клуба есть давние славные традиции, перед нами всегда стоят высокие задачи, а наши верные болельщики всегда ждут победный результат. Так происходит постепенное обновление, это сама жизнь. Идёт дальнейшее развитие хоккейного клуба.
Илья Никулин
Фото: Фотобанк КХЛ

Илья Никулин


— Насколько с таким составом реален выход «Ак Барса» в финал Кубка Гагарина?
— Изменения, произошедшие в этом году, весьма заметны – и на слух, и в плане финансов. Но и жизнь не стоит на месте. Ребята, которые буквально ещё вчера считались молодыми – Яруллин, Ткачев, Архипов, — уже набрались опыта и находятся в зрелом спортивном возрасте. Да, кто-то более именитый ушёл, но на его место пришли те, у кого есть высокий потенциал и огромное желание, есть доверие тренерского штаба. Процесс непростой, но он плановый, и дальше будет продолжаться в определённом нами направлении. Мы будем максимально привлекать в команду своих лучших воспитанников.

— Николай Белов – плановое приобретение? Была информация, что он достаточно дорогой защитник. Есть ли ещё вакансии в составе?
— У Белова контракт, соответствующий его уровню. Соотношение цена-качество вполне разумное. Менеджеры Питера с деньгами ничуть не переборщили, контракт разумный. Мы вообще на первом этапе реально оценили свои силы: на рынке появился человек, который нам не чужой, его знает тренерский штаб команды, он играл у нас. Игрок, который, по мнению нашего тренерского штаба, соответствует уровню «Ак Барса». Вот и решили его пригласить. Опытный квалифицированный защитник.

Определённая глубина «скамейки» всегда должна быть, форс-мажоры возможны всякие. У нас есть свободные места в заявочном листе, и я не исключаю, что ближе к плей-офф вполне могут быть точечные приобретения.

«История Морозова и «Ак Барса» не закончилась»


— Вы помните, как ещё за пару лет до ухода Алексея Морозова с Данисом Зариповым болельщики и журналисты в Казани говорили, что лидеры засиделись?..
— Те же самые люди долго говорили, что они засиделись, а потом, когда Морозов с Зариповым ушли, начали «полоскать» клуб – как мы могли пойти на такой шаг — непрофессиональный, необдуманный и глупый. Поверьте, мы внимательно изучаем общественное мнение, но исходим из понимания ситуации изнутри, тщательно всё анализируя. Смена поколений – процесс неизбежный.

Можно легко решить задачу, чтобы в команде были только свои воспитанники, но она более серьёзная – играть должны воспитанники соответствующие уровню клуба. Должны быть достойные игроки, которые добиваются вместе с командой высокого результата.

Это очень непросто, когда в какой-то момент приходится расставаться с теми, кто нам особенно дорог, с нашими легендарными игроками. Когда-то это были Маслов, Столбун и Шалахин, затем – Чупин, Якубов и Балмин, совсем недавно – Морозов, Зарипов и Никулин. Это целые эпохи в истории нашего клуба. Но так было всегда: на смену ветеранам приходит новое поколение талантливых воспитанников. Такова спортивная жизнь.

— Достойные Морозова и Зарипова?
— Такие игроки рождаются раз в десятки лет. Главное, чтобы люди по профессиональным и человеческим качествам могли быть кумирами тех, кто болеет за хоккей. Это личности. На них нужно равняться. Мы говорим «спасибо» Морозову и Зарипову за то, что они были в наших рядах, вели команду за собой.

— Если вернуться в тот период, можете раскрыть ситуацию, почему не получилось договориться с ними?
— Шаг был непростой, но неизбежный. Мы его долго и тщательно обдумывали. У нас есть чёткая стратегия дальнейшего развития клуба. Мы всегда, согласно этой стратегии, делаем предложения нашим лидерам, у которых завершаются контракты. Морозову и Зарипову также были сделаны предложения, которые мы считали правильными, но игроки их не приняли. Не будем загадывать, но вполне возможно, что и Морозов, и Зарипов ещё окажутся в нашем клубе, может, и не в роли действующего игрока.
Данис Зарипов и Алексей Морозов
Фото: Фотобанк КХЛ

Данис Зарипов и Алексей Морозов


«На 99 процентов в КХЛ зарплаты соответствуют уровню игроков»


— Тема завышенных зарплат в КХЛ часто обсуждается. С этим как-то возможно бороться?
— Смотря с чем сравнивать. Если с национальными чемпионатами стран Европы, то зарплаты в КХЛ, конечно, выше, а если – с НХЛ, то наша лига заметно уступает.

