В случае проблем с доступом к основному домену Betteam.ru используйте наше официальное зеркало: Betteam.tv
 «»  вход | | регистрация |

Новости спорта

Кущенко: общий провал это почва для анализа

23 апреля 2010 года в 18:45

Об итогах Олимпиады, критике после главного старта четырёхлетия, французских лыжах и грамотном подходе Великобритании в первой части интервью исполнительного директора СБР Сергея Кущенко.

За полгода работы на посту исполнительного директора Союза биатлонистов России Сергей Валентинович Кущенко достиг весомых результатов. Дошло до того, что федерацию стреляющих лыжников многие спортсмены, тренеры и руководители вообще называют образцовой. Понятно, что просто так это прийти не могло — день менеджера расписан по минутам. Поэтому найти время для обстоятельного разговора весьма непросто. Тем не менее Сергей Валентинович нашёл для читателей «Чемпионат.ру» полчаса, чтобы обсудить актуальные вопросы. А первый, конечно, олимпийский.

Сегодня важно относиться к спорту не эмоционально, как это делают все болельщики. Должен быть профессиональный взгляд на спорт. Посмотрите, как реагируют на неудачи в других странах. Совершенно по-другому. Не понимаю, почему такая агрессия у нас.

— Сергей Валентинович, подведите, пожалуйста, итоги олимпийского биатлонного года. Не только в спортивном плане, но и в организационном. Чего удалось достичь на новом для вас месте за неполный год вашей работы?
— Очень сложно начинать работу посреди сезона, тем более олимпийского. Отчасти ситуация была стрессовая, но мы входили в проект очень аккуратно, стараясь не разрушить всё то, что было сделано до нас. Мы постарались улучшить организационные моменты. Особенно ту часть, которую понимали: логистику, перелёты, переезды. Мы создавали такие условия спортсменам и тренерам, чтобы они занимались только спортивной составляющей подготовки. И, как показал мой опыт, в этой части мы не ошиблись. В начале Олимпиады почему-то всех будоражил вопрос, где мы живём, что едим. А я отвечал, что в конце Олимпиады уже никого не будет это волновать. Все будут обращать внимание только на результат. Так оно и получилось.

Честно говоря, мы не ожидали, что во время Олимпиады на команду, да и не только на биатлонную, а на всю национальную сборную России будет оказываться такое большое психологическое давление. Правда, начали мы не очень удачно, но скажите теперь — стоило ли тогда нас так критиковать? И где критики были, когда Женя Устюгов золото выигрывал или когда девчонки к своей победе бежали? В случае неудачи нужно поддержать спортсмена, а не добивать и втаптывать в грязь. К сожалению, мы не сразу смогли оградить от этого нашу команду.

Нам не повезло в первой половине Олимпиады: погодные условия, миллиметры промахов у Жени, секунда трассы Булыгиной, Коля упал и потерял на этом очень много времени, а ведь вполне мог быть и на пьедестале. Зато на второй части дистанции мы набрали нужную форму и результат пришёл.

— Олимпиада в Ванкувере для российских спортсменов сложилась не лучшим образом. Как вы считаете, в чём причины наших неудач?
— Не могу согласиться с критикой, которая обрушилась на спортсменов, тренеров и руководителей различных федераций после Олимпиады. Сегодня важно относиться к спорту не эмоционально, как это делают все болельщики, а разумно. Должен быть профессиональный взгляд на спорт. Посмотрите, как реагируют на неудачи в других странах. Совершенно по-другому. Не понимаю, почему такая агрессия у нас. Сегодня спорт — это бизнес-индустрия. Причём у нас она не приносит огромной прибыли. Правильно даже говорить — вообще не приносит прибыли. Спорт больше важен как социальное явление. Все страны пытаются провести у себя Олимпиаду, победить на Играх, потому что это даёт очень серьёзный прогресс внутри страны.

Олимпиада в Ванкувере показала, как важно россиянам, чтобы наши спортсмены выигрывали. Но конкуренция выросла во много раз. Раньше мы побеждали, потому что было всего пять-шесть стран, с которыми надо было конкурировать.