— По соотношению цена-качество.
— У нас в лиге не так много игроков, которые получают серьёзные деньги. И менеджеры, которые платят людям такие зарплаты, делают это в соответствии со стоимостью игрока. У каждого игрока своя роль в команде, свои сильные стороны, которые надо правильно использовать. Кто-то – лидер на льду, кто-то – проводник идей тренера, политики клуба, и у него какая-то особая роль в раздевалке. Критиковать коллег я не буду. Оплата труда зависит от спроса и предложения на рынке.

В КХЛ зарплата на 99 процентов соответствует уровню игрока. Если в одном клубе за него заплатили какие-то определённые деньги, то в другом он получил бы эти же. Не совсем правильно оценивать зарплаты в лиге как завышенные.

Бывают примеры, что кого-то выставляют на драфт отказов, снижают зарплату вдвое или клуб с ним расстаётся. Но это в большинстве случаев связано с тем, что требования игрока к самому себе по ходу действия срока контракта снижаются. На момент заключения контракта никому не дают три рубля, если ему можно дать два. Менеджеры клубов владеют всей полнотой информации – каких денег стоит игрок, какие условия выдвигает. Нет такого, чтобы где-то дали в два раза больше, а где-то в два раза меньше. Контракты – это реальность, которая отражает на сегодняшний день спрос и предложение на хоккеистов на российском рынке.

— С учётом дефицита игроков не назрело сокращение количества команд, о котором вы уже упомянули?
— Очень важно, что команды КХЛ есть на всех просторах нашей необъятной страны. Я считаю, что лига в этом на правильном пути. Хоккей в России любят везде, поэтому и команды должны быть повсюду – и на севере, и на юге. Команд должно быть много, вся Россия должна заниматься хоккеем. Если хоккей наш национальный вид спорта, то культивировать его нужно не только в определённых регионах. Это зрелище должно быть везде.

Вместе с тем качество работы хоккейных школ, игры, ледовых дворцов, телевизионной картинки должно быть везде на самом высоком уровне. Это общая задача и клубов КХЛ, и самой лиги. Нам всем нужно поддерживать и развивать идею дальнейшего прогресса хоккея в России.

— Идею расширения лиги на Восток вы поддерживаете? Нужна в КХЛ команда Китая?
— Если появятся другие команды, например из Китая, в этом нет ничего плохого. Может сформироваться какой-то дальневосточный узел, больше игр будет по дивизионам и конференциям. И команды вполне могут один раз выехать в дальневосточное турне на неделю-две.

Сильная лига – это хорошо. Но вместе с тем подходить к этому вопросу надо очень внимательно. Всё равно больше нужно думать о том, чтобы серьёзно работали российские клубы. То, что зарубежные клубы присутствуют в КХЛ, – хорошо, это увеличивает международный интерес. Появляются и новые коммерческие возможности.

— При этом иностранные команды КХЛ работают без каких-либо лимитов.
— Это было коллективное решение. Мы как-то на правлении КХЛ обсуждали этот вопрос – а какое вообще, если подумать, можно ввести ограничение? Для словаков, допустим? Нужно чётко обозначить, сколько у них должно быть словаков, столько канадцев, сколько россиян? Вообще, в коммерческой лиге лимит сам по себе выглядит странно. Но то, что КХЛ должна работать на сборную России, – это принцип, с которым все согласны. Это то, о чём думают все, к чему клубы стремятся. Другое дело, что готовых рецептов нет. Будем жить по этим правилам, которые существуют. Вполне возможно, что-то в дальнейшем будет скорректировано.
Александр Бурмистров
Фото: Фотобанк КХЛ

Александр Бурмистров


«В «Ак Барсе» ни у кого не может быть конфликта с Билялетдиновым»


— Массовый отъезд игроков за океан не удивил вас в это межсезонье?
— Спортсмен, стремящийся играть в сильнейшей лиге мира, всегда вызывает уважение. Надо согласиться с тем, что в НХЛ выше уровень игры, выше престиж, больше бюджеты. Ребята хотят играть в сильнейшей лиге и, пока у них есть возможность, хотят зарабатывать деньги. Очевидно, что этот процесс будет продолжаться.

— Только ли в деньгах и желании играть в НХЛ дело? Например, ситуация с Александром Бурмистровым. Он в прошлом сезоне то играл, то не играл. У него было понимание, что он нужен «Ак Барсу»?
— Играет хоккеист или нет, зависит от многих факторов. На это влияют и конкретные задачи на каждую игру, и возможные травмы, и тренерская концепция.

Что касается Саши, могу сказать, что чисто по-человечески его поступок с возвращением в Казань мне импонирует. В своё время мы его пригласили, и он приехал, провёл тут два сезона. Тогда команде было непросто, ушли Морозов с Зариповым. Нам нужны были игроки, новые лидеры, свои ребята, вернувшиеся из-за океана. И то, что Бурмистров всё бросил там и приехал сюда, вызывает уважение. Сейчас Саша опять поехал за океан, и дай бог, чтобы у него там всё получилось.

— Была версия, что этот его отъезд произошёл из-за некоторых разногласий с Зинэтулой Билялетдиновым.
— Наш главный тренер – опытнейший профессионал, человек с богатейшей игровой карьерой, с серьёзным уровнем тренерской работы на всех уровнях в России, Европе и за океаном. Тренер с мощным непререкаемым авторитетом. Человек строгий, но при этом весьма справедливый. Поэтому говорить о том, что в «Ак Барсе» у кого-то может быть конфликт с тренером, могут только те, кто не знает ситуацию изнутри. У тренерского штаба и Бурмистрова был нормальный рабочий процесс. Очень много полезного Саша здесь приобрёл, и я уверен, что этот опыт ему обязательно поможет в дальнейшей заокеанской карьере.

В «Ак Барсе» здоровый микроклимат. Если кто-то и получает какие-то санкции, то это происходит по конкретным поводам. Все прекрасно знают, где они были неправы, и что сделали не так. Наш главный принцип – профессиональное отношение к своей работе.

— Не нужно искать ничего в том, что один из ключевых игроков пропускает важные матчи?
— Во время рабочего процесса мы всегда что-то обсуждаем, и у людей могут быть различные точки зрения. Это говорит о том, что люди к своему делу неравнодушны. Какой-то матч пропустил Бурмистров, какой-то – Петров, какой-то – Малыхин. И в этом сезоне у нас бывает, что не играют опытные игроки, например, Денисов, Корнеев. Как сделать так, чтобы все получили практику? Ведь к решающим матчам плей-офф все хоккеисты команды должны подойти в полной игровой и психологической форме, с наигранными схемами и игровыми связями. Только тренер точно знает, когда и какой игрок должен выйти. И это единственно верное решение. Ничего страшного в этом нет. Не бывает, что все, кто в заявке, одновременно находятся на поле. В заявке изначально больше игроков, нежели может выйти на конкретный матч.
Фёдор Малыхин
Фото: Фотобанк КХЛ

Фёдор Малыхин


«За год в Казани никто не слышал от Малыхина ни слова недовольства или обиды»


— Малыхин тоже много не играл, и была информация, что «Ак Барс» хочет избавиться от него.
— У Фёдора была адаптация к новой команде. Это был непростой период. Он перешёл из одной команды в другую. Здесь другой коллектив, требования, задачи. Надо сработаться, войти в команду, чтобы занять своё место. Прошёл год, и за это время от него никто не слышал ни слова недовольства или обиды. Потому что в команде нормальная обстановка, постоянно идёт внутренний диалог. В этом сезоне Малыхин в составе, играет, забивает, показывает хороший хоккей. Значит, всё, что делалось в прошлом году, – правильно: это внутренние вопросы команды, тренера. Самое главное, что это пошло на пользу и для команды, и для игрока.

— А всё-таки стоимость Малыхина не была завышенной? Эти 100 миллионов «Ак Барсу» до сих пор забыть не могут.
— Это рынок, и цена компенсации была рассчитана от взаимных предложений нового и старого клубов игрока. Мы видели, что у нас в прошлом году оставались вакансии, которые не могли заполнить наши воспитанники. В этом году мы на подобные шаги не пошли и обошлись без серьёзных приобретений. Мы знали, что готовы свои ребята, которые год назад ещё не были готовы играть в полную силу. В лиге за два последних сезона порядка 8-9 игроков перешли с компенсацией не меньше, чем была у Малыхина. Половина из них в плей-офф не играла, не попадала в основной состав. И никому до этого дела нет, никто о них не пишет. Но кому-то очень хочется писать именно про наш клуб, про Малыхина.