Говоря о неудачах, задумывайтесь и о конкуренции. Она выросла во много раз. Раньше мы побеждали, потому что было пять-шесть стран, с которыми мы боролись. Сейчас порядок цифр другой. Мы были очень быстры в лыжах, когда ещё не было конькового хода. Мы могли пять (!!!) раз промахнуться и быстренько догнать, если говорить о биатлоне. Конкуренцию усилили не только страны, работавшие по полноценной программе развития спорта, но и страны, точечно работавшие над отдельными видами. Прыжки с трамплина, например, изучали до деталей, создавали хорошие базы, сами трамплины, прыгали и зимой, и летом. Искали лыжи, разрабатывали костюмы, в которых лучше летать. А у нас? Много создавали и совершенствовали? Конечно, есть и вина федераций. Но общий провал — это почва для очень детального неспешного анализа, а не повод для махания шашкой.

Мне нравится подход сборной Великобритании. У них программа начала работать после Афин, где у них было всего 19 медалей. За четыре года до Пекина они проанализировали все виды спорта, где они могут быть конкурентоспособными и могут вытеснить других. Они не пошли туда, где Исинбаева или где Болт, они не пошли туда, где им и взять нечего. Они решили развивать то, что у них есть — парус, велосипедный спорт, какие-то позиции в лёгкой атлетике. И в Пекине англичане завоевали 47 (!!!) медалей. Какая программа в Великобритании и что они делают, мы не знаем, всё закрыто. Но принципы понятны — берутся виды спорта, проводится аналитика, после чего инвестируются деньги. Эффективность расходования ресурсов должна быть очень правильной. Мы должны понимать, что должны найти профессионалов, которые бы готовили спортсменов к определённому старту. Медицина, например, у нас сильно отстаёт.

Конечно, есть и вина федераций, у них должна быть более активная позиция. Но общий провал — это почва для очень детального анализа, неспешного, а не повод для махания шашкой.

— Говорят, что у нас спортивная медицина вообще прошлого века. Что делается в этом направлении?
— Вот мы с вами и нашли две-три составляющие того, что мы сегодня не имеем тех результатов, которые всегда были. У нас очень много талантливых спортсменов и тренеров. Нам нужно совместить новые технологии, инновации, надо убедить заслуженных тренеров пользоваться достижениями науки. Спорт — это точная наука, математика. Организм спортсмена — это лейкоциты, тромбоциты, белки, углеводы, биохимия — одним словом. Мы должны про тела знать всё. Распределяя спортсмену нагрузку, мы должны понимать, какая будет для него комфортной, как организм накапливает энергию и когда он сможет её выплеснуть. Сегодня спорт выходит на другой уровень — это микст науки и тренерской мысли, а не только второй составляющей. Этот этап уже давно прошёл. За примером далеко ходить не надо.

Французские лыжи на Олимпиаде и после неё — самые быстрые. А быстрые лыжи — это куча сэкономленной энергии на трассе, даже если ты промазал. Второе место женской сборной Франции с двумя промахами и с кучей дополнительных патронов говорит о том, что их лыжи бежали быстрее остальных. Шесть медалей завоевали французы в биатлоне. Была разработана технология, были затрачены миллионы. А берём чемпионат Европы после Олимпиады — французские лыжи опять самые быстрые. Да, говорят французы, мы инвестировали разработку лыж: то ли покрытие лыжное, либо ещё что-то, я точно не знаю — это французский секрет.

Подход, технологии и ещё один момент — человеческий фактор. Надо поднимать спортивную дисциплину. Убрать конфликты. Очень серьёзные деньги пришли за олимпийские медали, а вот таких серьёзных контрактов, как в игровых видах спорта, где все прописано, нет. В индивидуальных видах спортсмен многое делает сам — ищет спонсора, принимает важные решения, сам выбирает, кого слушать, а кого — нет. Эта самостоятельность на грани самовольности. А в спорте без дисциплины не будет результата.

Продолжение интервью.

Источник: «Чемпионат»


гид по сайту Идеи оставить жалобу