— И этим летом вы не хотели отдать Малыхина?
— Нет, его никто никуда отдавать не хотел. Просто был вопрос о том, что Уфа его очень хотела приобрести. Писали, что Малыхин в «Ак Барсе» – это ошибка, непонимание. Но ещё раз говорю: мы просто так ничего не делаем. Уверен, что у Малыхина в Казани всё будет очень хорошо складываться.
Зинэтула Билялетдинов
Фото: Фотобанк КХЛ

Зинэтула Билялетдинов


«В «Ак Барсе» правильно выстроена тренерская вертикаль во главе с Билялетдиновым»


— В прошлом сезоне Билялетдинов вернулся в «Ак Барс» из сборной, и команда дошла до финала розыгрыша Кубка Гагарина. При этом главный тренер регулярно подвергается критике в СМИ. Нонсенс?
— Мы анализируем прессу, и есть некоторые вещи, которые очень сложно объяснить. Кстати, замечу, что Билялетдинов вернулся в команду только после Олимпиады. Хотя опять же говорили другое.

— Что он всегда руководил процессом, даже будучи в сборной?
Кредит доверия Билялетдинову в республике дан на самом высоком уровне. Это подтверждение того, что руководство не сомневается в его профессионализме. Просто так кому-то доверить главную хоккейную команду в Татарстане не могут. Билялетдинов своим отношением к работе и результатами доказал, что в нём сомневаться не надо.
— Да. Конечно, мы продолжали поддерживать человеческие отношения, но он занимался исключительно сборной России. Нет никаких оснований говорить о том, что он занимался делами клуба и держал руку на пульсе. Билялетдинов – профессионал. И даже если бы с нашей стороны в этом плане была заинтересованность, он бы этого делать не стал. Когда человек находится на своём посту, в роли главного тренера клуба – это его судьба, его карьера. Билялетдинов очень тактичный человек. Он никогда не навязывал своего мнения, зная, что за результат всегда отвечают те, кто находится у руля.

Нельзя навязывать тренеру своё мнение по игрокам, по тактике, по другим вопросам, тем самым диктуя человеку поведение, которое в дальнейшем может негативно отразиться на его карьере. Да, я мог позвонить Билялетдинову по какому-то вопросу, просто проконсультироваться. Если была бы такая необходимость, можно было бы поставить вопрос о том, чтобы он здесь работал советником, консультантом. Президент Республики Татарстан, и Зинэтула Хайдарович, и руководство клуба очень серьёзно отнеслись к тому, что сборной надо заниматься, готовиться к домашней Олимпиаде. Поэтому о клубной нагрузке и речи быть не могло.

Для Билялетдинова прошлый год был непростой. Но «Ак Барс», в первый же год его возвращения в клуб, играл в финале Кубка Гагарина. Да, смазался финал, и мы причины неудачи ещё не один день будем обсуждать и разбирать. Но результат «Ак Барса» наглядно подтверждает, что Билялетдинов – профессионал с большой буквы. Тренер семь лет работает в клубе, и трижды команда становилась чемпионом, ещё два раза играла в финале. Что ещё нужно? Какие аргументы ещё привести? Это профессионал с большой буквы, человек, который поднял «Ак Барс» на новый уровень. Может быть, кому-то не нравится, что у Билялетдинова всё так хорошо получается? Может, кому-то стиль игры не нравится? Но это дело вкуса. А нас в первую очередь интересует результат.

— Разговоры про скучный хоккей не утомили вас?
— Я спорить не стану. Можно рассуждать на тему скучного хоккея сколько угодно. Вопрос один: не совсем зрелищно выиграть или зрелищно проиграть? У каждого свой ответ. Понятно, что идеальный вариант – зрелищно выигрывать, но не всегда так получается. Журналисты могут высказывать свою точку зрения, мы её спокойно воспринимаем. Но мы считаем, что «Ак Барс» на правильном пути, у нас чётко выстроена тренерская вертикаль во главе с Зинэтулой Хайдяровичем. Кому и что не нравится, мы обсуждаем и стараемся найти разумный баланс между привлекательностью игры и результатом.

— Получается, у Билялетдинова полный кредит доверия. Это он теперь полностью определяет вектор направления развития «Ак Барса»? Селекционную политику клуба?
— Это тренер, который отвечает за основную команду. Выступление первой команды – лакмусовая бумага работы всего клуба. Все, кто трудится в системе клуба, могут работать по 24 часа в сутки, но судить о результатах работы клуба всё равно будут по выступлению первой команды. Люди, работающие в первой команде, понимают этот важный момент, что от их результатов зависит оценка деятельности всего коллектива. Каждый тренер чётко знает, какое место займёт тот или иной игрок в команде, какую роль ему предстоит играть в коллективе согласно определённым планам, схемам и установкам. Роль тренера в подборе игроков для первой команды никогда нельзя занижать. Вектор хоккея по команде у нас сориентирован на главного тренера. И я считаю, что это абсолютно правильно. Он должен работать с теми людьми, с которыми ему комфортно. Кредит доверия Билялетдинову в республике дан на самом высоком уровне. Это подтверждение того, что руководство не сомневается в его профессионализме. Просто так кому-то доверить главную хоккейную команду в Татарстане не могут. Билялетдинов своим отношением к работе и результатами доказал, что в нём сомневаться не надо.

— Президент Татарстана Рустам Минниханов в своё время сказал, что Билялетдинова ради сборной как от сердца отрываем. За период без Билялетдинова «Ак Барс» много потерял?
— Начнём с того, что линия развития клуба никоим образом не зависит от конкретного менеджера или тренера. Главное, что стало ясно – в своё время был сделан правильный выбор. Билялетдинов должен быть у нас, мы вместе должны двигаться только вперед к намеченным целям. У нас одна общая задача. За ту часть работы, которую делает он, мы спокойны, уверены и знаем, что всё будет в порядке.

И работу по школе мы поставили на качественный уровень, школа – в числе сильнейших в России. Сейчас за океаном выступают десять наших воспитанников. Это наглядно показывает, насколько качественно мы работаем. Нужен год-два, чтобы у нас идеально заработал механизм движения игроков между «молодёжкой» и «вышкой», тоже всё будет нормально. А первая команда всегда достаточно успешно выступает.

— В следующем году будет 60-летие казанского хоккейного клуба. Не будет ли таких же задач, как было на 1000-летие Казани?
— Если вы имеете в виду победу в чемпионате, то такая задача стоит перед нами всегда. А если говорите о подобном составе команды, то это было бы очень интересно для болельщиков. Но даже чисто теоретически собрать такую команду уже невозможно. Любые деньги не помогут. Мы это уже прошли и, научившись на своих ошибках, выводы сделали. 1000-летие Казани и 60-летие клуба – совершенно несопоставимые даты. Впрочем, мы и не связываем своё выступление с какими-либо памятными датами или событиями. Для нас это непринципиально. Мы каждый год ставим перед собой самые высокие задачи и делаем всё, чтобы добиваться их решения.

— Вы уже затронули несколько решений нового руководства КХЛ. В целом политика Чернышенко вам понятна? Лига прислушивается к мнению клубов?
— Как я уже сказал, лига сразу попала в цель, разобравшись с драфтом. Кроме того, финансово лига стала намного прозрачнее, и уже есть определённые финансовые поступления в клубы от коммерческой деятельности КХЛ. Это о многом говорит. Главная тенденция – с клубами стали разговаривать, и клубы стали это слышать. Это, конечно, здорово.

За один год глобальных изменений не может произойти. Но к клубам стали относиться как к равноправным партнёрам, это уже чувствуется. Не думаю, что это временное явление. Это правильная система построение работы. Руководство КХЛ понимает, что сильная лига – это сильные клубы. Клубам надо дать возможность самореализоваться и работать самостоятельно. У клубов есть спонсоры, которые должны видеть какую-то отдачу, в том числе и коммерческую.

— Есть отголоски, что сейчас ещё кризисное время?
— Времена непростые. Когда КХЛ появилась, был кризис. И сейчас кризис. Но именно в самое непростые времена создаются новые лиги, приходят новые управляющие. Мы не загадываем на будущее, но сейчас доверие руководителям есть.

Как член правления КХЛ, могу сказать, что клубы слушают, с нами разговаривают, аргументы анализируют и дают понятные ответы. Чернышенко – системный человек и сильный управленец, выстраивает всё грамотно. На конкретные позиции он ставит профессионалов. Коммерческая составляющая лиги в надёжных руках. Со спортивной немного сложнее. Есть много вопросов, которые требуют решения. Если даже взять то, как трактовать какие-то правила: кому-то нравится хоккей чистый, кому-то – жёсткий, кому-то – с драками. Как всё правильно выстроить, чтобы найти золотую середину?

Если касаться коммерческих прав, то важно не переборщить с централизацией. Это тоже очень важно. В погоне за деньгами важно не переступить разумную грань. Чтобы клуб в своём городе не стал чужим. А это связано с определёнными коммерческими правами и механизмами, которые обязательно должны быть у клуба. За один год КХЛ подняла уровень доверия, и это самое главное, что смогло сделать руководство. А дальше будет зависеть от того, как распорядятся этим доверием.
.
Фото: Фотобанк КХЛ
Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу